Коротко


Подробно

Наш человек в администрации

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 24

Ремонтировать мост через Волгу или открыть детский сад? Или сделать и то и другое — и остаться без средств на освещение города? Корреспондент "Денег" АНАСТАСИЯ КАРИМОВА целую неделю принимала участие в управлении Костромой и поняла, какая нелегкая это работа — обустраивать российский город.


Предложение порулить


В конце августа я приехала в Кострому повидаться с приятелями. Знакомый депутат местной городской думы представил меня Виктору Емцу — 36-летнему предпринимателю, назначенному на пост сити-менеджера Костромы. Емец, как выяснилось, до этого читал мои публикации в "Фейсбуке".

— Мне нужен руководитель службы по связям с общественностью — человек, способный привлечь к городу внимание федеральных СМИ. Переезжайте в Кострому работать! — с такого предложения начал беседу со мной Виктор Емец.

Сити-менеджер — это руководитель городской администрации, а не ироничное прозвище мэра. В отличие от мэра его выбирают не жители, а депутаты гордумы. Так же выбирается и глава города, но он в отличие от главы администрации не занимается хозяйственной деятельностью, а обладает лишь представительскими функциями. То есть, по сути, первый человек в городе — сити-менеджер.

Сразу соглашаться на переезд я не стала, а выдвинула встречное предложение: раз уж сити-менеджер стремится к открытости власти и вниманию федеральных СМИ, я могу не отходить от него рабочую неделю в качестве ассистента. А потом описать увиденное в "Деньгах". Емец согласился.

Кострома производит впечатление города совсем небогатого, но в историческом центре — множество памятников архитектуры, привлекающих туристов, в городе и области действуют несколько крупных ювелирных производств (под Костромой есть сильное ювелирное училище), сети розничной торговли, мебельный бизнес. Кроме того, Костромская область — родина не только Ивана Сусанина, но и Совкомбанка.

В пятницу вечером зашла в кабинет сити-менеджера обсудить планы на неделю и вместо привычных портретов руководителей увидела известное фото Эйнштейна с высунутым языком. Все относительно, и одна вопиющая проблема Костромы не кажется таковой в сравнении с другой. Я вскоре это поняла, пообщавшись с начальником финансового управления — после работы как раз отмечали его день рождения.

— Все жалуются на ужасные дороги. Но это ерунда по сравнению с нехваткой мест в детских садах! — восклицал именинник.— У нас очереди в три тысячи детей, а ведь за каждым ребенком стоит мама, которая не может выйти на работу. На городском уровне мы решить проблему не можем.

Неужели так трудно обустроить Кострому, при том что ты в ней — власть?

В Костроме есть водопроводные трубы, проложенные еще при царе

В Костроме есть водопроводные трубы, проложенные еще при царе

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Понедельник


Рабочий день сити-менеджера начинается в 6:30. Его кабинет — единственный в администрации, где горит свет. Из компьютера тихо звучат песни группы Depeche Mode.

До марта этого года у костромича Виктора Емца в мыслях не было руководить горадминистрацией. Он разрабатывал дизайн и налаживал производство игрушек в Китае, а потребность в общественной деятельности удовлетворял на посту депутата гордумы. "Я, конечно, видел, что город на грани вымирания. Вы и сейчас можете наблюдать, как каждый воскресный вечер с вокзала отъезжает битком набитый поезд из 35 вагонов: это лучшие люди Костромы после выходных, проведенных дома, едут на заработки в Москву. Городу нужен был рывок, кардинальные перемены",— рассказывает Емец. Вместе с коллегами-депутатами он обсуждал привлечение на должность сити-менеджера высококлассного управленца. "Я даже обращался в крупное московское кадровое агентство с просьбой подобрать нам хорошую кандидатуру, но вскоре понял, что депутаты не будут голосовать за некостромича,— рассказывает Емец.— Провел переговоры с несколькими местными предпринимателями, но они не захотели. Весной я решил, что нужно попытаться самому".

