Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

 ФКЦБ


Александр Колесников: ФКЦБ не может поднять иену

       Последние события на российском фондовом рынке показали, что он крайне неустойчив. Кризис на рынке госбумаг, резкое падение котировок акций, разорение Российской биржи — все это признаки явно неблагополучного положения. О мерах, направленных на стабилизацию ситуации, корреспонденту "Коммерсанта" ПЕТРУ Ъ-РУШАЙЛО рассказал заместитель председателя Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИКОВ.
       
       — В последнее время рынок просто "трясет". Какие меры принимает в связи с этим Федеральная комиссия?
       — Мы отвечаем за деятельность российских эмитентов, которые выпускают ценные бумаги и автоматически являются тем субъектом, который влияет на рынок. В условиях кризиса это влияние наиболее заметно. Также мы отвечаем за деятельность того профессионального сообщества, которое на этом рынке работает. В условиях кризисной ситуации на два этих субъекта начиная с октября 1997 года и были направлены основные действия комиссии. Это меры оперативные и меры стратегические. К оперативным мерам относится, в частности, первоначальное установление коридора торгов. Первое распоряжение у нас появилось 1 декабря прошлого года.
       — Что это было за распоряжение?
       — Распоряжение по оперативному вмешательству в торговлю. При получении информации с торговых площадок о том, что ситуация выходит из-под контроля, вернее не из-под контроля, а за допустимые рамки. Принималось решение о закрытии торгов. Это означало прямое вмешательство в деятельность торговых площадок. Закрывать торги, открывать торги. При этом учитывались временные рамки воздействия внешних игроков на российский рынок, т. е. в свое время закрывали торги тогда, когда на этот рынок выходила Америка. Минимизировали риски, связанные с деятельностью других игроков.
       — Можно пояснить, на какие рынки при этом ориентировались? На западные? На деятельность российских фирм?
       — Западные индексы служили лишь фоном, вернее не фоном, а одной из составляющих информации, поступавшей в комиссию. Учитывалась существовавшая последовательность: шел обвал на юго-восточных рынках, потом североамериканский рынок, потом Россия... На российском рынке первое закрытие торгов произошло, когда не было еще узаконенного 15-процентного торгового коридора. Эта практика, действительно, оказалась полезной. Мы выработали границы, которые затем вошли в распоряжение комиссии, установившей первые рамки коридора.
       — А какие-то меры принимались для стабилизации рынка в последнее время?
       — Поднять иену? А что иначе вы предлагаете?
       — Ну, ввести еще какие-либо ограничения...
       — Запретить ввоз доллара на территорию России? Тоже не наша компетенция. Ограничить вывоз отсюда или, как недавно было сделано, дать возможность выйти рублю куда угодно? Этого мы тоже не можем сделать.
       — Что же реально можно сделать?
       — Комиссия выпустила постановление, которое ужесточило требования к раскрытию информации. Сейчас ограничено количество эмитентов, ценные бумаги которых формируют российский рынок. Это ограничение связано с закрытостью предприятий. Больше информации — больше эмитентов реально смогут выйти на рынок. Вторая проблема — нарушение прав акционеров, в частности мелких. Поэтому мы готовим нормы, ужесточающие требования к эмитентам на этапе выпуска новых эмиссий.
       --Участники российского рынка говорят, что он малоликвиден...
       — Очень мало.
       — Как это исправляют?
       — Российское предприятие мало понятно для любого инвестора. Уже прошел тот этап, когда деньги вкладывались наобум. Сейчас оценивается объект вложения денег. Я инвестор, это мои деньги. Я их не дам никому, если они не будут работать. Поэтому я вложу их только тогда, когда буду уверен, что завтра меня за счет каких-либо закрытых подписок не выкинут с предприятия или не уменьшат мою долю, скажем, с 20% до 3%. Только при таких условиях возможно говорить о расширении количества реально торгуемых "голубых фишек". И тогда падение цен на нефть не отразится в такой степени на российском рынке в целом, потому что ЛУКОЙЛ не будет занимать такую долю на рынке по объемам торговли.
       — Какие меры принимались в связи с событиями на срочном рынке?
       — Начнем с истории. В феврале, во время очередного обострения кризисной ситуации, комиссия в мягкой форме рекомендовала профессиональным участникам воздержаться от работы на срочном рынке по сделкам, превышающим 15 дней. Это не было воспринято должным образом. Последняя ситуация, связанная с деятельностью Российской биржи, еще раз подтвердила нашу правоту. Это не единичный случай, это череда событий, начавшаяся в 1993 году, которая связана с нерегулируемостью этого рынка. Здесь комиссия пошла на более жесткие меры и запретила профессиональным участникам рынка ценных бумаг работать на торговых площадках со срочными финансовыми инструментами, если комиссия не имеет информации о правилах подобной торговли. Затем, после совещания в Антимонопольном комитете, было принято решение рассмотреть вопрос о запрете на работу профессиональных участников со срочными инструментами. Вне зависимости — существуют ли правила, не существуют ли правила на тех или иных площадках — полный запрет. Большинство членов комиссии пришло к выводу, что сейчас этого делать не стоит.
       — Тем не менее ограничить работу всех участников срочного рынка ФКЦБ не может. Не все же ей подчиняются...
       — Нет, наши решения не коснулись кредитных организаций, поскольку их контролирует Центральный банк на основе выданной ему генеральной лицензии.
       — Но если я — даже обычный профучастник, я могу сделать заказ на покупку срочного контракта через банк...
       — Нет. У нас существует система внутреннего учета, где отражаются все ваши операции. И все движения денег клиентов. И в этом случае вы будете являться игроком на рынке срочных бумаг. Опять-таки это попадает под надзор.

Комментарии
Профиль пользователя