Коротко

Новости

Подробно

Тарантелла вокруг завода

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 36

Проблема моногородов актуальна не только для России. Жителям итальянского города Таранто, где под угрозой закрытия оказался градообразующий сталелитейный комбинат, пришлось выбирать между безработицей и плохой экологией.


Елена Пушкарская, Рим

Проблема моногородов актуальна не только для России (см. "Власть" N32 от 13 августа). Жителям итальянского города Таранто, где под угрозой закрытия оказался градообразующий сталелитейный комбинат, пришлось выбирать между безработицей и плохой экологией.


Расположенный в южной итальянской области Апулия город Таранто находится точно под каблуком апеннинского сапога. Может быть, поэтому ему выпала столь незавидная участь — быть самым загрязненным и опасным для жизни городом Италии. Онкологические и сердечно-сосудистые заболевания его жителей превышают общенациональный уровень на 30%, а смертность в Таранто на 10% выше, чем в остальной Италии. Только за последние десять лет в 200-тысячном городе от рака умерло 385 человек, и говорят, что даже домашние животные не доживают там до старости. Ни для кого не секрет, что источник этих бед — расположенный в густонаселенном районе Таранто металлургический комбинат Ilva, который десятилетиями коптил небо над городом. Наконец в последний день июля суд Таранто вынес решение об остановке работы шести цехов предприятия, в которых сосредоточено самое вредоносное и одновременно важное для производственного цикла оборудование — коксовые батареи, агломерационное производство, а также мощности по выплавке чугуна и стали. Проведя собственное расследование, суд пришел к выводу, что предприятие является главным источником загрязнения окружающей среды и опасно для здоровья местных жителей. Одновременно за нарушение законов о защите окружающей среды и подлог документов об экологической обстановке вокруг комбината судья Патриция Тодиско отправила под домашний арест восемь топ-менеджеров компании, включая ее владельца Эмилио Риву, который был президентом Ilva до мая 2010-го, а также его сына Николу Риву, покинувшего этот пост месяц назад. После чего Финансовая гвардия (обладающий широкими полномочиями налоговый орган Италии) начала изучение представленных ей местными следователями доказательств давления на местные органы власти со стороны руководства компании, а также экспертов, подписывавших все эти годы относительно благополучные отчеты об экологической ситуации вокруг Ilva. В результате этих действий работа крупнейшего в западной Европе металлургического предприятия, которое ежегодно выплавляет до 8,5 млн тонн стали, что составляет примерно треть всего сталеплавильного производства в Италии, оказалась парализованной.

Владеет комбинатом старейшая семейная компания Riva Group, ведущая свой бизнес с 1905 года. По объемам производства стали Riva Group занимает четвертое место в Европейском союзе и девятое — в мире. Компании принадлежит 36 сталелитейных и металлообрабатывающих заводов, из которых 19 находятся в Италии. За исключением Ilva, все они располагаются в северных областях страны, во многих из них, как, например, на комбинате в Генуе, своевременно была проведена модернизация производства и построены современные очистные сооружения. Во всяком случае, проблем, подобных Таранто, вокруг других предприятий Riva Group не наблюдается. И только на построенной еще в 1961 году южной Ilva, остающейся одним из немногих в стране комбинатов полного цикла, экологическая ситуация все последние десятилетия была столь ужасающей, что дело дошло до скандального закрытия горячих цехов по решению суда. Если верить отчетности собственника, с 1995 года, когда Riva Group получила Ilva в ходе проводимой в ту пору в стране приватизации, в защиту местной экологии компанией и комбинатом было вложено более €1 млрд. Впрочем, когда смотришь на висящие над Таранто черные клубы дыма, видимые и с суши, и с моря на многие километры, возникает подозрение, что выделенные на экологию деньги улетели в трубу. Как утверждает местная пресса, "политика Riva Group по отношению к Ilva состояла в наращивании прибыли за счет максимально эффективной эксплуатации оборудования и экономии на всем, на чем только возможно, включая персонал и очистные сооружения".

