Коротко


Подробно

 Ударим часами по карманам


       Антикварные часы бывают водяные и огневые, солнечные и механические, башенные и настенные, настольные, консольные, напольные, наручные и беззвучные. А еще они бывают карманные. Причем именно последние издавна считались признаком устойчивого положения в обществе. Банкиры и политики, бизнесмены и художники — каждый охотно извлечет из жилетного кармана золоченую луковицу и подскажет вам, который час. Справедливо полагая, что стрелки укажут не только время, но и то, насколько туго набит его кошелек.
       Какую сумму можно положить в карман одновременно с карманными часами? Именно об этом беседуют сотрудник НИИ Искусствознания Раиса Кирсанова, эксперт Министерства культуры РФ Эльвира Самецкая, сотрудники Государственного Исторического музея Ольга Мельникова и Анатолий Рябинков, а также некий коллекционер, пожелавший сохранить инкогнито, — с Татьяной Маркиной.
       
— Какое сегодня число? — спросил Болванщик, поворачиваясь к Алисе и вынимая из кармана часы.
       Алиса подумала и ответила:
       — Четвертое.
       — Отстают на два дня.
Л.Кэролл. "Приключения Алисы в стране чудес".
       
Т.М.: Всегда ли были дорогой игрушкой карманные часы?
Раиса Кирсанова: Всегда. Ими гордились, передавали от отца к сыну.
       
Т.М.: Можно ли сказать про часы "одни — хорошо, а двое — лучше"?
       Раиса Кирсанова: В XVIII веке иметь одни часы казалось человеку недостаточным. Часы-брелки носили не по одному, а по пять-шесть сразу. Да еще и на палец надевали часы-перстень. Я уж не говорю о часах-медальонах, часах-брошах и тому подобных. Модники не только носили пяток часов на цепочке, каждая пуговица на их кафтане была — часики.
       
Т.М.: Выходит, часы носили где угодно, только не в кармане?
       Раиса Кирсанова: С появлением в XVII веке кармана часы стали носить и в кармане. А до этого — в камзоле были специальные прорези по бокам, мелкие вещицы закладывали за обшлага. Но часы туда не положишь — вещь ценная, тяжеленькая, может выскочить. Их просто носили в руке. У женщин часы-медальоны не только свисали с шеи, но и прикалывались к плечу.
       Для парадных выходов надевали часы с широкой цепью — шатленом, которая специальным крючком крепилась к поясу.
       Оказывались часы и в совсем уж экзотических местах. В воспоминаниях Владимира Набокова "Другие берега" есть описание: под кучерский кушак сзади подсовывались разные предметы. Извозчики крепили к кушаку и особые часы, чтобы седок мог узнавать время.
       
       Т.М.: Уважающий себя человек должен держать карманные часы в жилетном кармане? Или можно попросту сунуть их в пиджак?
       Раиса Кирсанова: Ритуалы и правила, где и как часы носить, сложились к XIX веку. Кто моложе, носил их в жилетном кармане повыше, кто постарше и посолиднее — ниже. Цепочка набрасывалась либо на пуговицу, либо уходила в другой карман, или прикалывалась. Это было опознавательным знаком, формой выражения причастности к своей среде. Какая цепочка, сколько на ней брелков — все имело значение. Кто не мог позволить себе часы — заводил одну только цепочку.
       
Т.М.: А где принято носить часы сейчас?
       Раиса Кирсанова: Часы в жилетном кармане могут выглядеть шикарно у одного и вульгарно — у другого. Манера носить их может быть особой, индивидуальной чертой облика человека.
       Правило — не смотреть на часы во время беседы. Это неприлично. А где носить часы — здесь правил нет.
       
Т.М.: Раньше часы покупали у часовщика, а где это можно сделать сегодня?
       Эльвира Самецкая: В магазинах, на аукционах. Первый специализированный аукцион часов провела в 1974 году фирма Antiquorum в Женеве. За прошедшие 20 лет число аукционов Antiquorum выросло с трех до девяти в год. Сейчас Christie's и Sotheby's тоже регулярно проводят специальные "часовые" распродажи. Они всегда пользуются большим успехом. Самые представительные торги проходят в Милане, Лондоне, Женеве, Нью-Йорке и Гонконге.
       Но настоящим спросом часы сейчас пользуются только в Америке, в Европе дорогие часы уже "не идут". Бум в Европе пришелся на конец 1980-х. Это время все европейские аукционисты сегодня вспоминают как благословенное.
       
       Пять лет назад наручные часы с указателем фаз луны Patek Philippe 30-50-х годов ХХ века стоили в Европе около 300-400 тысяч долларов. Сейчас они стоят не более 70 тысяч.
       
Т.М.: А что тем временем происходит в родном отечестве?
       Эльвира Самецкая: В нашей стране рынок часов как таковой не сложился — это однозначно. Специализированных аукционов не проводится, часы вообще, не говоря уже о карманных, не идут даже отдельным стрингом (разделом) на аукционах. Года два-три назад аукционы были почти каждый месяц. Сейчас "Альфа-Арт" проводит торги три раза в год, "Гелос" не может похвастаться раритетами.
       
Т.М.: Чем объясняется скромный интерес к карманным часам в России?
       Эльвира Самецкая: Прежде всего, те часы, которые предлагают наши аукционы, — малоинтересны. Иногда случаются редкие экземпляры, но в большинстве своем это часы достаточно ординарные: с двумя-тремя крышками, золотые, с исправным механизмом. Фирмы Буре, Мозер, Norton. Они хорошие, качественные, но таких масса в любом антикварном магазине. Цена не превышает 1000 долларов. Обычно — 500, 600, 800 долларов. Лежат себе они и лежат, спрос на них никакой.
       
Т.М.: Неужели на российском рынке нет настоящих коллекционных часов?
       Эльвира Самецкая: Есть, конечно. Только раритетные, действительно драгоценные часы на поверхность, как правило, не всплывают. В своих кругах потенциальные покупатели на такие вещи известны — им сразу и предлагают.
       Купить антикварные карманные часы в Москве можно в магазинах "Антиквариат" ("Прага"), "Антиквар-Метрополь", "Купина" и "Раритет" на Арбате, галерее "Акция", салоне "Мир искусств" в Камергерском переулке, Торговом доме "Москва". Консультации по старинным карманным часам дают магазин "Антиквариат" ("Прага"), галерея "Акция", магазин "Старина" на Петровке.
       В Санкт-Петербурге старинные часы продаются в магазинах "Рапсодия" на Большой Конюшенной, "Старо-Невский" на Невском проспекте, "Старые годы" на Большой Монетной улице.
       Т.М.: Значит, в Москве есть крупные коллекционеры карманных часов?
       Эльвира Самецкая: Есть конечно. Их немного. Безусловно, они не афишируют свои коллекции. Их так же трудно выявить, как и коллекционеров ювелирных изделий. Это не тот случай, когда о коллекции широко заявляют, тем более в наших условиях. Признаться в собирании подобных вещей могут позволить себе очень немногие. Например, в рекламных целях.
       
-------------------------------------------------------
       
Кто коллекционирует часы
       
       На аукционе Antiquorum 1994 года генеральный директор фирмы "Совинтеринформ", эксклюзивного дистрибьютера фирм Vacheron Constantin, Omega, Audemars Piguet, Gucci в России, президент торгового дома "Вадим" господин Вадим Шапиро приобрел карманные часы с минутным репетиром и сплит-хронографом фирмы Vacheron Constantin 1888 года за 15 тысяч долларов.
       Вадим Шапиро: Я не собираю антикварные часы специально. Всего их у меня штук 20. Кроме нескольких Vacheron Constantin, есть еще Longines, купленные в Европе, прямо скажем, недорого. На мой взгляд, покупать сейчас антикварные карманные часы даже выгоднее, чем современные. Объясню почему.
       На Sothby's и других аукционах можно купить за 20 тысяч долларов антикварные часы с тем же набором функций, что и современные за 100 тысяч.
       Сейчас на рынке антиквариата в России наблюдается спад. Подъем был в 1990-1992 годах, когда у людей появились свободные деньги. Сейчас нестабильна политическая ситуация, да и лишних денег поубавилось. Но вслед за спадом логично ожидать подъем.
       Конечно, само собой ничего не сделается. Мы совместно с основателем аукционной фирмы Antiquorum Освальдо Патрицци, а также с магазином "Старина" на Петровке планируем провести в России специализированный аукцион часов. Правда, пока с этим еще не все ясно — ведь корпуса карманных часов выполняются чаще всего из драгоценных металлов и приравниваются к ювелирным изделиям. В связи с этим возникает масса сложностей. Закона, регулирующего процесс купли-продажи, ввоза и вывоза таких вещей, еще нет.
       Я знаю людей, собирающих антикварные карманные часы. Но так как это, в основном, директора банков, их вряд ли обрадует перспектива увидеть свои имена в прессе.
--------------------------------------------------------
       
