Коротко

Новости

Подробно

"Отставной тюремщик вновь учит нас любить родину"

от

Региональная версия газеты "Аргументы и факты" в Перми опубликовала интервью с Владимиром Кургузовым, бывшим главным надзирателем печально известной зоны "Пермь-36". Там с 1946 по 1988 гг. содержали политических заключенных. Кургузов обвиняет общество "Мемориал" в "фальсификации истории" и утверждает, что "Пермь-36" была фактически санаторием, а не тюрьмой. Константин Эггерт считает это сигналом: кампания по борьбе с "иностранными агентами" в России уже началась.


Владимир Кургузов и его ассистенты из "Аргументов и фактов" попали, что называется, "в жилу". Заказ на новые вариации темы "Как правозащитники продают Россию за западные деньги" из Кремля явно поступил. Если вдуматься, то где, как не в Перми, начать его выполнять? Ведь именно там, на части территории бывшей зоны для "политических", при участии "Мемориала" создан уникальный музей политических репрессий "Пермь-36". Там же проводится ежегодный форум гражданских активистов и неправительственных организаций "Пилорама".

Бывший "старший контролер зоны" (так, оказывается, следует величать экс-шефа надзирателей) обвиняет "Мемориал" во лжи. По его словам, заключенные "Перми-36" ели на белой скатерти, носили костюмы с иголочки и, если в меню не оказывалось их любимых блюд, писали жалобы на "Голос Америки". Это было бы смешно, если бы не было грустно. Собеседник "Аргументов и фактов" активно напирает на зарубежное финансирование "Мемориала". Говорит – как политинформацию зэкам проводит: "Хватит фальсифицировать историю на потеху зарубежью. Ладно, кто-то за это гранты получает, но остальные-то за что так Родину не любят?”

Я, в общем, понимаю Кургузова,. Он получил шанс поквитаться за унижения последних двадцати с лишним лет. Неприятно, когда ты сам себя считаешь достойным членом общества, а это общество тебя в глаза и за глаза кличет “вертухаем”. Кто виноват? Ясное дело, правозащитники, рок-музыканты, журналистишки и прочая шушера, разрушившая его, товарища Кургузова, советскую родину, а заодно вольготную жизнь. Исчез паек, перспектива очередной звезды на погонах, но главное, ушла самая сладкая привилегия — всеобщий страх и заискивание перед “начальником”.



“Аргументы и факты”, разумеется, имеют право печатать что угодно. Но есть все же понятие совести и профессиональной этики. Почему журналистка издания не спросила Кургузова, служившего на зоне с 72-го по 87-й год, про Валерия Марченко и Василя Стуса? Это два политзаключенных, умерших в начале восьмидесятых в результате жестокого обращения в “Перми-36”? Или она думает, что они скончались, переев омаров и перепив бордо? Впрочем, она, скорее всего, и не знает, кто это такие. Редакция дала задание – "побеседовать с интересным человеком". Задание выполнено. Ложь растиражирована.

Филиал некогда уважаемой газеты вольно или невольно участвует в заказной кампании, которая призвана отбелить черное и очернить белое. Ветераны борьбы с инакомыслием советской эпохи сегодня востребованы. Отставной тюремщик Кургузов идет в авангарде тех, кто будет вновь учить нас любить родину.


Комментарии
Профиль пользователя