Коротко

Новости

Подробно

Торрент на рее

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 27

В России — самые дерзкие пираты: у "В контакте" и rutracker'а нет аналогов. Зато в США, где такие сайты выжить не смогли бы, исключено принятие откровенно людоедских законов об авторском праве. У нас, как показывает история закона "Об информации", это, скорее всего, вопрос времени.


ОЛЕГ ХОХЛОВ


Осеннее наступление


Через неделю, с началом осенней сессии, парламент вернется к обсуждению изменений в Гражданском кодексе (ГК), которые депутатам предстоит принять до конца года. Несколько тысяч поправок затронут все четыре части Гражданского кодекса. В том числе четвертую, которая охраняет интеллектуальную собственность от пиратов.

Новости уже поступают. Российский союз правообладателей (тот самый, которым командует режиссер Никита Михалков и которому с октября 2010 года импортеры гаджетов и носителей информации обязаны перечислять 1% от цены их реализации) предлагал обложить оброком российские сайты, размещающие музыку и прочие объекты авторского права (или позволяющие это делать пользователям). Это предложение обсуждалось в Госдуме весной. Теперь в повестке оно не значится.

Можно долго гоняться за пиратами. Но даже если удается кого-нибудь поймать, на скорости и объеме свободного распространения информации это не сказывается.

В начале прошлого года компания "Никитин" инициировала судебное преследование одного из участников социальной сети "В контакте", который на своей странице разместил несколько песен, права на которые принадлежат компании, что обернулось для нее ущербом в размере 108 тыс. руб. "Никитин" издает российских музыкантов (в диапазоне от Amatory до "Хора Турецкого") и, кроме того, продает в России и СНГ каталог Warner Music. 146-я статья Уголовного кодекса — это до шести лет заключения за нарушение авторских и смежных прав. "Посадят одного — перестанут качать десятки тысяч, посадят десять — перестанут миллионы",— обещал глава "Никитина" Алексей Никитин.

Посадили или нет, никто не знает. Вряд ли. Это вообще смешная история. Сначала представители "Никитина" говорили, что преследуют самого дерзкого пирата, потом вдруг выяснилось, что несчастный (его имя так и не назвали) загрузил на свою страницу всего-то 18 песен. Какое-то время представители компании еще отвечали на вопросы журналистов (например, всех интересовало, откуда взялись 108 тыс. руб. ущерба, оказалось, юристы компании оценили каждую фонограмму в 6 тыс. руб.), потом перестали. Вскоре история всем надоела. А записей "Хора Турецкого", о котором заботится "Никитин", на страницах пользователей "В контакте" до сих пор слушать — не переслушать.

Вряд ли "Никитину" так уж хотелось покарать юзера-лузера, похоже, все было придумано, чтобы заставить "В контакте" изменить правила управления пользовательским контентом. Но еще в конце 2010 года Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа подтвердил, что социальная сеть не отвечает за то, чем занимается ее аудитория.

Незнание освобождает от ответственности


В обсуждаемых поправках этой теме — резонно ли спрашивать с площадок — посвящена целая статья, которая называется "Особенности ответственности информационного посредника". Информационный посредник — это тот, кто "осуществляет передачу материала в сети интернет или предоставляет возможность размещения материала в этой сети". Если передаст или разместит что-то запрещенное, ответит. Статья — та же, которую думали использовать юристы компании "Никитин": до шести лет плюс штраф до 500 тыс. руб.

Но есть ряд оговорок, которые сводят к нулю пользу, которую правообладатели могли бы извлечь из этих новшеств.

По сути, ничего не изменится. Тот, кто информацию передает (например, какое-нибудь файлохранилище вроде популярного "Народа"), освобождается от ответственности, если он, во-первых, "не изменяет указанный материал после его получения, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала", и, во-вторых, "не знает и не должен знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего такой результат или средство индивидуализации, является неправомерным".

С тем, кто информацию не передает, а размещает у себя,— примерно то же самое. Чтобы избежать ответственности, ему не следует идти на нарушения сознательно (если он об этом "не знает и не должен знать" — все в порядке). Кроме того, "в случае получения письменного заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав" пиратский контент необходимо стереть. Так все и делают, не только "В контакте", но и, например, rutracker.org.

Это похоже на то, как устроено законодательство в большинстве стран — в США или в Европе. Конечно, работает это со скрипом. С настоящими, идейными пиратами — владельцами торрент-трекеров и пиратских файлохранилищ — никто ни о чем договариваться не хочет. Если есть возможность, их судят, сажают и штрафуют. Так было в 2009 году с Pirate Bay: четыре основателя некогда крупнейшего трекера были приговорены к году заключения и выплате штрафа в размере $4,2 млн (позже суд второй инстанции срок сократил, а штраф, напротив, увеличил — до $6,9 млн). Так было в начале этого года с Megaupload: его основателю Киму Доткому предстоит экстрадиция в США, сейчас он находится в Новой Зеландии, где и был задержан.

Однако всех не пересажаешь. А пытаться заставить пиратов компенсировать убытки — по крайней мере наивно. Ким Дотком построил вокруг заточенного под пиратский контент файлообменника целую медиаимперию с оборотом в сотни миллионов долларов в год. Но это исключение.

С дерзостью российских пиратов может сравниться только нелепость, с которой их преследуют

С дерзостью российских пиратов может сравниться только нелепость, с которой их преследуют

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

В конце 2011 года российская Генпрокуратура обвинила супругов Сергея и Наталью Лопуховых в том, что они причинили экономический ущерб нескольким кинокомпаниям (включая, например, Disney и Universal) и прокатчикам (например, "Централ Партнершип"), чьи фильмы (24 штуки) супруги разместили на трекерах (их собственных) interfilm.ru и puzkarapuz.ru. В материалах следствия фигурировала сумма ущерба (якобы ее называли потерпевшие) — $1,2 млрд. История еще более нелепая, чем преследование пользователя анонимного "В контакте" за нарушение прав компании "Никитин". Только благополучно она не закончится. "Следователь принуждал моих подзащитных к даче показаний, применял незаконные методы дознания. Наталья, которая тогда ждала ребенка, несколько раз ложилась в больницу, беременность прошла с осложнениями, и ребенок родился с патологией",— рассказывала адвокат пиратов Валентина Ползикова несколько месяцев назад. Следователя этого в результате отстранили. Судебного решения пока нет.

Против цензуры


На прошлой неделе в нескольких онлайн-изданиях, например в TorrentFreak, одном из боевых листков пиратского движения, появилась очередная налоговая декларация Американской ассоциации звукозаписывающих компаний (Recording Industry Association of America, RIAA).

Очень примечательный документ. Выяснилось, что за последние два года бюджет RIAA сократился почти в два раза, с $51,35 млн до $29,1 млн, и это прямое следствие того, что спонсоры, крупнейшие звукозаписывающие компании, устали платить за борьбу с ветряными мельницами. Одна из основных статей расходов RIAA — вознаграждение сотрудников — сократилась вдвое. Не пострадало финансирование лоббистской работы, из года в год это примерно $2,3 млн. А вот судебные издержки сократились заметно — с $16,5 млн до $2,34 млн. Дело в том, что RIAA практически отказалась от преследования пользователей торрент-трекеров и файлообменных сетей.

Этой логике следуют все больше борцов с цифровыми пиратами. При этом, конечно же, RIAA, как и, например, Motion Picture Association of America, MPAA (защищает интересы кинокомпаний) или Business Software Alliance, BSA (борется с кражей софта), не стали вдруг травоядными. "Лоббистская деятельность" — это и вполне людоедское законотворчество.

Один из примеров — Stop Online Piracy Act (SOPA), проект антипиратского закона, который с подачи тех же RIAA, MPAA, BSA и ряда других подобных организаций обсуждали в США в конце прошлого года. Действующее американское законодательство устроено так: правообладателям предлагается самостоятельно договариваться с пиратскими сайтами, если диалог не складывается, можно идти в суд. Правда, если речь идет о зарубежной площадке (например, "В контакте" или rutracker.org), суд помочь вряд ли сможет. SOPA предлагает обойтись без судебного разбирательства. Правообладатель сразу обращается к операторам связи, чтобы они заблокировали доступ к пиратским сайтам, к Google, Bing и прочим, чтобы они исключили страницы, которые содержат что-нибудь пиратское из поисковой выдачи, к PayPal и к тому же Google, чтобы заблокировать источники дохода пиратов (то есть, соответственно, пожертвования и контекстную рекламу). Лихо!

Среди тех, кто выступил с критикой,— Google, Wikipedia, Facebook, Twitter и Mozilla. Нашлись противники даже среди тех, кого пираты грабят, например компании Epic Games и российская Kaspersky Lab, а также музыканты Nine Inch Nails и MGMT. Не обошлось, конечно, и без Anonymous: рассерженные хакеры, как повелось, "положили" сайты авторов и сторонников SOPA.

Закон этот в итоге похоронили. Не в угоду пиратскому движению, конечно (тот же Google только что все-таки решился прятать ссылки, которые ведут к пиратам), а чтобы не допустить установления цензуры. В России, если вдруг у нас появится похожая законодательная инициатива, на авторитет Google и Wikipedia рассчитывать не стоит. По крайней мере, выступления их представителей не позволили заблокировать закон "О защите информации", благодаря которому с 1 ноября в рунете появится цензура — пока, правда, только в отношении сайтов, которые распространяют детскую порнографию, учат изготовлению наркотиков и тому, как себя убить.

Комментарии
Профиль пользователя