Т.М.: Знакомы ли вы с российскими коллекционерами?
       Г-н N: На личности переходить не хочу — не знаешь, чем завтрашний день обернется. А так — Брежнев собирал наручные часы. Те, которые ему дарили. "Ролексы" там всякие, "Патек Филиппы". Потом их продали через комиссионный магазин "Жемчуг" в Москве.
       Я слышал, наши коммунистические шишки покупали на аукционах очень дорогие часы — по 150, 200 тысяч долларов. Через подставных лиц, конечно. В прошлом году в Европе продавался один, современный правда, турбийон якобы из коллекции Пельше. Пельше его купил в свое время (в 1978 что ли году) за 160 тысяч долларов.
       
Т.М.: Кто собирает часы на Западе?
       Г-н N: О, коллекционеров там много. И все — люди более чем обеспеченные. Например, султан Брунея Мохамед Аль Файед. Один из самых богатых людей мира, между прочим. У него огромная коллекция. Он не приобретает часы на аукционах, не любит покупать вещи, которые уже где-то выставлялись.
       Обычно серьезные коллекционеры сами на аукционы не ездят. У них есть цепь дилеров. Коллекционер делает заказ, и дилеры под него ищут. Правда, пока вещь пройдет по этой цепочке, ее стоимость может возрасти в два раза.
       На Западе крупные коллекционеры друг друга знают. Часто делят сферы влияния. Англичан-коллекционеров, например, не любит никто. Иногда они не дают кому-нибудь купить часы, или подстраивают покупку за такие деньги, что сам не обрадуешься. Там своя устоявшаяся кухня. Нашим коллекционерам, не имея знакомств, лучше туда не соваться.
       
Т.А.: А западные коллекционеры такие же опасливые, как наши?
       Г-н N: Коллекционеры и на Западе тоже предпочитают себя не афишировать. У них тоже свои проблемы — скрываются от налогов и тому подобное. Свои коллекции обычно они держат в банках. Лучше — в швейцарских. Даже и часы покрупнее — дорожные, например, в футлярах — тоже предпочитают хранить в надежных сейфах.
       Я, правда, знаю одного тамошнего коллекционера, который свои каретные часы фирмы Breguet всегда носит с собой — так их любит. И в машине, и в ресторане. Вместе с ними, кажется, даже и спать ложится.
       
Пока недремлющий брегет
       Не прозвонит ему обед.
А.Пушкин. "Евгений Онегин".
       
Т.М.: Что же тогда представляет интерес для коллекционера?
       Г-н N: Хорошие часы. Старые часы — в зависимости от мастера. Особенно — XVII века. Часов XVIII века гораздо больше — они считаются не слишком ценными. XIX век — в зависимости от мастера и фирмы. Например, Breguet. И, конечно, лучшие фирмы ХХ века — Patek Philippe, Vacheron Constantin.
       
