Коротко


Подробно

 Коригова отпустили


Генпрокуратура даровала свободу ингушскому министру

Кремль идет на уступки Руслану Аушеву
       Вчера после четырехмесячного содержания под стражей был выпущен на свободу и. о. министра внутренних дел Ингушетии Даут Коригов. Генпрокуратура освободила его под поручительство зампредседателя Госдумы Михаила Гуцериева. Решение Генпрокуратуры имеет явный политический подтекст: в условиях обострения обстановки на Северном Кавказе (см. об этом материал на стр. 1) российским властям необходимо заручиться поддержкой президента Ингушетии Руслана Аушева. А он неоднократно выражал недовольство арестом министра Коригова. С подробностями — ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ.
       
       В начале марта нынешнего года, сразу после президентских выборов в Ингушетии, Даут Коригов приехал в Москву, чтобы пройти утверждение на министерскую должность в МВД России. У трапа самолета его встретили сотрудники ФСБ, которые препроводили Коригова в принадлежащее спецслужбе лефортовское СИЗО. Через девять дней министру предъявили обвинение в превышении должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения, а также с применением оружия или специальных средств (ст. 286, ч. 3, п. "а", "б" УК России). Ему в вину ставилось то, что местные милиционеры не допустили на работу начальника отдела прокуратуры Ингушетии по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Муссу Хаматханова; потом был перекрыт вход в здание прокуратуры заместителю прокурора Ингушетии Исламу Оздоеву, и, наконец, группа быстрого реагирования республиканского МВД высадила Оздоева из служебного автомобиля и поставила машину на платную стоянку.
       В основе всей этой истории — конфликт Руслана Аушева с прокуратурой Ингушетии. Аушев, как президент республики, и подписал те самые "незаконные и противоречащие Конституции" указы, за исполнение которых Коригова арестовали. К тому же, по словам Коригова, он не давал никому приказов применять насилие к прокурору Оздоеву. Коригов также утверждает, что не только не препятствовал проходу Хаматханова в прокуратуру, но и вообще не знает, кто он такой.
       Кстати, Оздоев на момент инцидента уже был уволен указом Аушева — основанием для увольнения послужило возбужденное против него уголовное дело: он сдал в ХОЗО МВД вместо выданного ему ранее табельного ПМ другой пистолет с перебитыми номерами. Упомянутый в обвинении начальник отдела прокуратуры республики Хаматханов также был отстранен от должности распоряжением Аушева. Одна из причин отставки — "умышленное неисполнение распоряжений президента республики Ингушетия".
       Сразу после задержания Коригова Руслан Аушев, который ратует за участие республиканских властей в назначении судебных и прокурорских кадров, заявил в Совете федерации, что арест министра — это месть за его принципиальную позицию. "За превышение служебных полномочий в 'Лефортово' не сажают",— заверил парламентариев президент Ингушетии. Впрочем, Генпрокуратура спустя месяц предъявила и. о. министра внутренних дел еще одно обвинение — в незаконном заключении людей под стражей (ст. 301 УК РФ). Как заявил на встрече с журналистами генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов, Коригов бросал невинных людей в тюремные застенки "без суда и следствия".
       Адвокат Коригова, в прошлом известный следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Владимир Калиниченко, обжаловал арест подзащитного в Лефортовском райсуде. Он представил в суд ходатайства об освобождении Коригова, подписанные зампредседателя Госдумы Михаилом Гуцериевым и председателем ингушского парламента Русланом Плиевым. Однако суд отказался изменить Коригову меру пресечения, мотивировав это тем, что ему предъявлено обвинение в тяжком преступлении. Апелляция адвоката к Мосгорсуду также не дала результатов.
       Тогда Гуцериев отправил письмо лично Юрию Скуратову. Он попросил изменить Коригову меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей. Гуцериев сообщил генпрокурору, что знает Коригова по совместной работе более 20 лет — "как человека исключительной порядочности и высокого профессионализма", который "внес заметный вклад в укрепление законности и правопорядка в Ингушетии". Вице-спикер изъявил готовность лично поручиться за "надлежащее поведение" Коригова и его своевременную явку в следственные органы.
       Вчера по решению руководства Генпрокуратуры Даута Коригова освободили, не взяв с него даже подписку о невыезде. В Генпрокуратуре корреспонденту Ъ заявили, что изменение меры пресечения не означает реабилитации главного ингушского милиционера: следствие по делу Коригова подходит к концу, и вскоре он предстанет перед судом.
       Неожиданное, казалось бы, освобождение Коригова объясняется прежде всего осложнением ситуации на Северном Кавказе. Сейчас федеральные власти надеются перетянуть на свою сторону прочеченски настроенного Аушева, который является потенциальным гарантом стабильности в регионе. В этой ситуации освобождение Коригова выглядит не чем иным, как уступкой президенту Ингушетии, обидевшемуся на федеральные власти из-за ареста министра, которому он всецело доверял. И не случайно, что ходатайство вице-спикера Гуцериева было рассмотрено Генпрокуратурой всего за десять дней.
       Вчера Аушев заявил, что Коригов до суда не будет исполнять обязанности министра — он останется в Москве и будет изучать материалы своего дела. Аушев отверг также версию, что в обмен на освобождение Коригова будет вызволен из чеченского плена полномочный представитель президента РФ Валентин Власов, находящийся там уже два месяца. Президент Ингушетии отметил, что история с Власовым — "чистой воды криминал, так как за него требуют денежный выкуп, а российские спецслужбы, пытающиеся его вызволить, проявляют слабость и непрофессионализм".
       
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение