Коротко


Подробно

Безопасная трясина

Солисты Английского национального балета в кремлевском "Лебедином озере"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Гастроли балет

Балетный сезон открылся долгоиграющим проектом Кремлевского балета: в череде его репертуарных спектаклей на сцене Кремлевского дворца выступят примы и премьеры разных мировых театров. Марафон открыли ведущие солисты Английского национального балета (English National Ballet) Дарья Климентова и Вадим Мунтагиров, выступившие в "Лебедином озере". Китчевая рама спектакля не помешала ТАТЬЯНЕ КУЗНЕЦОВОЙ рассмотреть неброскую интеллигентность танца гостей.


Кремлевский балет первым вывел Москву из ступора мертвого сезона. При поддержке британского агентства Dance and Dancers он обеспечил интерес к себе на весь сентябрь: в шести спектаклях труппы выступят ведущие солисты из почтеннейших театров Лондона, Штутгарта и Петербурга.

Череду гастролеров открыли опытная чешка Дарья Климентова, без малого 20 лет протанцевавшая в Английском национальном балете, и ее постоянный партнер, 22-летний россиянин Вадим Мунтагиров, семь лет проучившийся в Перми, завершивший свое образование в Лондоне и ставший премьером второй по значимости труппы Великобритании.

Молодые россияне и украинцы, быстро выбившиеся в премьеры на Западе и приезжающие к нам уже в статусе звезд (на гастроли, как юный Мунтагиров, или в качестве штатного премьера, как его ровесник Полунин, перешедший в Музыкальный театр Станиславского после своего внезапного ухода из Ковент-Гардена), стали трендом последнего сезона. Если раньше маршруты отечественных артистов вели в одном направлении — за границы империи, то теперь движение стало двусторонним: балетных легионеров охотно покупают состоятельные российские театры. Неудивительно, что в кремлевском зале был замечен худрук Большого Сергей Филин. Скоропалительные выводы, однако, делать рано: "Лебединое озеро" — не тот спектакль, в котором премьер может проявить свое дарование сполна.

Особенно такое руинированное, как кремлевское. Поставлено оно было 15 лет назад, и даже в те трудные времена облик спектакля обескураживал. Сценограф Станислав Бенедиктов уставил рампу небольшими валунами, поместив на каждом по канделябру, и этим маневром "отрезал" артистам ноги по колено. Сейчас валуны стесались до подставок, а некоторые канделябры превратились в свечи, но положение это не спасает. Все действие (и в замке, и на озере) разворачивается среди загромождающих кулисы каменных гротов и обломков колонн, и маневры лебедей среди античных развалин и садово-парковой скульптуры выглядят более чем комично. "Средневековые" костюмы, поблескивающие нейлоном и люрексом, можно списать на безденежье 1990-х. Но окончательно развалившиеся мизансцены, из-за чего действие спектакля утрачивает всякую осмысленность, а передвигающихся по сцене манекенов язык не поворачивается назвать "актерами", точно на совести репетиторов. Так же как и танцевальные "отсебятины", из-за которых партия Шута, к примеру, почти не отличается от партии какого-нибудь Базиля: неуемный солист Мартынюк умудрился вставить туда и двойные содебаски, и фуэте в аттитюд.

В этой провинциальной фантасмагории с урезанным до 18 особей кордебалетом лебедей, с убогой хореографией первой и последней сцен, с карикатурным Злым Гением и комическим финалом (злодей тонет в матерчатых волнах, а герольды зажигают свечи на развалинах, обозначая зарю новой жизни) лондонские гости выглядели очень достойно. Не отстраняясь от нелепостей мизансцен (бедному Зигфриду, в частности, на музыку собственного соло пришлось простоять на авансцене битых три минуты, уткнувшись в книжку и возводя очи горе), балерина и премьер провели актерские эпизоды по-английски сдержанно, но живо и искренне, а технические — уверенно и интеллигентно.

Миниатюрная Дарья Климентова не вполне отвечает российским представлениям о героине "Лебединого озера" — нет той широты адажио, тех длинных певучих рук, той лирической погруженности и инфернального шарма, без которых у нас Одетта не Одетта и Одиллия не Одиллия. Но культура ее танца, внятность эмоций и не по возрасту пластичное тело способны доставить живейшее удовольствие. Вадима Мунтагирова харизматичным актером тоже не назовешь. Он трепетный партнер и превосходно воспитанный танцовщик, чьи отличные двойные туры в воздухе и стремительный размах jete en tournant заставляли пожалеть, что его профессиональные достижения ограничены рамками этой, в сущности, скромной партии. Надо отдать должное гастролерам: они смогли вытащить себя и зрителей из болотца кремлевского "Лебединого". Но твердую почву под ногами им лучше поискать в каком-то другом театре.

Комментарии