И вот теперь Емец сидит в просторном кабинете главы горадминистрации, обложившись шестью папками с документами на подписание. К каждому документу секретарь прикрепила бумажки с именем вероятного исполнителя задачи. Я перебираю документы. Чего только нет: приглашение на выставку аттракционов, документ с перечнем прав и обязанностей членов призывной комиссии, заключение Счетной палаты о проекте продажи земли, находящейся в собственности у города. Емец обращает внимание на просьбу жильцов разобраться с проблемой: в одном из домов на территории города нет канализации, а выгребная яма переполнена. "И это в XXI веке,— качает головой сити-менеджер.— Видимо, надо будет провести канализацию за счет города".

После разбора документов обсуждаем острые новости недели. "Нас обвиняют на местном интернет-форуме, что мы якобы распродаем общедомовую собственность,— рассказывает сити-менеджер.— На самом деле мы выставляем на продажу муниципальную собственность, так называемые лифтовые (комнаты, где раньше сидели лифтеры). Они всегда были собственностью города, жители ни копейки не платят за их содержание, но при этом используют для хранения колясок. Если жильцам нужны эти помещения, они их могут купить — вся информация о продаже есть на сайте администрации".

8:30. Садимся в служебную Honda Pilot, едем на планерку к губернатору. Емец отчитывается по ситуации с детскими садами в Давыдовском микрорайоне: администрация готова безвозмездно предоставлять земельные участки для строительства частных детских садов. Один из депутатов облдумы начинает предъявлять претензии: зачем отдавать землю частникам? Пусть, мол, строят частные детсады в своих коттеджах. "У нас нет денег для строительства муниципальных детских садов. Предоставление земли инвесторам — это попытка хоть как-то решить проблему нехватки мест в детсадах. Мы даже готовы выплачивать из городского бюджета 5,5 тыс. руб. в месяц на пребывание ребенка в частном детсаду, если ему не досталось места в муниципальном",— парирует Емец.

Проблемы, с которыми граждане идут к сити-менеджеру, иногда оказываются не решаемыми в рамках закона или вообще выдуманными

Проблемы, с которыми граждане идут к сити-менеджеру, иногда оказываются не решаемыми в рамках закона или вообще выдуманными

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Достается градоначальнику и от замгубернатора: он недоволен тем, что в некоторые районах города плохо вывозят мусор. Емец не возражает.

10:00. Возвращаемся в горадминистрацию. На столе сити-менеджера — маркетинговое исследование по Центральному рынку в старых торговых рядах. Из доклада следует, что рынок конкурирует с гипермаркетами, но многих потребителей отпугивают грязь и хаос. "Сейчас МУП "Центральный рынок" приносит городу 5 млн руб. прибыли в год. Прибыль можно увеличить, если конкурировать с супермаркетами, используя их же методы,— делится планами Емец.— Нужно ввести единую форму, пакеты с символикой рынка". Вообще, соглашаюсь я с ним, рынок может стать изюминкой города: нигде на Волге больше нет таких старинных действующих торговых рядов.

В полдень к Емцу на семь минут заходит руководитель местной ФМС. Нужно уладить небольшой конфликт: ФМС в прошлом году вывели из состава МВД, и теперь костромское отделение ФМС рискует остаться без помещения, поскольку здание принадлежит МВД.

13:00. Планерка в городской администрации. Я предложила Емцу в рамках развития транспарентности пускать на нее журналистов. Он согласился и даже пообещал сделать это традицией. Чиновники и мои коллеги собираются в красивом зале: во всю стену — полотно с Юрием Долгоруким. Заслушиваем скучные отчеты о количестве возгораний и ДТП. Емец негодует по поводу задержек в ремонте дорог. Сейчас их строит и ремонтирует только одна компания — другие игроки были выдавлены с рынка пару лет назад, при предыдущей обладминистрации. "Их просили не участвовать в тендерах. Зная методы предыдущего руководства, можно предположить, что в случае отказа выполнить "просьбу" компании попали бы под атаку проверяющих,— объясняет Емец.— Теперь мы пытаемся возродить муниципальную компанию и вернуть в регион других крупных игроков, чтобы была конкуренция".

