Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 4

 Шумейко:"В детстве дрался, бил морду. Потом стал работать через суд..."


       Недостатка в скандалах, связанных с обвинениями высших должностных лиц в коррупции, у нас никогда не было. Но лишь одно такое обвинение дошло до суда (см. "Деньги" # 34, 1996).
Нет, уголовного дела не заводили. Слушалось дело о защите чести и достоинства.
       Из длинного списка лиц, замешанных в скандале, защищался только Шумейко. На этой неделе суд вынес решение.
       
Главный свидетель
       Владимир Шумейко обиделся на Виктора Илюхина. За то, что тот обвинил его в коррупции и связях с подольской фирмой "Властилина". В течение этого года суд неоднократно пытался собрать всех участников процесса о защите чести и достоинства.
       Наконец собравшись, участники решили, что им никак не обойтись без главного свидетеля — хозяйки "Властилины" Валентины Соловьевой (в данный момент она содержится в следственном изоляторе в Капотне). Тем не менее, Соловьева на предыдущее заседание доставлена не была. Следствие объяснило причину отсутствия свидетельницы внезапно разыгравшейся в изоляторе чесоткой.
       Примерно в это же время адвокатов Соловьевой — Вознесенского и Марова — не пустили к подзащитной. Видимо, сотрудники СИЗО настолько пеклись о здоровье юристов, что применили к ним силу.
       По словам Марка Вознесенского, адвокатов ознакомили с письмом следователя, запрещающим их доступ в изолятор на основании отказа Соловьевой от адвокатской помощи. Юристы заявили, что отвезут ксерокопию письма в Генпрокуратуру. Документ попытались отобрать. Сотрудники изолятора вывернули Вознесенскому руку. Но потом опомнились и все-таки дали адвокатам возможность забрать ксерокопию письма с собой.
       В итоге Вознесенский "пробюллетенил" две недели, а письмо оказалось у прокурора.
И вот седьмое заседание.
       
Первые торги
       11 ноября. 9.45. Пятый этаж Головинского суда. Уже собираются первые любопытствующие. Всех интересует, привезут ли Соловьеву?
       10.30. Маленький зал заседаний до отказа заполняется публикой и журналистами. Те, кому не хватило места, толпятся в коридоре, время от времени заглядывая в открытые двери. Осветители устанавливают лампы. Vis-a-vis устраиваются главные действующие лица.
       Ответчик Виктор Илюхин и его адвокат Михаил Кузнецов в бабочке и кружевном жабо. Истец Владимир Шумейко с адвокатом Борисом Кузнецовым. Оба в костюмах и галстуках.
       11.00. Появляется судья Елена Ершова и народные заседатели. Все встают. Из коридора доносится чей-то возмущенный возглас: "А где Соловьева?"
Судья (тихо): Валентина Соловьева не явилась на судебное заседание. Причины неизвестны.
       