Т.М.: Что из перечисленного реально купить в Москве?
       Г-н N: Лучшее, что есть — это Breguet. Он попадается часто, рынок на него и у нас, и за рубежом наиболее устойчив.
       Французский часовщик Абрахам-Луи Бреге на рубеже XVIII-XIX веков придал часам современный вид. Он изобрел турбийон — механизм, уменьшающий воздействие сил гравитации на точность хода часов. Часы Breguet имеют своеобразный, запоминающийся дизайн. Центр их циферблата покрыт сетчатым гильошинированным (гравированным) рисунком. Стрелки обязательно имеют кружок на конце — знаменитое "яблоко Бреге".
       Часами Breguet пользовались Мария-Антуанетта, Наполеон, Александр I и Николай I, Александр Дюма, Пушкин, генерал Ермолов, Денис Давыдов, Ротшильды, Голицины и Долгорукие...
       Примерно половина изготовленных Breguet продавалась в Россию. Они были настолько популярны, что название "брегет" стало обозначать любые плоские карманные часы с боем.
       Т.М.: А могут ли быть объектом коллекционирования современные часы, ранние Swatch, например?
       Эльвира Самецкая: Конечно. Просто мы сейчас говорим только об антикварных часах. А критерий антикварности один — время изготовления. Сделаны часы до Второй мировой войны — антикварные, после — нет. Другое дело, что антикварные часы тоже могут быть коллекционными (то есть представляющими художественный или исторический интерес) и нет.
       Точно так же современные часы могут быть и коллекционными, и нет. Например, упомянутые вами Swatch. Эта швейцарская фирма с конца 1970-х годов производит принципиально недорогие модели часов, по 30-40 долларов. Тем не менее, первые модели фирмы уже перешли в разряд коллекционных и цены на них подскочили до 10-20 тысяч долларов. Кроме того, Swatch производит и эксклюзивные серии — например, с дизайном Кики Пикассо (1985 год), которые изначально расцениваются как объект собирательства. И стоят соответственно.
Однако разговор о современных часах — совсем особый.
       
Т.М.: Как соотносятся цены на российских и европейских аукционах?
       Эльвира Самецкая: Сейчас цены на часы на нашем рынке почти приблизились к ценам на западном. Пару лет назад цены были ниже — если речь идет об ординарных часах.
       С другой стороны, на наших аукционах цены часто бывали завышены. Когда начали появляться драгоценные антикварные вещи, часы из золота и серебра, то цена их была резко взвинчена. Аукционы 1993-1994 годов показывают, что заявленные цены интереса на торгах не вызывали.
       Сегодня состоятельному человеку проще съездить за границу и купить часы там, чем здесь платить за них деньги, которых они, возможно, и не стоят. Тем более, что на Западе гораздо более широкий выбор.
       Хотя знатоки утверждают, что именно на рядовых аукционах или в маленьких магазинчиках иногда появляются достойные вещи, которые можно купить недорого.
       
       Минувшим летом один известный швейцарский часовщик и коллекционер купил на Арбате морской хронограф XIX века фирмы Ulisse Nardin по совершенно фантастической цене — 12 миллионов рублей. В Европе такие часы стоят 12-13 тысяч долларов.
       
Т.М. Как понять — какие часы выгоднее покупать у нас, а за какими ехать на Christie's и Sotheby's?
       Г-н N: А вот, например, взгляните на часы с механическими движущимися фигурками под задней крышкой. Сюжет — эротический. Когда часы бьют, фигурки приходят в движение.
       Такие часы пользуются огромной популярностью на Западе. Там выходят специальные каталоги часов с эротической тематикой, собирать их — весьма увлекательное занятие.
       Обычно подобными штуками украшали свои изделия дешевые фирмы — чтобы привлечь покупателей. Уважающие себя заведения не делали такого. Механизм здесь не играет особой роли. Золотой футляр (18 карат) сделан другой фирмой.
       Эти часы стоят сейчас у нас 18-20 тысяч долларов. На Западе они бы ушли и за 30.
       Обратный пример — английские часы середины XIX века. Такие в Лондоне не ценятся вообще. На нашем рынке они редкие, мы англий не завоевывали, ничего оттуда не вывозили. Отсюда цена — 3 тысячи долларов у нас, и копейки — у них.
       Французские часы попадаются в России гораздо чаще. Золотые плоские часы начала XIX века типа брегет, с четвертичным репетиром и цилиндровым ходом — достаточно обычны. Если бы они были фирмы Breguet, они были бы очень дорогими. А так — 5 тысяч долларов.
       Часы Бреге — вообще одни из самых дорогих. Они и сейчас — через сто и двести лет — ходят секунда в секунду. Поэтому подделываются эти часы чаще других: на швейцарских или поздних французских надписывают "Breguet". Правда, хороший специалист сможет подделку опознать. На механизме и корпусе оригинальных часов всегда проставляются номера, со дня основания фирмы ведется их учет. Можно обратиться в Париж, в музей фирмы, заплатить тысячу долларов, и вам выдадут сертификат на любые часы аж с XVIII века.
На всех аукционах часы Breguet без сертификата не принимаются.
       
