Коротко

Новости

Подробно

Высший экономкласс

Завершилась VIENNAFAIR The New Contemporary

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Ярмарка современное искусство

В Вене завершилась ярмарка современного искусства VIENNAFAIR The New Contemporary. VIENNAFAIR проходила в восьмой раз, но впервые при русском менеджменте. Из Вены — АННА ТОЛСТОВА.


"Ярмарка в русских руках",— писали венские газеты. Русские хозяева — Сергей Скатерщиков, создатель консалтинговой компании Skate`s Art Market Research, и его партнер Дмитрий Аксенов. Русские арт-директоры — Кристина Штейнбрехер и Вита Заман — хотя учились и работали на Западе, родились в Советском Союзе. Русские спонсоры — наряду с главным, австрийским Erste Bank появились VTB Capital и Redline Capital Management, связанная с АФК "Система". "Русские руки" собрали на VIENNAFAIR 122 галереи из 26 стран мира, акцент на Центральной и Восточной Европе сохранился, но присутствие России и республик бывшего СССР стало очень заметно.

В Вене относительно ярмарки обсуждают прежде всего два вопроса. Первый — "Как они могли?": на легкомысленных афишах, которыми оклеен весь город, два новых арт-директора (благо обе красавицы) сняты в образе суперсексуальных фотомоделей. Это, объясняют русские организаторы, для расширения аудитории: отныне ярмарка, получившая подзаголовок The New Contemporary, будет ориентироваться на новейшее, главным образом молодое искусство, а значит, цены станут демократичнее и нужно привлекать нового, возможно, молодого коллекционера. Цены действительно были скромны. Чуть ли не самый дорогой художник — Илья Кабаков на стенде Thaddaeus Ropac, чья живопись оценена в €650 тыс. (Георг Базелиц у того же Таддеуша Ропача дешевле — по €450 тыс.). Однако большинство галерей старались не выходить за пределы €100 тыс. Для нового коллекционера и ряд специальных программ: разнообразные интерактивные перформансы и акции, в том числе и посвященная Pussy Riot, про которых в Австрии слышали в каждой деревеньке, саунд-арт, онлайновые сервисы и дальнейшее расширение образовательной деятельности. Второй животрепещущий вопрос — "Как они смогли?": новая команда занимается ярмаркой с конца апреля, и то, что им удалось за это время, произвело впечатление даже на скептиков. Во всяком случае, ни одна значительная австрийская галерея (их здесь, как обычно, большинство — более 40, и искусство Австрии преобладает) VIENNAFAIR не проигнорировала. Куратор и критик Хедвиг Заксенхубер, одна из прежних арт-директоров VIENNAFAIR, не сработавшаяся с новой "русской командой", не могла не признать, что ярмарка получилась.

Участвуют 122 галереи (против прошлогодних 127), итоги еще не подведены, но, кажется, все довольны: стенды в первый же день начали покрываться красными кружочками. С одной стороны, это плоды работы особой "закупочной комиссии" при созданном Сергеем Скатерщиковым фонде Art Vectors Investment Partnership, куда входят директор ИПСИ Иосиф Бакштейн, главный куратор стамбульского Музея современного искусства Левент Чалыкоглу, директор венского Кунстхалле Николаус Шафхаузен и свободный куратор и критик Райнальд Шумахер. Они потратили около €1 млн, приобретя порядка 50 работ в Art Vectors Collection, от ветеранов концептуализма — вроде Паула Нягу, Иржи Кованды или Андрея Монастырского до перспективной молодежи — вроде Нильбар Гюреш или группы SOSka. С другой — результат массированного вывоза коллекционеров, привлеченных спонсорами, аукционными домами, щедрой VIP-программой и International Art Industry Forum — настоящей научной конференцией про инвестиции в искусство.

Отчасти венская ярмарка сохранила направленность на провинции Австрийской империи: здесь по-прежнему много галерей из Венгрии, Польши, Румынии и стран бывшей Югославии. Мощное турецкое представительство даже расширилось: теперь тут целых шесть стамбульских галерей — от респектабельной Rampa до авангардной Rodeo. Отчасти же географический фокус VIENNAFAIR сместился — на другую распавшуюся империю. На ярмарку приехали целых семь галерей из России — pop/off/art, "Триумф", Gallery 21 и "Печерская" из Москвы, Anna Nova и галерея Марины Гисич из Петербурга, 16th Line из Ростова-на-Дону (заявленная в списке "Риджина" в последний момент отказалась участвовать). Причем многие из них манкировали проходящей в те же дни "Арт-Москвой". Русские художники обнаруживались и в десятках европейских галерей — не только у известных венских русофилов вроде Ханса Кнолля и Урсулы Кринцингер, но и в таких неожиданных местах, как болгарская 0gms (Диана Мачулина с издевательским портретом Путина). От бывших союзных республик было всего пять галерей, особенно стильно выглядела дебютантка из Вильнюса — The Gardens. Но с искусством постсоветского пространства можно было познакомиться и на экспозиции Vienna Quintet (имелись в виду пять стран — Азербайджан, Грузия, Казахстан, Белоруссия и Украина, представленная скорее москвичом, чем харьковчанином, Сергеем Братковым), специальном кураторском проекте Кристины Штейнбрехер и Виты Заман.

Галереям, открывающим молодые таланты, отвели Zone 1 — секцию стендов с персональными выставками, где выделялись рижская Alma Gallery (Кришс Салманис), венская Mauroner (Карлос Айрес), берлинская Opdahl (Флориан Нойфельдт), а на стенке туринской Glance блистала в своих нарциссических видео Полина Канис. Впрочем, The New Contemporary — не синоним постсоветского. Сосредоточившись на поиске новых имен среди художников и покупателей, ярмарка, и раньше отличавшаяся демократизмом, сменила ценовой диапазон. Старых классиков немного — и они дешевы: Клаус Бенден из Кельна, например, продавал тиражную графику Йозефа Бойса и поп-артистов не дороже €90 тыс. Новые модники пока тоже недороги: будапештская acb Gallery, скажем, оценила графику и инсталляции неоконцептуалистов Societe Realiste не выше €17 тыс. Чего-чего, а получить из "русских рук" такое количество умного искусства экономкласса в Вене вряд ли ожидали.

Комментарии
Профиль пользователя