По рядам проносится вздох разочарования.
       Судья: Предлагаю сторонам заключить мировое соглашение.
       Виктор Илюхин (вкрадчиво): Я соглашусь только на одно условие: если уважаемый г-н Шумейко откажется от поддержания иска и заявит о том, что истребует этот иск. Взамен я могу отказаться от искового заявления, которое я предъявил в отношении Шумейко в другом суде (речь идет о встречном иске Илюхина об оскорблении чести и достоинства к Шумейко. А оскорбило депутата письмо Бориса Кузнецова к спикеру Госдумы Селезневу с просьбой оказать воздействие на Илюхина, чтобы тот явился в суд. (См. "Д" # 34).
       Владимир Шумейко (уверенно): Ваша честь! Здесь, в здании Головинского суда, речь идет об иске Шумейко против Илюхина. Здесь, как говаривал классик, "торг неуместен".
       Судья: Других вариантов нет?
       Михаил Кузнецов, адвокат Илюхина (поправляет жабо): Мы согласны на любой компромисс, если уважаемый коллега по процессу, Владимир Филиппович, посодействует в Совете Федерации, чтобы не тормозили подготовленный Илюхиным и принятый Думой в первом чтении законопроект "О защите вкладов граждан". Тогда Илюхин не только здесь, но и публично по телевидению выступит и скажет, что мы видим огромную пользу, которую имеет любой суд, — профилактическое воздействие на общество. Мы скажем, что это великолепно...
       Шумейко: Если Виктор Иванович, убедившись в процессе, что его ввели в заблуждение, готов встать и извиниться за то, что он меня публично оскорбил, я готов согласиться с таким исходом.
       Илюхин: Если мы отзовем свой иск, вы свой отзовете?
       Судья: Вы отказываетесь от иска?
       Илюхин (машет рукой): От всех исков!
       Борис Кузнецов, адвокат Шумейко (удивленно): Ваша честь! Того иска никто еще не видел. Шумейко ни одного слова в адрес Илюхина ни публично, ни лично, нигде... Вот мое письмо было к Селезневу. Причем тут Шумейко?
Адвокат Илюхина (ехидно): Вы не волнуйтесь, иск есть. На один миллиард.
       
"Ничего себе!" — доносится одинокий голос.
       Судья: Кому он предъявлен?
       Адвокат Илюхина: Конечно, Владимиру Филипповичу. Но в качестве третьего лица может быть привлечен и уважаемый Борис Абрамович Кузнецов. Так что пожалуйста (смех в зале).
       
"Пусть плюют в спину, это я позволяю. Но не в лицо."
       11.35. Шумейко (уверенно): Виктор Иванович, давайте вернемся на грешную землю. Соловьеву я знать не знал. Вы, как говорится, на весь Союз сказали, что я носил туда деньги мешками. И моя жена... Пусть плюют в спину, это я позволяю. Но не в лицо.
       
Илюхин меняет тактику и предпринимает неожиданный ход.
       Илюхин (поворачивается к Шумейко всем корпусом): Если бы вы еще раз внимательно прочитали пресс-релиз, то вы бы обратили внимание... Прокуратура признала, что следствие проводилось с грубейшими нарушениями законности. Прокуратура признала, что Борис Абрамович Кузнецов неправомерно проникал в следственный изолятор. (Именно там адвокат Шумейко Кузнецов выяснял у Соловьевой, причастен ли его подзащитный к ИЧП "Властилина". — "Д").
Адвокат Шумейко: Это ложь!
       
       17 мая 1996 года Прокуратура Московской области вынесла постановление о результатах проверки, проведенной по инициативе председателя комитета по безопасности Госдумы Виктора Илюхина. Один из установленных фактов то, что "Кузнецов Б.А через следователей СОГ получил разрешение о свидании с Соловьевой В.И.". Однако "эту беседу Кузнецов Б.А также нелегально записал на диктофон".
       
       Илюхин (спокойно): Прокуратура сказала о необходимости замены следственной группы — то, на чем я настаивал. Осталось выполнить только лишь один пункт, о котором я говорил: назначим спецпрокурора по надзору за этим делом. Сегодня я снимаю это требование... Ильюшенко находится в тюрьме, попросту говоря, за получение взяток. Гайданов, фамилия которого тоже мелькала, не работает в прокуратуре. Москалев, прокурор Московской области — не работает, уволен. Огородников, начальник ГУВД области — уволен... Владимир Филиппович, вы вдумайтесь, на чем вы основываете свои обвинения или свои исковые заявления в отношении меня? Никогда и нигде я не упрекал вас в совершении преступлений. Я всегда говорил — надо проверить. И может быть, ради того, чтобы защитить вас.
       