Т.М.: Все имена и фирмы, которые мы называем, европейские. А где же русские шедевры?
       Ольга Мельникова: В России все намного сложнее. Отдельных гениальных мастеров было много. Самоучек. Кулибин, Сабакин, Нечаев, Волосков и другие. Они делали великолепные, уникальные часы.
       Но часовое производство очень дорогостоящее. Оно требует постоянных государственных инъекций капитала. Во всех европейских странах государство покровительствовало часовому делу.
       Екатерина II однажды купила карманных часов на 20 тысяч талеров. Купила лишь потому, что собраны эти часы были в поместье Вольтера, под Женевой.
       Маркетинг был у Вольтера поставлен на славу. Он лично рассылал коронованным особам письма с просьбой купить у него часы, которые были весьма дорогими. Просвещенные монархи не могли отказать великому философу. Тем не менее со смертью Вольтера производство распалось.
       Ольга Мельникова: В России в конце XVIII века при поддержке Екатерины II были организованы две часовые фабрики — в Москве и Санкт-Петербурге. Делали они и часы карманные, с заводом на 8 дней. Очень хорошие часы.
       Была еще часовая фабрика, организованная Потемкиным в его имении Дубравна в Могилевской губернии. Когда он скончался, Екатерина выкупила эту фабрику у наследников и перевела ее в Купавну. Там директорствовал часовщик из Женевы Марк Фазий — тот, который в 1763 году установил новые английские куранты на Спасской башне Кремля.
Но когда Екатерина умерла, все захирело. Часы этих фабрик встречаются, но их очень мало.
       
Т.М.: А как же Павел Буре, Мозер?
       Ольга Мельникова: Называть их русскими — чистая условность. Все фабрики Павла Буре были в Швейцарии. То же относится и к Мозеру, Габю, Борелю. Все эти фирмы держали в России мастерские, где собирали часы из привозных деталей, и магазины.
       Хотя Павел Буре и был Поставщиком Двора Его Императорского Величества, его часы массового производства — такой же ширпотреб XIX века, как сейчас "Слава". Конечно, если они мемориальные — например, принадлежавшие какому-нибудь народнику Лаврову, — они дороже. А простые, в металлическом корпусе — большого интереса не представляют.
       Деревянные часы изготавливали в XIX веке мастера Бронниковы из Вятки. Такие часы не так давно проходили через "Альфа-Арт". В них все вырезано из дерева — механизм, пружина, корпус, цепочка. Но такие часы — скорее из серии "умелец", их никто не поймет на Западе. Это как подковать блоху. Интересно, конечно, но серьезно сравнивать их с фирмой Breguet или Patek Philippe нельзя.
       
       Незнакомец дружелюбно усмехнулся, вынул большие золотые часы с алмазным треугольником на крышке, прозвонил одиннадцать раз и сказал: "Одиннадцать!..."
М.Булгаков. "Мастер и Маргарита".
       
       Т.М.: Каковы критерии определения "достойных вещей"? Старинность, редкость, сложность механизма, драгоценность футляра?
Эльвира Самецкая: И то, и другое, и третье.
       
Т.М.: До какого момента ценнее механизм, и когда его стоимость перекрывается стоимостью корпуса?
       Эльвира Самецкая: По отношению к карманным часам — настоящим, мужским, а не каким-нибудь там дамским, где механика не более чем приложение к драгоценным камням, — механизм всегда был и остается на первом месте.
       Выше всего ценятся часы тех фирм, которые создавали сложные и точные, надежные механизмы. Для антикварных часов — это в первую очередь Breguet, а также Patek Philippe, Vacheron Constantin, Longines.
       Другое дело, если корпус часов заказывался какой-то известной фирме, Фаберже, например. Тогда стоимость корпуса имеет самостоятельное значение. Он будет расцениваться как произведение ювелирного, а не часового искусства и являться особым объектом собирательства.
       Именно такие часы коллекционирует, например, первый частный музей в России — Русский национальный музей искусств.
       