Если утверждения местной прессы верны, то столь циничный расчет работодателей обусловлен местной спецификой. "Мы всего лишь простые рабочие. Мы хотели бы сохранить свои рабочие места, но в таких условиях мы ничего не можем сделать" — такой вариант ответа на вопрос о нынешней ситуации в городе звучит наиболее часто. В основном описываемые события взволновали местных жителей не из-за угрозы, которую сталелитейный комбинат представляет для их здоровья и жизни, о чем впервые официально заявили судебные органы Таранто, а из-за экономических последствий, с которыми могут столкнуться оставшиеся без работы в результате закрытия комбината. Суд, вынесший смелое решение, оказался под огнем всеобщей критики. С начала августа в городе не прекращаются забастовки и акции протеста работников Ilva, чьи лозунги "Лучше умереть от рака, чем с голоду" заставляют усомниться, что дело происходит в европейской стране в XXI веке. Вместе с тем свой резон в этих по-южному экспрессивно выраженных опасениях есть: Ilva, на котором работает около 12 тыс. человек и еще 8 тыс. трудятся в различных обеспечивающих и вспомогательных подразделениях,— крупнейший работодатель не только в Таранто, но и во всем регионе, относящемся к депрессивному югу Италии, где уровень безработицы доходит до 30%. Последствия закрытия комбината там, где другой работы попросту нет, могут оказаться катастрофическими.

Тем не менее бок о бок с суицидно настроенными рабочими на акции протеста вышли защитники окружающей среды и те местные жители, которые считают, что у них есть право и на работу, и на здоровье. Экологи поддерживают решение суда, который, по их словам, взял на себя ответственность на фоне отсутствия таковой у исполнительной власти, в течение долгих лет взирающей сквозь пальцы на нарушения экологических норм.

"Если бы в Таранто задумали провести местный референдум по вопросу закрытия Ilva, то его результат невозможно было бы предсказать",— заявил "Власти" Анджело Бонелли, лидер Партии зеленых, выдвинувший свою кандидатуру на пост мэра Таранто. Защитники трудящихся в лице профсоюзов также оказались в растерянности. Наиболее консервативные из профсоюзных объединений выступили против решения суда, а прокоммунистическая Всеитальянская конфедерация труда и еще более радикальный профсоюз металлургов, обычно стоящие насмерть за сохранение рабочих мест, на сей раз одобрили закрытие цехов и отказались поддержать бастующих рабочих.

Как на грех в дни, когда противостояние достигло пика, масла в огонь (в данном случае в воду) в буквальном смысле слова добавило столкновение в порту Таранто двух судов, в результате чего в море вылилось 10 тонн мазута. Но еще более взрывоопасными оказались слова нынешнего президента Ilva Бруно Ферранте, утверждающего, что даже частичная остановка Ilva неминуемо приведет к закрытию других металлургических предприятий компании, связанных общим производственным циклом. Следствием этого, как уверяет топ-менеджер, станет не только увольнение еще порядка 15 тыс. рабочих, но и значительное сокращение итальянского присутствия на европейском рынке производства металла.

Несмотря на то что, по мнению многих специалистов, металлургическая промышленность в Европе будет все больше приходить в упадок, причем не столько из-за сокращения спроса, сколько из-за ужесточения экологических требований со стороны ЕС, Италия не желает расставаться со своим почетным вторым после Германии местом на европейском сталелитейном рынке. "Немыслимое дело — закрывать завод в Таранто,— считает Клаудио Бурландо, президент области Лигурия, в которой сосредоточены многие предприятия Riva Group.— Что мы будем делать, когда рынок стали вновь заработает, а мы окажемся навсегда с него изгнаны? Кто вообще тогда будет вкладываться в нашу промышленность?" Такой вариант совершенно неприемлем и для итальянского правительства, изо всех сил пытающегося затормозить бегство инвестиций из страны. Ему хватит и того, что Fiat, закрывающий один за другим свои заводы на Апеннинах, вышел из Конфедерации итальянских промышленников. К тому же премьеру, всю весну воевавшему с профсоюзами по поводу увольнений, ни к чему новый взрыв протестов.