"Володя, звонят каждый день и спрашивают: ты наконец Шумейко посадил или нет?"
       11.50. Выпад Илюхина производит впечатление. Зрители притихли. С места поднимается истец.
       Шумейко: Я волею судеб в прокуратуре 28 дней провел, отвечая на все наветы, которые мне Руцкой и Макаров с трибуны Верховного Совета заявили. Тогда была война Хасбулатов — Ельцин, Шумейко там был центральной фигурой. Поставлена была задача — убрать. Мне говорил неоднократно Степанков: "Володя, звонят каждый день и спрашивают: ты наконец Шумейко посадил или нет?" Я не буду вспоминать эти политические войны. Но в газете подписано: председатель комитета Виктор Илюхин. Не корреспондент. Подписано вами.
       Адвокат Илюхина: Никто не говорит, что вы виновны!
       Шумейко (ровным голосом): Там написано, что я прокручивал деньги вместе с женой, мешками. Вот здесь (в "КоммерсантЪ-Daily". — "Д") это сказано, за подписью Илюхина. Это является оскорблением. Я еще раз говорю: никогда ни одного оскорбления в своей жизни не пропустил. За 52 года. В детстве дрался, бил морду. Потом стал работать через суд...
       
"Начать слушание в отсутствие свидетельницы Соловьевой"
       12.05. Судья: Давайте вернемся к следующему нашему вопросу, к неявке на судебное заседание Соловьевой.
       Услышав ключевое слово, зал насторожился.
       Адвокат Шумейко: У меня еще одно дополнительное соображение. Если бы Илюхин заведомо знал, что Шумейко никогда не прокручивал во "Властилине" деньги и не покровительствовал "Властилине", то в этом случае было бы заявление о привлечении к уголовной ответственности. Но вина Илюхина в том, что он, не проверив информацию, публично, независимо от того, по каким мотивам Соловьева сообщила ему, эту информацию распространил. Довел до жителей всей нашей страны. Информация не соответствует действительности. Поэтому в данном случае Соловьева как источник информации в принципе не нужна.
       
       Борис Кузнецов садится и углубляется в тихую юридическую дискуссию со своим коллегой и однофамильцем. Адвокат Илюхина Михаил Кузнецов, видимо, не приходит к соглашению со своим коллегой. Он снова настаивает на том, чтобы Валентина Соловьева была доставлена в суд.
       Судья (о чем-то пошептавшись с заседателями): Суд, посовещавшись на месте, определил: начать слушание в отсутствие свидетельницы Соловьевой... Перерыв.
       
       Окончательно убедившись, что сенсация сегодня не состоится и Соловьеву не привезут, тележурналисты и операторы покидают зал заседаний.
       
Илюхин допрашивает Шумейко
       12.25. Слушание возобновляется. С места поднимается Виктор Илюхин и, видимо, вспомнив о том, что он когда-то был прокурором, начинает допрос истца.
       Илюхин (тихо): Уважаемый Владимир Филиппович, вы когда-нибудь общались с Соловьевой? Были ли вы зафиксированы с ней на фотографии?
       
Из дальнего конца зала доносится призыв: "Громче!" Никто не обращает на это внимания.
       Шумейко(внятно): Нет, насколько мне известно, ни на каких фотографиях я себя с ней не видел.
       Илюхин: А направляли ли вы так уважаемого вами адвоката Кузнецова в следственный изолятор к Соловьевой?
       Шумейко: Нет, не направлял. Мне Борис Абрамович рассказал постфактум, что когда был там у нее по другому делу по защите другого человека, то, воспользовавшись случаем, спросил Соловьеву и по данному делу. И задавал ей такие вопросы: знает ли она, где дача?
       Илюхин: Владимир Филиппович, уточните, если это возможно, кроме служебной, у вас есть личная дача?
       Шумейко: Нет. Личной дачи никогда не было. Был участок, который я вместе со всеми в Верховном Совете получил в 91 году. Я этот участок соседу передал за ту же сумму, за которую взял, — за 12 000 рублей в 92 году.
       Илюхин: Владимир Филиппович, вы сегодня остаетесь лидером движения в поддержку реформ?
       Шумейко: Это называется "Реформы-Новый курс". Но в исковом заявлении ничего нет о движении.
       Судья: Задавайте конкретные вопросы в обоснование суммы иска! Например, какие физические и нравственные страдания были причинены?
       Илюхин (наивно): На мой взгляд, никаких не могла причинить та информация, которую я разгласил...
Судья (устало): Объявляется пятиминутный перерыв.
       
