Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7
 Конкурс "Майя"

Жан Бабиле: тело — это бесконечная загадка

       Одним из самых ярких персонажей балетного конкурса "Майя" стал член жюри, французский танцовщик и актер, звезда Парижской оперы 50-х годов, участник многих нашумевших театральных проектов полувека Жан Бабиле. На пресс-конференции между первым и вторым турами конкурса Бабиле собирался показать раритетную видеозапись знаменитого балета Пети "Юноша и Смерть", сделанную на рубеже 50-х годов, что и привлекло внимание многочисленной аудитории. Но оказалось, 75-летний Мэтр не менее интересен, чем 25-летний Юноша с черно-белой кинопленки. Пресс-конференция превратилась в блистательное пластическое представление ЖАНА БАБИЛЕ.
       
О детстве и учителях
       Первый балет, который я увидел (мне было одиннадцать),— "Сильфиды" в Русском балете Монте-Карло. До этого времени жизнь моя состояла из каких-то скучных повседневных забот. И вдруг я попал в сказку. Я даже не подозревал, что может существовать такая красота. Я сказал родителям: это то, чем я хочу заниматься.
       Моим первым учителем был Гюстав Рико. Раньше он танцевал в Парижской опере. Всем своим ученикам он дал хорошую технику. Потом я встретился с Александром Волыниным. Потрясающий человек! Он научил меня получать удовольствие от танца. Потом был Виктор Гзовский — очень чувствительный человек. Показывая адажио, он мог запросто расплакаться от избытка эмоций. Танец был для него историей любви.
       
О работе с Висконти и Бруком
       Я не учился драматическому искусству специально. В первый раз, когда меня пригласили играть в пьесе Уильямса "Орфей спускается в ад", я просто прочитал режиссеру три страницы текста, и он сказал, что проблем нет. В вечер премьеры Уильямс сидел в зале, после спектакля он мне пощечин не надавал.
       Спектакль Висконти "Марио и волшебник" родился на вилле Томаса Манна. Висконти встретился с Манном и попросил его разрешения сделать инсценировку. Хореографом был Леонид Мясин. Это был потрясающий балет. Пока мы его репетировали, Висконти пригласил меня в окрестности Милана, где проводился танцевальный марафон. Там он и сказал: "Надо поставить еще один балет". Потом в Берлинской опере он и поставил его — балет о танцмарафоне, который длился целый вечер.
       С Питером Бруком мы сделали "Балкон" по Жану Жене с очень хорошими артистами. Брук научил меня многим вещам. В жизни актера важно встретить человека, который дает тебе платформу в жизни: ты можешь от нее оттолкнуться, чтобы двигаться дальше. Как бывает плодородной почва, так у этих людей плодородный глаз. Если ты перед Висконти — как можно быть бесталанным? Быть талантливым перед Висконти очень легко. Стоит таким людям просто взглянуть на тебя — и ты взлетаешь над землей. Это относится и к Бруку, и к Жану Кокто.
       
О балете "Юноша и Смерть"
       "Юноша и Смерть" — это слишком личное... Балет сочинялся так: Ролан Пети начинал движение, а я его заканчивал. У меня всегда было ощущение, что Юноша — это я.
       Почему этот молодой человек так охотно пошел на смерть? Мой Юноша влюблен в девушку, которая его не любит. И если она, уходя, оставляет ему петлю — ну что ж, ему ничего другого не остается делать. Здесь нет никаких мотивов неудовлетворенности судьбой и творчеством. Во всяком случае, я так это делал. Это смерть от любви — может быть, это и банально.
       Меня часто спрашивают, что я думаю о других интерпретаторах этой роли (его пытались исполнять все знаменитые танцоры: Рудольф Нуреев, Михаил Барышников, Патрик Дюпон.— Ъ). Могу сказать откровенно: мне не нравятся эти мальчики. Ролан Пети никогда не придерживался одного текста: было пять или шесть разных вариантов хореографии "Юноши и Смерти". Я танцевал ту версию, которую придумал еще Жан Кокто. Меня часто просили станцевать Петрушку. Я всегда отказывался. Петрушка — это Нижинский. Я не хочу подделываться под кого-то, даже под Нижинского. Я люблю, когда ставят именно для меня. А иначе это будет переводом поэзии на другой язык, имеющий мало отношения к оригиналу. А я люблю оригинал.
       
О жизни
       Последний раз я выходил на сцену в прошлом году. Два года назад Морис Бежар поставил танец для меня и моей партнерши. Это оказалось моей последней работой.
       Танец — это моя жизнь. Я люблю танец. Самое важное — получать удовольствие от танца. Это происходит независимо от возраста. Иногда очень трудно пережить молодость: у всех в это время обязательно что-то случается. Но потом это, увы, проходит. О молодости вспоминаешь только хорошее. Я не хочу быть несчастным человеком. У меня нет причин для этого. Когда с нами случается что-то серьезное, надо думать о том, что если бы вы не были несчастны сейчас, то, может, не будете счастливы завтра.
       Жизнь — мое главное увлечение. По-моему, это совершенно волшебно. До нас было время. После нас будет время. А наша жизнь — она такая короткая. У каждого из нас есть сердце — это уже волшебство. Все идет изнутри — достаточно лишь задуматься об этом. Вы можете быть где угодно, можете быть один и все равно будете счастливы. Потому что сердце всегда будет с вами. Тело больше учит бытию, чем бытие учит тело. Если вы будете прислушиваться к своему телу, оно научит вас очень многому. Это бесконечная загадка.
Комментарии
Профиль пользователя