Узнав о судьбоносном решении суда Таранто, премьер-министр Марио Монти поспешил усомниться в его правомочности и пообещал в случае необходимости обратиться за помощью в конституционный суд. Больше других по поводу возникшего институционального конфликта кипятился министр окружающей среды Коррадо Клини. "Это в нашей компетенции — закрывать или нет завод, а суд тут вообще ни при чем",— возмущался министр судебной вседозволенностью, при которой, по его словам, никто не будет инвестировать в итальянскую промышленность. Клини уверен, что данные следствия о состоянии здоровья населения в Таранто устарели и нужно учитывать, что комбинат за последние годы вложил крупные средства в очистные сооружения. Однако ученый мозг профессора Монти понимал, что силовыми методами данный вопрос не решить. Во всяком случае, заверив, что правительство сделает все возможное, чтобы ситуация с закрытием комбината не обрела необратимый характер, что произошло бы в случае остановки доменных печей завода, Монти распорядился направить для урегулирования проблем мятежного Таранто правительственных эмиссаров. И что самое главное — несмотря на тяжелое финансовое положение Италии, совет министров выделил €336 млн на срочные меры по улучшению экологической ситуации в Таранто.

Министр экономического развития Коррадо Пассера и Коррадо Клини (поначалу к ним хотели прикомандировать также министра юстиции Паолу Северино, но позже сняли ее кандидатуру во избежание обвинений в давлении на судебные органы) прибыли в Таранто 17 августа. Обычно в это время итальянцы пируют по случаю праздника Феррагосто, однако жителям Таранто было не до летних гуляний. Из-за приезда высокого начальства городским властям пришлось срочно организовать закрытую для манифестаций "красную зону", чтобы протестующие за и против остановки комбината демонстранты не мешали переговорам. Поэтому в тот день митингующие были вынуждены ограничиться уже ставшими привычными перекрытиями прилегающей к городу автострады и ряда дорог местного значения. Тем временем министры также проявили большую активность, сумев за один день переговорить с представителями местной администрации, суда, руководства комбината, профсоюзами и прочими заинтересованными сторонами, включая настоятеля церкви Таранто. На фоне принятого на правительственном уровне решения сгладить городскую дилемму между "правом на труд и правом на здоровье" переговоры оказались и продуктивными, и конструктивными. Во всяком случае, как заявил по их итогам господин Клини, конфликт правительства с городским судом удалось уладить, не прибегая к высшей судебной инстанции страны. Что касается закрытых решением суда цехов, то стороны договорились, что условием возобновления работы комбината станет сооружение мощных очистных сооружений, которые компания построит под жестким контролем правительства и при его участии. При этом Ilva обязуется выделить на меры по защите окружающей среды Таранто €146 млн (ранее речь шла лишь о €7 млн). Мало того, у находящихся под арестом хозяев комбината пробудилась такая сознательность, что они в превентивном порядке согласились следовать ряду экологических требований ЕС, еще не ратифицированных правительством Италии, и платить за выбросы в атмосферу углекислого газа.

Джузеппе Виньола, прокурор провинции Лечче, в которой находится Таранто, празднует победу. Это с подачи его сотрудников разгорелся экологический сыр-бор вокруг Ilva. "Мы не были сумасшедшими, в чем все нас обвиняли, мы оказались правы,— утверждает Виньола.— Благодаря нашему волевому решению вопрос был поднят на национальный уровень, без чего ситуация с экологическими нарушениями в Таранто могла бы продолжаться еще многие годы".

Вопрос о времени возобновления работы на комбинате остается открытым. Кстати, его остановка благоприятным образом сказалась на европейском рынке стального проката, спрос на который в последнее время заметно падает. С начала августа это падение прекратилось, и, по мнению экспертов, в случае закрытия Ilva в ближайшее время можно было ожидать роста цен на прокат не менее чем на €20-30 за тонну. Так, может, правы зеленые, предлагающие закрыть всю эту коптящую шикарное побережье южноитальянскую металлургию и переоборудовать цеха в гостиницы, благо опыт фиатовского Линготто уже имеется и этот стиль сейчас в моде?

Вопрос — что делать с 20 тыс. работников предприятия, неготовыми умереть от голода на плодородном итальянском юге.

Комментарии
Профиль пользователя