Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3
 Сомнения в костях

Кого все-таки сегодня похоронят

       400 фрагментов останков в девяти гробах должны сегодня занять свое место в пристройке великокняжеской усыпальницы Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге. Правительственная комиссия твердо решила, что найденные под Екатеринбургом останки принадлежат семье последнего российского императора. С ее выводами не согласилась Русская православная церковь. Как выяснил корреспондент Ъ ЮРИЙ Ъ-СЕНАТОРОВ, ее позицию разделяют и многие российские ученые.
       
       Подлинность останков с самого начала оспаривалась не только церковью. Серьезные основания сомневаться в том, что найденные под Екатеринбургом скелеты принадлежат Николаю II и членам его семьи, были и остаются у многих российских ученых, некоторые из которых входили в созданную в 1993 году правительственную комиссию. Они оставались в ней до тех пор, пока результаты их собственных исследований не пошли вразрез с официальной точкой зрения.
       Это, в частности, доктор исторических наук Юрий Буранов, академик Вениамин Алексеев, кандидат исторических наук Сергей Беляев, доктор биологических наук, руководитель Центра ДНК идентификации человека при институте общей генетики им. Н. Вавилова Лев Животовский, доктор медицинских наук, судебный медицинский эксперт Вячеслав Попов и доктор юридических наук Александр Басрыкин. Их сомнения в подлинности останков основаны на документах и экспертизах, которые дают возможность опровергать даже результаты генетических экспертиз останков, проведенных в начале 90-х в США и Великобритании. Оказывается, официальные заявления о том, что останки с вероятностью 99% принадлежат членам царской семьи, вовсе не означают, что предметом исследований был прах семьи Николая II. Как заявил доктор биологических наук Лев Животовский, "за оставшимся 1% могут скрываться десятки тысяч людей с одним и тем же генетическим кодом". Можно уверенно сказать, что среди 9 млн жителей Москвы у 1 млн человек — один генетический код. По словам Животовского, если взять население Санкт-Петербурга начала века, то один и тот же генетический код мог быть не менее чем у 30 тыс. петербуржцев. Из этого Лев Животовский делает вывод: "Имеющиеся на сегодня генетические аргументы нельзя назвать даже удовлетворительными".
       Другим основанием сомневаться в результатах проделанной комиссией и сотрудниками Генпрокуратуры работы является то, что официальное следствие по делу об убийстве членов царской семьи строилось на основе пресловутой "записки Юровского", в которой утверждалось, что семья Николая II была расстреляна. Этого не скрывают ни старший прокурор главного следственного управления Генпрокуратуры Владимир Соловьев, ни члены обновленной правительственной комиссии.
       Однако доктор исторических наук Юрий Буранов, проводивший собственное исследование исторических документов, уверен, что в 1919 году "записки Юровского" были сфабрикованы начальником секретного архива истории партии профессором Михаилом Покровским. Юрий Буранов и кандидат исторических наук Сергей Беляев утверждают, что располагают документами, свидетельствующими, что "могилу" на Коптяковской дороге, где были обнаружены останки, которые будут хоронить 17 июля, соорудили чекисты в 1919 году, вскоре после бегства Колчака.
       По словам Юрия Буранова, и великокняжеская усыпальница в Петропавловской крепости, где в 1919 году большевиками были расстреляны великие князья Павел Александрович, Дмитрий Константинович, Николай Михайлович и Георгий Михайлович, в советское время вскрывалась неоднократно. А их тела, кстати, исчезли. Буранов не исключает, что чекисты могли их использовать при устройстве захоронения на Коптяковской дороге.
       По данным независимой экспертизы, "могила" царской семьи, найденная Гелием Рябовым, была хорошо известна компетентным органам и до его "открытия". Она, как выясняется, не раз вскрывалась. Сначала в 1945 году (по приказу Берии), а затем в 1979, 1980, и 1991 годах. Поэтому ученые, по разным причинам выведенные за рамки комиссии, и не исключают подмены подлинных останков.
       И генетик Лев Животовский, и судмедэксперт Вячеслав Попов по-прежнему убеждены, что "скелет #4" — предположительно Николай II — кто угодно, только не покойный император. По их словам, отрекшийся от престола император был при жизни физически сильным человеком, а то, что стало объектом исследований — останки какого-то часто болевшего мужчины. К тому же на черепе "скелета #4" так и не был обнаружен след от удара саблей, который нанес Николаю II во время визита в Японию японский националист.
Комментарии
Профиль пользователя