Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

 Московский аукционный дом


Русские любят мебель и то, что можно повесить на стенку

Итог первых торгов антиквариата Московского аукционного дома
       В четверг Московский аукционный дом (МАД) провел свои первые торги предметов антиквариата "Шедевры русского искусства". Для придания акции особого престижа на роль аукциониста был приглашен знаменитый Питер Баткин, старший директор аукционного дома Sotheby`s. Что, однако, не поспособствовало успеху продаж: с молотка ушло около 27% представленной коллекции. По мнению ряда экспертов, этот результат, сносный для рядовых, поточных торгов, вызывает скепсис по отношению к дебютирующему аукциону.
       Как и было назначено, к трем часам собралась публика, и вроде бы, можно было начинать торги. Но поскольку в основном она состояла лишь из многочисленной охраны и журналистов, пришлось подождать еще настоящих покупателей. Наконец, размяв немудреными шутками свой корявый "русский", Питер Баткин объявил с кафедры начальные лоты.
       Впрочем, первые 46 предметов из 144-лотной коллекции он мог бы торговать и за уютным столиком на два куверта — в этом стринге (разделе) его почти единственным клиентом, а в зале буквально vis-a-vis был сам член совета директоров МАДа Михаил Перченко. Дело в том, что г-н Перченко, сам коллекционер малоформатной живописи, по поручению Русского музея покупал миниатюрный портрет начала прошлого века. Купил с частотой морзянки (да, нет, нет, да, нет, нет, да, да...) и ниже ориентировочной цены 14 предметов, оставив некоей анонимной "бонапартистке" за 14 тыс. рублей портрет Наполеона, еще бригадного генерала, но работы уже (увы) XX века. В итоге ГРМ, получающий к своему юбилею от президента финансовую помощь, должен теперь МАДу более 200 тыс. рублей. Фирма верит музею и ждет до сентября.
       Особенность Sotheby`s в отличии от их конкурентов Christie`s — умение работать не столько с вещами, сколько с клиентами. И потому г-н Баткин, почувствовав сонную прижимистость российской аудитории, пошел на уступки, называя стартовые цены на 1-2, а то и 8 тысяч ниже предварительных оценок. Аудитория безмолвствовала как в последнем акте "Бориса", когда вынесли шитые бисером салфетки, бальные сумочки и трость (все за полцены). Британский аукционист теперь вправе сделать вывод на манер мемуаристов о России прошлых веков: нынешние русские не посещают балы и среди них нет хромых.
       С рефреном — "последний раз, последний шанс, и раз, и два, и три..." — будто кого-то бросая в бездну вод, аукционист отпел и "бальный" стринг. Его взгляд, ощупывающий аудиторию, точно определил — любителей качественной резной кости XVIII века в зале нет, за исключением г-на Перченко. А зря, предлагали-то не резьбу по коровьим рогам и копытам (таких фальшаков сейчас немало в ходу). И тут Питер Баткин шиканул по-охотнорядски — с 55 по 68 лот скопом, за один хлоп продаем за 110 тыс. На видеомониторе замелькали шкатулки, ларцы и пластинки Русского Севера, залихородило как на токийской бирже цифровое табло... Увы, нет.
       С тем и въехали в "иконный ряд" — небольшой, но скрупулезно отобранный (тому поручительство ведущих экспертов Музея Рублева, Реставрационных мастерских Грабаря). Что иконы времен Рублева и Дионисия хранятся почти исключительно в госмузеях, излишне напоминать, что цены в $50-100 тыс., а то и более (как об этом свидетельствуют каталоги того же Sotheby`s) привычны на международных торгах. Такой же порядок цен был и на аукционе МАДа. Замечательную большеформатную храмовую икону 166х128 см московской школы XVI века "Единородный Сыне слово Божие" приобрела за 300 тыс. рублей противу ориентира в 500-700 тыс. симпатичная анонимка. Скорее всего не для себя. Скорее всего не на свои средства. Да и не на свой вкус.
       Такие же анонимные покупки были сделаны, когда зашла речь о "красной" мебели ампира. Книжные шкафы, бюро-цилиндр вкупе с ломберными столиками и консолями времен кончины Павла I и начала царствования Александра I скупил по телефону один из "новых русских". Дешевле чем на самом Sotheby`s. Видно, претендент заканчивает ремонт и думает об обстановке. Однако мифом для всех сторонних осталась последняя покупка — 1 млн 100 тыс. рублей за громоздкий гарнитур-кабинет из карельской березы из 11 предметов начала века. Говорили, что один из претендентов на гарнитур был сам Баткин. Если так, то он увезет в Британию приятный сувенир. Но какие сувениры останутся нам от первого аукциона МАД?
       МИХАИЛ Ъ-БОДЕ
       

Комментарии
Профиль пользователя