Коротко


Подробно

 Генетики против человекоподобных "химер"


Американцы хотят запатентовать человекозверя

Чтобы затормозить его создание
       Недавно в США подана патентная заявка на еще не воплощенные на практике, но в принципе осуществимые методы создания "химер человек-животное" — то есть организмов, состоящих из мозаики человеческих и нечеловеческих клеток. Принципиальных технологических и юридических препятствий к этому нет, и вероятность появления реальных, а не мифических кентавров, ехидн, гарпий и всяческих русалок вовсе не исключена. Цель акции американских ученых, вызвавшей в США и Европе бурные научные, философские и юридические дискуссии — блокировать работы по созданию человекоподобных чудовищ.
       
       Составили эту патентную заявку Джереми Рифкин — президент влиятельного фонда при департаменте торговли США, занимающегося прогнозированием направлений экономического развития, автор ряда книг, критикующих использование генно-инженерных технологий, и Стюарт Ньюмен — профессор клеточной биологии и анатомии Нью-Йоркского медицинского колледжа, постоянный член совета "За ответственную генетику". Сами они не внесли никакого вклада в разработку методов получения межвидовых химер, ограничившись умозрительными соображениями. В США патентные заявки не обязательно должны основываться на результатах реальных опытов. Достаточно придумать правдоподобный мысленный эксперимент. Если эксперты-патентоведы признают, что такой эксперимент осуществим, заявка будет принята к рассмотрению.
       Подавая свою заявку, Рифкин и Ньюмен — известные противники биотехнологических новаций — решили затормозить развитие исследований, сомнительных, как они считают, с моральной точки зрения. Они хотят предотвратить использование методов создания "химер человек-животное" до проведения широкого публичного обсуждения его возможных негативных последствий. В юридическом смысле идея проста: стать собственниками патента на создание химер, но, естественно, не использовать его, одновременно заблокировав эту тему для всех других, то есть нанести по сторонникам сомнительных экспериментов превентивный удар.
       
От овцекоз до русалок — один шаг
       Большинство экспериментальных химер получено в результате объединения эмбрионов мышей, принадлежащих к разным лабораторным линиям ("породам"). То есть преобладающая часть искусственно созданных химерных животных составлена из клеток, взятых у организмов, относящихся к одному биологическому виду. Однако "химеры человек-животное" должны включать клетки, происходящие от разных биологических видов. Реально ли создание таких межвидовых химер?
       Попытки получения межвидовых химер были. Но успехи пока довольно скромны.
       Например, исследователи долго и упорно занимались конструированием мышино-крысиных агрегационных химер. Однако составные эмбрионы погибали на ранней стадии эмбриогенеза. Ни один такой химерный эмбрион так и не дожил до рождения.
       Взрослых межвидовых химер удалось получить только в 80-е годы. Вначале были созданы существа, состоящие из клеток двух близкородственных видов мышей, один из которых — всем хорошо известная домовая мышь. А потом — животные, сочетающие части тела овцы и козы. Создание группой британских специалистов из Кембриджа химерных овцекоз в 1984 году было научной сенсацией. Овца и коза — хоть и родственники, но отнюдь не близкие.
       В последующем удача, видимо, отвернулась от исследователей. Никаких жизнеспособных межвидовых химер больше не появилось, хотя работы в данном направлении не прекращались. Все животные, состоящие из клеток, взятых у разных биологических видов, неизменно кончали свою жизнь в утробе приемной матери.
       Тем не менее пример благополучного существования химерных овцекоз свидетельствует, что создание "химер человек-животное" реально. Гены человека и шимпанзе сходны более чем на 99%. Есть основания полагать, что клетки этих биологических видов могут сосуществовать в одном организме.
       
Патент на идею — отличная идея
       В своей патентной заявке Рифкин и Ньюмен изложили суть основных методов создания экспериментальных химер и попытались предусмотреть все возможные способы использования этих методов и их комбинаций для получения химерных эмбрионов, содержащих клетки человека и животного. Кроме того, и это особенно интересно, они перечислили наиболее важные биомедицинские и биотехнологические приложения подобных исследований. Имеются в виду такие приложения, по которым уже сейчас есть реальные работы или же такие работы могут начаться в обозримом будущем.
       Податели заявки преследуют цель "застолбить" следующие биологические объекты:
       эмбрионы мышь-человек, уже сейчас используемые в работах по биологии развития;
       эмбрионы павиан-человек и шимпанзе-человек, на которых фармацевтические и химические компании якобы собираются испытывать тератогенные (то есть приводящие к уродствам) свойства химических соединений, в частности новых лекарств;
       химеры шимпанзе-человек, которые, будь они созданы, могли бы, по мнению авторов, служить идеальной тест-системой для изучения влияния стресса на сердечно-сосудистую систему;
       химеры шимпанзе-человек и свинья-человек в качестве доноров сердец и других органов для больных людей.
       Патентная заявка Рифкина и Ньюмена породила дискуссию как среди биологов, так и среди юристов.
       Некоторые эксперты восприняли подачу такой заявки как шутку, своего рода рекламный трюк, рассчитанный на публику, и на этом основании предложили ее отклонить. Однако большинство патентоведов отнеслось к ней с полной серьезностью. Они признали, что идеи Рифкина и Ньюмена удовлетворяют стандартным критериям патентуемости, поскольку ничего подобного ранее не предлагалось. Никакой необходимости в проведении реальных экспериментов, по их мнению, нет. К тому же, как они считают, заявка вполне удовлетворяет требованию "неочевидности". Поэтому шансы на то, что она пройдет патентную экспертизу, довольно высоки.
       
Хотите разводить кентавров? Имеете право
       У патентной заявки Рифкина и Ньюмена есть и другая проблемная сторона: допустимо ли вообще патентование этой весьма специфической идеи?
       Патентоведы задаются вопросом о соответствии заявки законодательству США. Дело в том, что согласно американским юридическим нормам, человеческие существа не могут быть объектом патентования, поскольку это противоречит тринадцатой поправке к конституции, ставящей рабство вне закона. Аналогичная правовая норма действует и в ряде европейских стран. Однако причислить химер, содержащих части человеческого тела, к людскому роду можно лишь при очень большом воображении. Даже изощренные в казуистике американские юристы признают, что разграничить жизненные формы, которые могут быть объектом патентования, от тех, которые им быть не могут, в принципе невозможно.
       В настоящее время решения по патентам на живые существа принимаются в США в соответствии с вердиктом верховного суда этой страны, вынесенным в 1980 году по делу о заявке Ананда Чакрабарти. Последний получил модифицированный микроорганизм, способный эффективно очищать природу от нефтяных загрязнений. Но заявка не прошла. Рассмотрев это дело, верховный суд пришел к выводу, что никаких препятствий для патентования живых организмов нет; по мнению высоких судей, их можно считать "смесями материальных субстанций".
       Аналогичный прецедент имел место и в Европе. В конце 80-х годов Европейское бюро патентов решило вслед за американцами запатентовать первое животное, полученное с помощью генной инженерии,— так называемую онкомышь. Но столкнулось с протестами коалиции европейских обществ по охране здоровья животных. Эти трансгенные мыши, созданные в Гарвардском университете США, крайне предрасположены к раковым заболеваниям, поскольку содержат соответствующие онкогены (гены, провоцирующие рак) и участки ДНК, управляющие их работой. Они предназначены для использования в экспериментах по изучению рака. Защитники животных были озабочены страданиями онкомышей от злокачественных опухолей и настаивали на отмене решения патентного бюро. Потребовалось вмешательство Европейской комиссии. В 1991 году она рекомендовала Европарламенту узаконить патентование животных в 12 странах ЕС. Параллельно европейцы предусмотрели ряд ограничений, гарантирующих таким животным хорошее самочувствие. Деятельность по созданию "химер человек-животное" подпадает под эти ограничения. Тем не менее четкого законодательного запрета на конструирование человекозверей нет. Это касается и России.
       Не исключено, что какой-нибудь современный Франкенштейн уже замыслил сотворение подобного монстра. Люди, готовые извлечь из этого утилитарную выгоду, несомненно, найдутся. Как все это будет выглядеть в этическом плане? Как контролировать такие исследования? Допустимо ли практическое использование полученных результатов? Затея с патентной заявкой призвана стимулировать обсуждение подобных вопросов, а в конечном итоге — его юридическое урегулирование. Кстати, американский патент распространяется только на США, а талантливые генетики работают не только в Америке.
       Представители биотехнологических корпораций склонны считать дискуссию, развернувшуюся вокруг заявки Рифкина и Ньюмена, поверхностной и вредной. Хотя и они признают существование проблем, обозначенных в ходе начавшейся дискуссии. Если заявка будет отклонена, Рифкин и Ньюмен намерены подать апелляцию и пройти все судебные инстанции, включая, в случае необходимости, верховный суд. Отрицательное судебное решение также будет иметь важные последствия, поскольку определит судьбу любых других аналогичных заявок.
       ЕВГЕНИЙ Ъ-ТЕТУШКИН
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 15.08.1998, стр. 9
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение