Коротко


Подробно

Правила хорошего бетона

Ренцо Пьяно построил музей современного искусства в Осло

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Музей современное искусство

Новая архитектурная достопримечательность европейского значения появилась в Осло: знаменитый архитектор Ренцо Пьяно построил на берегу фьорда новое здание для музея современного искусства Аструпа-Фернли. На открытии музея побывал СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.


В градостроительном смысле выбор места для нового музея кажется довольно типичным. Это бывшая портовая территория, традиционную репутацию которой можно себе представить, особенно если учитывать, что историческое название этого района — Tjuvesholm, то есть "остров воров". Пакгаузы, верфи, злачные места и так далее — по всей Европе сейчас такие участки города старательно рекультивируют, начиняя со всей возможной элегантностью старинные складские здания лофтами, барами и, уж конечно, художественными галереями. В Осло подошли к делу более основательно, отдав серьезную часть территории под новую (и дорогущую) жилищно-гостиничную застройку и сделав главным объектом этой самой территории новый большой музей современного искусства.

Причем музей вообще-то частный. Когда-то, почти 20 лет назад, он возник (со штаб-квартирой в совершенно другой части города) как совместное начинание двух благотворительных фондов, принадлежавших семействам двух судостроительных магнатов — Аструпу и Фернли. Коллекция, на основе которой возник музей, начала формироваться еще раньше, в 1960-е, сейчас собрание Аструпа-Фернли и богато, и представительно, но музей при этом специально подчеркивает, что формирование это происходило и происходит довольно спонтанно. Мол, педантично выстраивать энциклопедическую панораму искусства последних десятилетий мы не собирались, делать патриотичный упор на местных авторов тоже. Хозяин — барин.

И вот этот музей включился в до сих пор охватывающий Осло, несмотря на все кризисы, строительный бум (в прошлом десятилетии в норвежской столице построили великолепное здание государственной оперы — строгий по формам, но захватывающий стеклянно-мраморный аттракцион; из культурных учреждений на очереди новые здания Музея Эдварда Мунка и Национального музея). И пригласил одного из знаменитейших архитекторов мира, и собрал €90 млн частных денег, и власти этот проект всячески одобрили, и даже королева Норвегии в итоге лично пришла открывать новое музейное здание.

О чем эта история? О социальной ответственности бизнеса? О совершенно непохожем на российские реалии отношении к современному искусству? Отчасти открытие музея было выдержано в духе не просто большого светского раута, а важного общественного события, и его первые посетители прогуливались мимо заспиртованных скотин Дэмиена Херста и инсталляций Мэтью Барни с благопристойным расслабленно-музейным прищуром, а не с видом людей, которых вот-вот испугают, оскорбят, спровоцируют и растлят.

И все же главным событием выглядела даже не столько обновленная презентация знаменитого собрания, сколько сама архитектура. Ренцо Пьяно на открытии слегка прошелся по своим прошлым опытам музейных проектов, иногда с иронично-покаянными интонациями (вот-де, ну и шалуны мы были с Ричардом Роджерсом, когда строили в Париже Центр Помпиду), и закончил признанием того, что сейчас современное музейное пространство не может быть стерильным: грубо говоря, нельзя построить бетонную коробку, хотя бы и нашпигованную самым современным оборудованием, и рассчитывать на то, что она будет живым пространством, комфортным и для посетителя, и для искусства.

Спроектированный им новый музей стоит у самой кромки фьорда, на специально сделанном искусственном мысу. Это крупное здание, точнее говоря, комплекс 7 тыс. кв. м общей площади, и перекрыто оно плавно изгибающимся треугольником прозрачной крыши — его видно издалека, но составлено оно из трех сегментов: корпуса для постоянной экспозиции, здания для временных выставок и административного корпуса. Обилие светлого дерева в отделке лаконичных фасадов выглядит вежливым реверансом скандинавскому духу, но "водяная" тема, тема прозрачности, отражений, преломляющегося света отработана с совсем не формальной смелостью. Посередине комплекса проложен канал, переходить из одного корпуса в другой можно по изящному мосту, заглядываясь на морской вид и игру света в стеклянных плоскостях: как признался сам Пьяно, свет для него являлся в этом случае не менее важным строительным материалом, чем грубо-материальные бетон, дерево и стекло. По музею можно пройти где-то десятью разными маршрутами, и каждый раз это новые пространственные ощущения. Кроме того, к зданию примыкает еще и парк скульптур, крохотный, практически лужайка, но удачно спланированный, и не менее крохотный пляж, причем публичный: в Москве возможность полежать на гальке рядом с современным искусством и дорогим жильем, кажется, не очень бы ценилась, но в Осло общественность и эту деталь готова приветствовать. Может быть, потому, что новый музей вообще был задуман, сделан и воспринят не как гетто для каких-то вымученных надобностей, а как светлое, просторное, интересное и спокойное пространство с большим социальным потенциалом. Архитектура, напомнил Ренцо Пьяно,— это всегда прежде всего shelter, "кров". В данном случае это кров для встречи общества и искусства, и встреча эта оформлена с максимальной выгодой для обоих сторон.

Комментарии