       Все выходят из зала. В кулуарах суда к Владимиру Шумейко подходит адвокат Илюхина Михаил Кузнецов. Они оживленно обсуждают предложение судьи о заключении мирового соглашения.
       
"Заседание продолжается"
       13.45. Поднимается какой-то бородатый мужчина в черной кожаной куртке и кричит: "Почему не даете мне выступить с заявлением?! Я свидетель со стороны ответчика! Моя фамилия Шанин!"
Судья (резко): Здесь не собрание... Сидите спокойно, а то я распоряжусь вывести вас из зала.
       
       Присутствующие начинают веселиться. Стороны ведут разговор о мировом соглашении. Видимо, кулуарная беседа Владимира Шумейко и Михаила Кузнецова возымела свое действие.
       Илюхин (поясняя): Мы осмысливаем...
Шумейко: Наша главная задача — фразу найти.
       
Адвокаты ищут компромиссные фразы. Публика скучает.
       14.00. Судья опять объявляет перерыв. Заседание возобновляется только через час. За это время адвокаты написали несколько вариантов текста соглашения.
       14.55. Судья продолжает заседание. Пока стороны согласовывают варианты и переписывают их от руки, повеселевшая публика, чувствуя приближение развязки, слушает истории о разводах в исполнении адвокатов и судьи. Владимир Шумейко тоже решает внести свой вклад во всеобщее веселье.
Шумейко (декламирует): Сегодня праздник у ребят, ликует пионерия!
Сегодня в гости к нам пришел
Лаврентий Палыч Берия!
       16.00. Все точки над "i" расставлены. Адвокат Виктора Илюхина Михаил Кузнецов зачитывает текст соглашения сторон.
       
--------------------------------------------------------
       Мировое соглашение
       Мы, Шумейко В.Ф. и Илюхин В.И., газета "КоммерсантЪ-Daily" и автор газетной публикации Евгений Юрьев, пришли к мировому соглашению по делу о защите чести и достоинства, возмещению морального вреда на следующих основаниях:
       1. Илюхин В.И. сожалеет, что сведения о том, что "во "Властилине" крутили деньги Председатель Совета Федерации Владимир Шумейко с супругой", которые он огласил на своей пресс-конференции 12.10.1995 до окончания уголовного расследования по "Властилине", восприняты Владимиром Филипповичем как оскорбление его чести и достоинства, ибо оглашая эти и иные сведения в отношении отдельных лиц, он не преследовал цели оскорбления кого-либо из них, а преследовал и преследую цель установления истины в ситуации, сложившейся в связи с беспрецедентным обманом вкладчиков-граждан России.
       2. Шумейко В.Ф. отказывается от всех исковых требований, предъявленных к В.И.Илюхину, газете "КоммерсантЪ-Daily" и автору статьи Евгению Юрьеву.
       3. Газета "КоммерсантЪ-Daily" обязуется в 10-ти дневный срок со дня оглашения в суде настоящего мирового соглашения опубликовать полный текст заметки, согласованной сторонами.
Права по ст.219-220 ГПК РФ нам разъяснены и понятны.
       
Подписи
       1. В.Ф.Шумейко
       2. В.И.Илюхин
       3. А.П.Климин
       (представитель газеты "КоммерсантЪ-Daily" по доверенности от 1 октября 1996 года)
4. Е.Ю.Юрьев
       
Совершено в г.Москве одиннадцатого ноября одна тысяча девятьсот девяносто шестого года.
--------------------------------------------------------
       
Кто выиграл?
       Владимир Шумейко: Все это дело рассматривается целый год. И целый год по всему поведению Илюхина было видно: он прекрасно понимает, что никакого отношения к "Властилине" я не имею.
       "Деньги": Считаете ли вы, что победили?
       В. Ш.: Да, формулировка (мирового соглашения. — "Д") может выглядеть как слабая. Но все согласились с тем, что "сожалею" и "извини меня" — это синонимы. Я обладаю чувством своей чести и своего достоинства и вправе воспринимать так, как я воспринимаю. А мне что нужно было? Самое главное получить от него (Илюхина. — "Д") при любых обстоятельствах... И он из себя все это выдавил. Он же все так и сказал в сердцах: "Ну что вы, Владимир Филиппович, меня заставляете перед всем телевидением попросить извинения". Понятно, что над ним все партийные интересы довлеют, политические причины. Но как человек он извинился. В конце концов. Меня это совершенно удовлетворило.
       Борис Абрамович (адвокат Шумейко. — "Д"), конечно, расстроен. С точки зрения юриста, мы не одержали победу. Но я не судился как юрист. Так, как произошло оскорбление, так же публично мне нужно было извинение. И это произошло.
       Есть еще один момент, о котором забывают и юристы. На момент того, когда Илюхин меня обвинял, у него в руках находились письменные заявления Соловьевой, где она указывает мою фамилию. И если бы мы дальше юридически шли по этому пути, он бы завел в тупик. Ведь мы его (Илюхина. — "Д") обвиняем в том, что он распространил ложные сведения, а он их распространил со слов. Ее (Соловьевой. — "Д") слова были письменными. Она потом все осознала, извинилась, написала заявления. Но это было сейчас. А в декабре прошлого года, на момент оглашения, у него они были в руках.
       "Д": А как же деньги? 20 миллионов все-таки...
       В. Ш.: Я своего добился. А деньги меня не интересуют. Эти двадцать миллионов. Дело не в деньгах. Дело в самом принципе. Нельзя никогда спускать оскорблений...
       
       Виктор Илюхин: У меня сложилось впечатление, что все ходатайства, которые следовали с той стороны, удовлетворялись. Наши же ходатайства, на мой взгляд, абсолютно обоснованные, чаще всего отклонялись.
       "Деньги": Вы удовлетворены исходом дела?
       В. И.: То решение, которое было принято на судебном заседании, вполне для меня приемлемо. В этот процесс я вступил, имея иск к себе. В ходе процесса я предъявил иск к Шумейко. Из процесса вышел я без иска, с такой очень корректной и устраивающей, абсолютно обтекаемой формулировкой. Шумейко остался с иском.
       Я полагаю, что грязь никогда не прилипнет к человеку достойному, честному, порядочному. Давно бы уже все забыли: кто, что, когда сказал. Тем более, в 95 году. Он же (Шумейко. — "Д"), наоборот, будоражит и пытается поднять именно то, что, в общем-то, не делает ему чести.
       "Д": Вы пожмете Шумейко руку?
       В. И.: Нет. Этого я делать не буду. Потому что я, наверное, еще скажу об очень нелицеприятных фактах для Шумейко. Я достаточно проинформирован, чтобы вот так вот подать ему руку.
       
--------------------------------------------------------
       "Деньги": Почему Валентина Соловьева не присутствовала на судебном заседании по делу Шумейко-Илюхина?
       Подполковник Владимир Витковский, руководитель следственной группы, ведущий дело Валентины Соловьевой: Понятия не имею, почему Соловьева не была доставлена в суд. Суд должен был обращаться по поводу ее доставки не ко мне, а к администрации следственного изолятора. Я никакого отношения к этому не имею. Но такой запрос якобы даже не поступал в изолятор.
       