       Т.М.: Часы иногда показывают не только время, но и дни недели, числа месяца. Появление этих дополнительных функций влияет на цену?
       Эльвира Самецкая: Конечно. Чем больше функций, тем часы дороже. Хорошо, если при этом и корпус прекрасный.
       Поэтому и существуют деление часов на хронометры (особо точные часы с многими дополнительными функциями), хронографы (часы с секундомером), ювелирные и так далее.
       Если появляются часы с лунным календарем, репетиром (устройством, отзванивающим время) — цена возрастает до полутора-двух тысяч. Но и эти часы встречаются достаточно часто.
       
Т.М.: Можно ли сказать, что чем сложнее часы, тем они дороже?
       Эльвира Самецкая: Вполне. Хронометры с вечным календарем, турбийоном — могут стоить очень дорого.
       Топом последнего аукциона Sotheby's, прошедшего в Нью-Йорке 28 октября, стали золотые часы лондонской фирмы S.Smith & Son, 1900 года. Это сложнейший и точный механизм с турбийоном и биметаллическим компенсационным балансом (уменьшающим воздействие на механизм перепадов температуры). Дополнительные циферблаты указывают фазы луны, дни недели, даты и месяцы с учетом високосных годов. Часы имеют минутный репетир и сплит-секундомер (секундомер с функцией промежуточного финиша). Цена — 125-150 тысяч долларов.
       Т.М.: Что особо ценится в часах?
       Эльвира Самецкая: Ценятся часы в идеальном состоянии. Должен быть прекрасно сохранен механизм. Для часов почти любая реставрация, замена деталей — считается подделкой.
       
Т.М.: Может ли реставрация стоить половину стоимости самих часов?
Эльвира Самецкая: Вполне. И даже их полную стоимость.
       
Т.М.: Какие дефекты наиболее сильно влияют на цену часов?
       Эльвира Самецкая: Эмалевые (белые) циферблаты не реставрируются вообще. Если он треснул или поцарапан, цена сильно падает. Вообще циферблат стоит около четверти от стоимости часов. Часы с разбитым циферблатом практически неликвидны. И конечно, часы должны быть обязательно на ходу.
       
Т.М.: Что делать, если коллекционные часы сломались?
       Эльвира Самецкая: В Европе реставраторы сотрудничают с фирмами, торгующими антикварными часами. При каждой уважающей себя старой часовой компании есть свои мастерские.
       
Т.М.: А у нас?
       Эльвира Самецкая: "Альфа-Арт" или "Гелос" тоже могут подсказать, к кому обратиться. Или можно прийти в музей Декоративно-прикладного и народного искусства, или в Государственный Исторический музей, посоветоваться.
       Сейчас некоторые антикварные магазины начали сотрудничать с серьезными западными фирмами. Там тоже можно будет получить оценку, обратиться за консультацией.
       
Чебутыкин (роняет часы, которые разбиваются): Вдребезги!
А.Чехов. "Три сестры".
       
       Анатолий Рябинков: Реставрация часов — очень тонкая работа. Чтобы заниматься ею, чисто механических навыков недостаточно. Нужно как бы чувствовать механизм.
       Реставратор должен в совершенстве знать старинные методы ремонта часов. Современные методики не подходят, надо иметь набор старых инструментов, знать, как ими работать.
       
Т.М.: Нужен ли антикварным часам особый уход?
       Анатолий Рябинков: Все старинные часы требуют определенного ухода. Если почищены и смазаны — они должны ходить постоянно. Ими надо пользоваться, регулярно и в одно и тоже время заводить. Если часы хранятся у вас просто как память, главное — освободить пружину, чтобы не было механических напряжений.
       
Т.М. К кому бы вы рекомендовали обратиться в случае поломки часов?
Анатолий Рябинков: Если вы любите свои часы, дорожите ими — ищите мастера сами.
       
       Т.М.: Я была свидетелем следующей сцены в магазине аукционного дома "Гелос". Некая дама покупала в подарок некоему господину часы. Причем господин, по ее словам, "такие вещи собирает". Дама выбрала недорогой хронометр Павла Буре в серебряном корпусе за 200 долларов. Когда ей предложили покупку завернуть, дама отказалась — она собиралась в соседнем универмаге сделать на крышке гравированную дарственную надпись. Что вы об этом думаете?
       Эльвира Самецкая: Это нельзя назвать словом коллекционирование. Неважно, о чем мы говорим — о фарфоре, живописи, мебели или часах.
       
       Т.А.:Стоит ли начинающему коллекционеру покупать карманные часы? Можно ли расценить такую покупку как удачную инвестицию?
       Эльвира Самецкая: На сегодняшний день я бы не назвала вложение денег в карманные часы безумно выгодным делом. Выгоду можно извлечь, только если купишь часы по заниженной цене у человека, который уезжает, или у старушки по 40 тысяч рублей за грамм золота. Чтобы купить часы и не прогадать, надо иметь при себе эксперта-специалиста или самому очень хорошо разбираться. Естественно, если это какие-нибудь редчайшие часы XVII века, денег жалеть на них не надо — как и на любой хороший антиквариат.
       
Т.М.: Нужно ли ожидать подорожания карманных часов?
       Эльвира Самецкая: Прогнозировать рынок трудно. Может развиваться рынок современных дорогих часов. А за счет чего и кого будет развиваться рынок антикварных? Не представляю.
       
Т.М.: Можно сделать новые часы и выдать их за старые?
       Г-н N: Подделать таким образом можно только часы XVII века. Но это весьма дорогое удовольствие. Подделывать сложные механизмы XIX века нет смысла — современный турбийон будет стоить дороже антикварного.
       
Китайцы узнают время по глазам кошек.
Ш.Бодлер. "Стихотворения в прозе".
       
Подписи
       1. В XVIII веке не видели ничего странного в том, чтобы подводить свои карманные часики по солнечным (гравюра по картине Франсуа Буше, около 1780 г.).
       2. Из-за роскошной золотой с эмалью цепи — шатлена — эти часы (Англия, конец XVIII века) стоят 20-25 тысяч долларов. Без шатлена их цена была бы по крайней мере втрое ниже (коллекция магазина "Антиквариат" ("Прага").
       3. Часы с движущимися фигурками обычно дороже обыкновенных (Франция, начало XIX века).
       4. "Эротические" часы с секретными движущимися фигурками под задней крышкой (Испания, начало ХХ века). Купив такие часы в Москве за 18-20 тысяч долларов, в Нью-Йорке или Гонконге вы сможете продать их за 30 тысяч (коллекция магазина "Антиквариат" ("Прага").
       5. Английские часы выгоднее покупать в Европе. В Москве такие часы стоят 3 тысячи долларов, а в Англии — копейки.
       6. Французские часы фирмы Breguet подделываются чаще других. Настоящий Breguet имеет металлический гравированный циферблат и стоит очень дорого. Если вы видите надпись Breguet на белом эмалевом циферблате и цену 5 тысяч долларов — не верьте глазам своим.
       7. Часы Tact Наталия Куракина купила у Breguet в 1821 году. Время по ним можно узнать и в темноте, прикоснувшись к циферблату пальцами.
       8. Карманные часы с цепочкой в черепаховом футляре (Лондон, 1800-е годы, фирма Ralph Gout) предлагаются аукционным домом "Гелос" за 2-2,5 тысячи долларов.
       9. Футляр этих часов серебряный, цена — 2,5-3 тысячи долларов. Фирма Edley Norton, Лондон, конец XVIII века (коллекция аукционного дома "Альфа-Арт").
       10. Коллекционеры называют такие настольные восьмиугольные часы "черепашкой" (Данциг, конец XVIII века). Ими можно украсить свой кабинет всего за 12 тысяч долларов (коллекция магазина "Антиквариат" ("Прага").
       11. Эльвира Самецкая, эксперт Министерства культуры РФ. 12. Раиса Кирсанова, доктор искусствоведения, сотрудник ГНИИ Искусствознания.
       13. Ольга Мельникова, сотрудник Государственного Исторического музея.
       14. Вадим Шапиро, генеральный директор фирмы "Совинтеринформ", президент торгового дома "Вадим".
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение

Профиль пользователя