16:00. Приходят молодые люди с проектом нового сайта горадминистрации — нынешний устарел и не предназначен для сенсорных экранов. По распоряжению сити-менеджера у администрации уже появилась страница в "Фейсбуке", которая обновляется несколько раз в день, пока там преимущественно анонсы отключения воды. Помимо нового сайта Емец заказал разработку мобильных приложений. Вообще в федеральные СМИ Емец впервые попал после того, как обратился с письмом к Марку Цукербергу с требованием правильно указать в "Фейсбуке" его город: Кострома, а не Костромское.

16:50. К сити-менеджеру пришел сотрудник спортивного управления. Настучал на начальника, якобы тот взял деньги на сборы, а сборы не провел. Но Емец выяснил, что на самом деле из пятидесяти человек на сборы не поехали всего двое, и ябеде не удалось выслужиться. "Скорее всего, дальше не будет работать в команде",— тихо говорит управленец. У Емца есть опыт работы HR-директором, он хочет создать сплоченную команду. "Подумываю проводить выездные тимбилдинги с командными играми для сотрудников администрации",— улыбается он.

17:20. Пьем кофе, ждем капитана подводной лодки "Кострома", строим предположения по поводу цели его визита. Капитан входит в кабинет вместе с помощником. Они приехали на собственном автомобиле из Мурманской области, чтобы попросить костромскую администрацию устроить в городе рекламную кампанию по набору на лодку контрактников-костромичей. Дело хорошее, сити-менеджер дает соответствующие распоряжения.

Корреспондент "Денег" Анастасия Каримова не смогла за неделю обустроить Кострому, зато поняла, почему сделать это быстро невозможно

Корреспондент "Денег" Анастасия Каримова не смогла за неделю обустроить Кострому, зато поняла, почему сделать это быстро невозможно

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Вторник


10:00. После утреннего совещания об организации парковок едем в загородный пансионат на встречу с ветеранскими организациями. Замгубернатора и сити-менеджер выступают с докладами, затем ветераны спрашивают чиновников о наболевшем. Вот вопрос о ремонте единственного моста через Волгу — кажется, сити-менеджер вынужден на него отвечать по десять раз в неделю. Емец отвечает, что ремонт запланирован на следующий год — начинать его, когда на носу зима, бессмысленно.

13:00. Открытие аллеи, которую посадило костромское отделение крупной страховой компании. Громко играет музыка. Поют дети. При этом гостей — единицы, а аллея — это от силы дюжина молоденьких деревец. Я спрашиваю сити-менеджера: зачем посещать такие мероприятия? Он объясняет, что отказаться нельзя. Надо благодарить бизнес, что хоть как-то помогает городу. Градоначальника просят посадить дерево. Я его фотографирую и выкладываю снимок в "Фейсбуке". Тут же сыплются комменты-претензии костромичей: "Мы бы предпочли, чтобы городом руководил человек, который работает головой, а не руками". Емец шутит: "Работу головой сфотографировать трудно".

14:00. Прием граждан в одном из зданий горадминистрации. Такие приемы случаются раз в месяц. В очередь записаны 200 человек, но большая часть вопросов переадресована специалистам администрации. К сити-менеджеру попадают всего восемь посетителей. Первые жалобщики — женщины, которые самовольно сделали пристройку к дому, открыли там сауну и фитнес-клуб и теперь со слезами на глазах просят легализовать ее. Емец разводит руками: закон не позволяет.

87-летняя старушка жалуется, что ее дом затапливает. Емец вносит дом в план для объезда, который запланирован на среду.

Женщина с маленькой девочкой просит помощи с жильем. Утверждает, что у нее нет регистрации в Костроме. Мы пытаемся придумать, как решить проблему: возможно, с помощью выписок из поликлиники удастся доказать, что женщина находится в городе определенное время, и вписать ее в одну из программ.