       "Д": Были ли найдены в ходе следствия какие-либо документы, подтверждающие связь Шумейко с "Властилиной"?
       Владимир Витковский: Миллионный раз отвечаю на этот вопрос как журналистам, так и вышестоящему руководству, так и генеральному прокурору: ни одного факта, ни одного документа. Все началось только после задержания Валентины Ивановны, после допуска к ней адвокатов Вознесенского и Марова уже как к задержанной, а в дальнейшем как к арестованной. Я расцениваю это просто как одну из версий защиты. Поднять шум, намутить, а в мутной воде легче рыбку ловить.
       А вообще, чтобы в будущем таких процессов не возникало, нужно некоторым илюхиным, тем более, бывшим прокурорским работникам, тем более, с генеральскими звездами на погонах, думать немножко головой, а не тем местом, на котором они сидят. Как можно на одних только словах человека, обвиняемого в мошенничестве, строить какие-то свои обвинения и до сих пор не предъявить ни одного документа, подтверждающего эти обвинения. Вот, чтобы в будущем таких процессов не возникало, пусть некоторые генералы от прокуратуры умнеют. Хоть немного. Можете так и написать.
       
       Выдержки из протокола беседы адвоката Владимира Шумейко Бориса Кузнецова с бывшей владелицей ИЧП "Властилина" Валентиной Соловьевой (см. "Деньги" # 34, 1996)
       
Борис Кузнецов (К.Б.А.): Вы с Шумейко знакомы лично? Он был вкладчиком вашим?
       Валентина Соловьева (С.В.И.): Вкладчиком была его супруга, и то через представителя...
       К.Б.А.: А договор с кем?
       С.В.И.: Тюмень... одна организация... газовая компания, завод какой-то там оттуда. Сейчас нужно поднять.
       К.Б.А.: А Шумейко какое отношение к газовому заводу имеет?
       С.В.И.: Гарантийная записка. Попросили, чтобы фактически принять и подписать договор, помочь этой компании.
       К.Б.А.: Шумейко писал записку помочь этой компании?
       С.В.И.: Да, создать фонд свой... Тогда копии документов, вот все, которые отвез Вознесенский (адвокат Соловьевой), пускай они этими документами и материалы, что передавали.
       К.Б.А.: Но там нет фамилии Шумейко в этих документах.
       С.В.И.: Есть, как же, есть.
       К.Б.А.: Где?
       С.В.И.: Есть у меня. Вы же не знаете, какие документы передавал Вознесенский, как вы можете говорить, что там есть...
--------------------------------------------------------
       
Наталья ФИЛИППОВА
       
Подписи
       Судья Елена Ершова:"Я лидирую по мировым соглашениям".
       Владимир Шумейко (рядом его адвокат Борис Кузнецов):"Сегодня праздник у ребят, ликует пионерия..."
       Виктор Илюхин (рядом стоит его адвокат Михаил Кузнецов):"В этот процесс я вступил, имея иск к себе. В ходе процесса я предъявил иск к Шумейко. Из процесса вышел я без иска. Шумейко остался с иском".
       
-------------------------------------------------------
ЧТО ОБЪЕДИНЯЕТ ЭТИХ ЛЮДЕЙ?
       
       Владимир Шумейко, председатель совета общественного движения "Реформы — новый курс": Мне нравится журнал, как он написан. Он не является специальным и не является научным. Он на самом деле сегодня необходим. Те темы, которые вы затрагиваете, — реальную экономику, не экономику как науку, а ту, в которой живут люди, связанные прежде всего с деньгами, с их оборотом, — это, я думаю, как раз людям и надо. Вот это нормальная учеба открытой экономике. Было бы побольше таких изданий, было бы получше. Жаль, конечно, что журнал в глубинку редко попадает.
       Он необходим, такой журнал. В регионах обязательно. В популярной форме, простым языком людям рассказывается все, что сегодня необходимо знать.
       
       Виктор Илюхин, председатель думского комитета по безопасности: Мне не всегда удается читать журнал Деньги. Но когда он попадает мне в руки, я его действительно читаю. Мне нравится то, что есть острые публикации, есть достаточно резкие публикации, не в унисон всем и вся. Здесь просматривается ваше лицо и ваша самостоятельность.
       
ОНИ ЧИТАЮТ ЖУРНАЛ ДЕНЬГИ
       --------------------------------------------------------
ПОЧЕМУ ОНИ ЛЮБЯТ ДЕНЬГИ?
       
       Илья Кантор, финансовый директор Independent Media: Когда меня пригласили на работу в Independent Media, то первое, что я сделал, — обратился в компанию Coopers & Lybrand. Чтобы они предоставили мне список наиболее популярных газет и журналов, которые стоит читать и выписать. И в первых строчках этого списка был указан журнал Деньги.
       К сожалению, у меня слишком мало времени для чтения. Но журнал Деньги, особенно в последнее время, я с интересом читаю.
       
       Ольга Дергунова, глава российского представительства Microsoft: Я точно знаю, что у нас в офисе журнал Деньги выписывает буквально каждый сотрудник. Ну и я тоже: читаю каждый номер Денег уже два года. Обычно я ношу журнал с собой всю неделю, и к выходу очередного номера прочитываю его от корки до корки.
       Особенно мне нравятся заметки об экономике в начале журнала. Они обходятся без макроэкономической зауми, но тем не менее создают у читателя ясное представление о том, что же в отечественной экономике на самом деле происходит. Прекрасная рубрика Событие недели — исчерпывающие подробности о самом важном. Еще люблю в Деньгах почитать "для души" stories про знаменитостей: узнаешь о них то, о чем не приходилось читать нигде.
А в целом — мне нравится стиль изложения, язык: журнал читается с удовольствием.
       
       Владимир Ямников, генеральный директор АООТ Московский завод Кристалл: Журнал такой объективный, такой профессиональный. Вот в одном из недавних номеров читали статью о ценах на водку — очень хорошая статья, очень честная.
       
       Роберт Беджес, генеральный директор представительства Price Waterhouse в России: Мы начали выписывать журнал Деньги в этом году, выписали и на будущий год. Мы используем ваш журнал, потому что стараемся получать достоверную информацию. Сотрудники интересуются, в основном, материалами по своей специальности, то есть статьями о банках и валютном регулировании, финансовом и налоговом законодательстве. Библиотечный отдел делает для них копии наиболее полезных материалов, а для сотрудников-иностранцев переводит их на английский язык.
       
       Сергей Ищук, партнер российского представительства американской консалтинговой фирмы Ernst & Young: Я считаю, что вы издаете очень хороший журнал. Что меня конкретно интересует? Основное внимание уделяю статьям о состоянии экономики и банковского сектора, а вот светскую хронику практически не читаю. Конечно, хотелось бы, чтобы публикации носили более аналитический характер, а не информационный, как в газетах.
       
       Кирилл Угольников, старший партнер Delloitte & Toush: Деньги я читаю, наверное, с выхода в свет самого первого номера. И всегда от корки до корки. Журнал хорошо сбалансирован, читать его интересно. Особенно все то, что касается рынка ценных бумаг. Меня это профессионально интересует.
Особенно интересно читать Story. Личный опыт — забавно.
       
       Андрей Лысов, финансовый директор компании РОСНО: Просматриваю Деньги периодически. Хочу отметить, что журналу удается доступно и с юмором рассказывать о вполне серьезных вещах. У журнала сильные аналитики. Очень часто жизненные коллизии на различных рынках, а в первую очередь — на финансовом, развиваются по прогнозируемому журналом сценарию.
       
       Андрей Аполлонов, оперуполномоченный 10-го отдела УЭП ГУВД Москвы: В силу специфики своей работы, журнал читаю выборочно — все, что касается кредитно-финансовой системы. Особенно интересны криминальные аспекты.
       

Комментарии
Профиль пользователя