Суд над бизнесменом

Лучший бизнесмен 1993 года обманул всю страну

       Вчера в Орджоникидзевском суде Уфы начался процесс над организатором одной из первых в России финансовых пирамид, бывшим президентом башкирской биржи "Нефть и продукты ее переработки", лучшим бизнесменом страны 1993 года Борисом Малядским. Его обвиняют в мошенничестве, нанесшем многомиллиардный ущерб клиентам биржи. Сам Малядский считает себя жертвой обстоятельств и требует не пускать в зал суда журналистов, которые еще до приговора "записали его в злодеи".
       
       Скромная обстановка провинциального суда, оживленного разве что двумя десятками обманутых биржей старушек, вряд ли передает всю значимость процесса. После шумного краха биржи в 1994 году вложенные в нее средства потеряли более 9 тысяч человек и около 300 коммерческих структур.
       Учредителями башкирской биржи были все "киты" республиканской нефтепереработки и нефтехимии, ряд западносибирских нефтяных предприятий, а также российско-американское СП Eagle & Bear Inc., которое через свою спутниковую АТС связало биржу со всеми центрами мировой торговли нефтью. Ее деятельность приобрела со временем огромное значение для России — она диктовала цены на нефть и нефтепродукты и высоко котировалась за границей.
       Первым президентом биржи стал гендиректор НПЗ им. XXII партсъезда Александр Воронин, ныне осужденный за махинации по другому делу. А затем его место занял Малядский, как выяснилось впоследствии, уже имевший судимость по приговору военного трибунала Тамбовского гарнизона: в 1986 году, работая экспедитором одного из оборонных заводов, он похитил 1329 рублей, выделенных на закупку радиодеталей.
       Специалисты до сих пор не могут решить, была башкирская биржа одной из первых финансовых пирамид или реальным зачатком фьючерсной торговли нефтепродуктами. Суть предложенных Малядским операций состояла в том, что покупатели срочных контрактов биржи оплачивали авансом нефтепродукты по действовавшей на тот момент цене. По окончании срока действия контракта они получали свою партию нефти по прежней цене, хотя ее стоимость уже возрастала. Либо им возвращали вложенные средства плюс набежавшую на них с ежедневных котировок контрактов прибыль. Эта схема оказалась весьма популярной как средство защиты от инфляции.
       Имея 56 дистрибуторских контор в 42 городах, биржа активно привлекала всех желающих к участию в купле-продаже нефтепродуктов. По данным одной из проверок, за 1992-1994 гг. через нее прошло более 200 млрд рублей. Малядский даже собрался строить в Башкирии первый в стране частный НПЗ мощностью до 10 млн тонн нефти. И начал привлекать деньги под этот проект.
       За два года работы Малядскому удалось впервые в СНГ внедрить уникальную систему проведения торгов в режиме реального времени (локальная компьютерная сеть связала десятки удаленных друг от друга брокерских контор с центральным офисом биржи), а также завязать тесные отношения с контролировавшей 85% мирового нефтяного рынка нью-йоркской биржей NYMEX. За успешное внедрение нового для России бизнеса в 1993 году он был удостоен звания "бизнесмен года" и награжден некогда популярной международной премией Euromarket Award. Кстати, получил ее одновременно с Сергеем Мавроди.
       Но 28 апреля 1994 года президент биржи не вернулся из командировки в Москву. Как потом выяснилось, находясь в розыске, успел пожить в США и поработать российским представителем одной из американских нефтяных корпораций. 21 декабря 1995 года его арестовали в Санкт-Петербурге и этапировали в Уфу.
       Два с половиной года Малядский уже отсидел. Поначалу его обвиняли лишь в неуплате налогов, поэтому предприниматель считает, что первые 9 месяцев сидел незаконно — с него должны были взять подписку о невыезде. Впрочем, потом обвинение переквалифицировали на мошенничество в особо крупных размерах.
       Суть его прегрешений сводится к одному: собрав под срочные контракты огромные средства, биржа развалилась, задолжав клиентам более 40 млрд рублей (а с учетом прибыли и все 70 млрд). Представители обвинения считают, что Малядский развалил биржу, чтобы присвоить эти деньги. Уже установлено, что более $1 млн он перекачал в зарубежные банки, а также организовал ряд фиктивных фирм, на счетах которых зависли деньги.
       С чем был связан крах биржи и какова в этом вина Малядского, должен выяснить суд. Щекотливость ситуации состоит в том, что многие основатели биржи до сих пор работают в аппарате правительства республики и руководят крупнейшими башкирскими нефтекомпаниями. Следствие к ним никаких претензий не имеет. Зато Малядский на суде первым делом потребовал вызвать их всех свидетелями.
       Малядский держится уверенно и, похоже, знает, чем отбиваться от обвинений. При этом он просит не пускать в зал журналистов: "Они уже давно записали меня в злодеи".
       По мнению председательствующего на суде Александра Панишева, процесс будет долгим. Судьям предстоит изучить десять огромных коробок с материалами дела и выслушать около 500 свидетелей.
       
       ГУЛЬЧАЧАК Ъ-ХАННАНОВА, Уфа
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...