Проблемы, с которыми граждане идут к сити-менеджеру, иногда оказываются не решаемыми в рамках закона или вообще выдуманными

Проблемы, с которыми граждане идут к сити-менеджеру, иногда оказываются не решаемыми в рамках закона или вообще выдуманными

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Среда


8:00. Совещание с руководителем местной ГИБДД по поводу нелегальных маршруток. Черных перевозчиков уже оштрафовали на 83 тыс. руб., но все без толку. Остается крайняя мера — изъятие транспортных средств. "Нельзя их отнимать по беспределу — надо доказать суду регулярность нарушений",— демонстрирует грамотность один из чиновников. Как вариант, легальные перевозчики могут обратиться в суд, чтобы возместить недополученную из-за нелегалов прибыль. "Нужен план мероприятий,— распоряжается сити-менеджер.— Грубо говоря, провести 30 рейдов, 20 изъятий. Увеличить штрафы за нелегальный извоз с 10 тыс. до 50 тыс. руб. на региональном уровне. Привлечь внимание СМИ, чтобы люди знали, что нелегальные маршрутки опасны".

9:00. На пресс-конференции сити-менеджер представляет нового начальника горводоканала. Ему придется непросто. Доход предприятия — 50 млн руб. в месяц, расход еще недавно составлял 59 млн руб. Сейчас удалось снизить до 54 млн руб. Нужно выйти хотя бы в ноль. В Костроме — вот бы научиться привлекать этим туристов! — есть деревянные трубы, проложенные еще при царе.

10:00. Открытие детсада. У меня снова вопрос: зачем главе администрации в разгар рабочего дня перерезать красную ленту? Есть ведь формальный "представительский" глава города. Емец объясняет, что с руководителями учреждений в ежедневном режиме работает сити-менеджер.

На открытии детского сада я замечаю вчерашнюю "бездомную" посетительницу с девочкой. Выясняю, что у нее на самом деле есть регистрация в Костроме. Поэтому ее ребенка и приняли в новый детский сад. Принято считать, что чиновники вечно врут простым людям. А тут я своими глазами вижу обратное. Наверное, женщина соврала в надежде, что так легче получить жилье.

12:00. Переобуваемся в резиновые сапоги и — на объезд проблемных территорий. Вот недостроенный детсад — подрядчик сорвал сроки. Его пришлось выгонять оттуда силами ОМОНа, чтобы завершением работ мог заняться другой подрядчик.

Следующий пункт программы — осмотр "раскопок". Сантехники отчитываются о проделанной работе. По идее ситуацию с водопроводом можно было бы качественно улучшить, повысив плату за него всего на 25 руб. в месяц, но для этого нужно согласие Москвы. "Наши оппоненты тут же начнут писать о том, что мы повысили тариф не на 25 руб., а аж на 17% — так ведь звучит гораздо страшнее. Любое повышение тарифов — политический риск",— говорит сити-менеджер.

В конце объезда мы добираемся до 87-летней старушки. Выясняется, что затопления нет — вода стоит в огороде только весной, но в общем-то это нормальная ситуация.

14:30. Вручение благодарственных писем сотрудникам туриндустрии (директорам отелей и музеев). Работники туриндустрии просят сити-менеджера открыть пешеходную зону, установить для туристов общественные туалеты — Емец просит отметить на карте, где именно следует установить заведения.

Кострома — часть Золотого кольца России. Я пытаюсь выяснить в финуправлении, какой доход приносит туризм. Выясняется: почти никакого. А производство? Почему не идут инвесторы? Отчасти из-за отсутствия инфраструктуры. Проводить водопровод, газ, электричество к месту производства дорого, объясняет начальник финансового управления.

Что может сделать местная власть для улучшения инвестиционной привлекательности города? Например, повлиять на единый налог на вмененный доход и на арендную плату, сократить сроки согласования строительства и ввода в эксплуатацию объектов. При новом губернаторе сроки согласования сократились с максимальных до минимальных установленных законом. Раньше нужно было проходить инвестиционный совет при губернаторе, который многие бизнес-проекты не одобрял, сегодня этот орган ликвидирован. Но добиться тотального упрощения процедуры регистрации в рамках одного города невозможно — слишком много нормативов закреплено на федеральном уровне. Сити-менеджер не строит иллюзий, что администрации будет легко убедить инвесторов в серьезности намерения улучшить условия для бизнеса.

16:00. Встреча с управдомами. В зале более полусотни человек, шум и гам. В обладминистрации создается совет управдомов, все хотят в него попасть. "Если в совет войдет тысяча человек, работать в нем будет невозможно",— пытается объяснить Емец, но его не слышат.

Нехватка примерно трех тысяч мест в детских садах остается одной из главных костромских бед

Нехватка примерно трех тысяч мест в детских садах остается одной из главных костромских бед

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Четверг


9:00. Встреча с родителями по поводу вчерашнего недостроенного детсада. Сити-менеджер приносит им извинения. "Два месяца назад я вступил в должность. Я сразу понял, что у подрядчика проблемы по трем объектам. По закону расторгнуть договор мы можем только через суд, это займет до полугода",— объясняет сити-менеджер. Он решил расторгнуть договор в одностороннем порядке, хотя это грозит штрафами. Но главное — новый подрядчик обещает завершить работы в течение месяца.

12:00. На летучке обсуждаем ситуацию с водопроводом. При старой администрации была создана компания-посредник с уставным капиталом 100 тыс. руб., которая брала в аренду котельные и трубы, принадлежащие МУП "Городские сети", и сдавала их в субаренду. Эта компания задолжала городу 40 млн руб., и сейчас город вынужден подать на нее в суд. Один из участников планерки беспокоится: на чью сторону встанет суд? "Как вообще можно рассматривать возможность, что суд встанет на сторону недобросовестной стороны? В Китае за такое бы расстреляли",— замечает Емец.

Остальная часть дня посвящена награждению сотрудников дошкольного образования и довольно скучному совещанию по безопасности.

Пятница


8:30. На родине Ивана Сусанина, оказывается, бурно развивается система спутникового позиционирования ГЛОНАСС. Утро начинается со встречи с представителем компании, которая устанавливает ГЛОНАСС на общественном и муниципальном транспорте. Системой уже оснащены почти все автобусы и мусоровозки в городе. На автобусной остановке неподалеку от главной площади есть даже единственное на весь город табло с информацией, через сколько минут подойдет следующий автобус.

10:00. Снова детсад, открытие новой группы. Деньги на него были собраны на благотворительном спектакле, одну из ролей в котором исполнил сам Емец в бытность депутатом. Из детсада мы едем на Костромской завод автокомпонентов поздравлять работников с Днем машиностроителя. Сити-менеджер старается сохранять дружелюбное лицо, но мне кажется, что торжественные мероприятия ему надоедают. А тут еще надо в театр — поздравлять ветеранов с Днем пожилого человека.

В администрацию возвращаемся только к 15:00. За обедом говорим о городском бюджете. По прогнозам, доход города в этом году составит 2,6 млрд руб. Вроде сумма. Но нужно вычесть 800 млн руб. на погашение кредиторской задолженности, 200 млн из которых, например, долг перед Международным банком реконструкции и развития за автобусы Mercedes, купленные еще в 1990-х годах. Еще 1 млрд руб.— зарплаты бюджетников. Оставшиеся 800 млн руб.— пространство для маневра. Очень узкое. "По нормативам на ремонт и содержание дорог в Костроме нужно тратить как раз эти самые 800 млн руб. Мы можем тратить всего 250 млн,— объясняет сити-менеджер.— На освещение города нужно 180 млн руб., удается выделить только 70 млн. На создание новых мест в детсадах нужно 300 млн руб., но выделить больше 60 млн никак не выходит".

На столе директора финансового управления — документ "Анализ распределения налоговых доходов по уровням бюджетной системы" на 1 января этого года. Город получает только 24% собираемых налогов. 52% уходит в область. 23% — в Москву. Налоговые доходы в Костроме составляют 9 млрд руб. Из них 4,7 млрд уходят в область, 2,4 млрд — целый годовой бюджет города — отправляются в Москву, затем частично возвращаясь в виде федеральных целевых программ. Плюс еще "серые" зарплатные схемы, из-за которых город недополучает около 30% налогов. И нежелание крупного бизнеса идти в регионы. После недели в городской власти я понимаю, что рецепта быстрого обустройства Костромы не существует.

Комментарии