Коротко

Новости

Подробно

Жизнь проходит

Пока дети-сироты ждут жилье

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Валерий Панюшкин,


специальный корреспондент Российского фонда помощи (Русфонда), руководитель проекта "Правонападение"

Наше "Правонападение" и благотворительный центр "Соучастие в судьбе" занимаются примерно одним и тем же — мы добиваемся для детей-сирот жилья, которое государство обязано предоставить им по закону. Мы обмениваемся опытом, деньгами и примерами беззакония. Время от времени руководитель "Соучастия в судьбе" Алексей Головань составляет Русфонду отчеты о детях, которым помогает с нашей помощью. Эти отчеты печальны, и больше всего печалит в них возраст наших подопечных.


Жанна С., 20 лет, город Мыски Кемеровской области. Девять лет назад отец умер, мать лишена родительских прав. Воспитывалась Жанна в приемной семье. Страдает открытой формой туберкулеза обоих легких, по состоянию здоровья нуждается в изолированной жилой площади. В феврале суд вынес решение представить Жанне вне очереди жилое помещение по договору социального найма. Но в Мысках вынесено уже девять подобных судебных решений, а размер субвенции, которая будет предоставлена бюджету города Мыски в этом году, составляет всего 5 млн руб. То есть государство признает, что должно Жанне квартиру, но не дает, потому что, дескать, нет денег.

Екатерина Г., 27 лет, село Лыщичи Унечского района Брянской области. Родители умерли, в 1994 году Катя передана под опеку. После окончания медицинского колледжа в 2006 году обратилась в соцзащиту города Унеча с просьбой признать ее сиротой, нуждающейся в жилье. Все необходимые документы были представлены. Но их потеряли в Унечском управлении соцзащиты. А Катя пять лет надеялась, что вот-вот будет свое жилье. О том, что дело ее "потерялось в архиве", Катя узнала в мае 2011 года, когда дело "нашлось". Но многие документы оказались просроченными, и пришлось собирать их снова. Прошло восемь лет.

Инна С., 28 лет, родилась в селе Тоцкое Оренбургской области. Мать лишена родительских прав, в 2000 году она с согласия органов опеки (!) продала закрепленное за Инной жилье. До 2007 года администрация района тянула с постановкой Инны на учет, постоянно требуя все новых документов. В августе 2007 года, за месяц до того, как Инне исполнилось 23 года, глава района лично заявил ей, что она больше не имеет права на жилье, потому что ей 23 года. Одинокая мать, живет с грудным ребенком по знакомым.

Сергей Л., 31 год, родился в Балашихе Московской области, воспитывался в Уваровском детдоме. После окончания школы-интерната, в связи с отсутствием жилья Сергея направили в Звенигородский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Шесть лет Сергей писал обращения в администрацию Балашихинского района, а та под разными предлогами затягивала решение жилищного вопроса сироты-инвалида. После того как с помощью юристов "Соучастия в судьбе" Сергей обратился с жалобой к генеральному прокурору, балашихинские чиновники предложили ему комнату в коммуналке. Он должен был подписать согласие, даже не осмотрев помещение. Сергей отказался получать жилье вслепую, и тогда администрация Балашихи сообщила, что считает нецелесообразным решать жилищный вопрос сироты, раз ему предлагают квадратные метры, а он крутит носом. Пришлось подавать в суд, и суд удовлетворил требования Сергея в полном объеме. Сейчас ему наконец дали однокомнатную квартиру в новостройке в Балашихе. Через 15 лет, как должны были дать!

И это еще не предел по возрасту.

Сергей К., 37 лет, родился в Кузбассе, в городе Топки. Мать лишена родительских прав. Воспитывался в разных детдомах области до 1990 года. В 1996 году администрация Топок признала Сергея нуждающимся в жилом помещении и включила в "Льготный список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в предоставлении жилого помещения во внеочередном порядке". Но спустя три года Сергея сняли с учета "как не относящегося к категории детей-сирот". А потом, после 12 лет судов, в 2011 году Сергей подтвердил статус сироты и восстановлен городской администрацией в льготном списке детей-сирот. Но квартиры нет, до сих пор ждет, уже 20 лет.

Подобных случаев десятки у "Правонападения" и центра "Соучастие в судьбе". И мы не можем сказать, что проблема решается. Приятно было бы думать, что это в 90-е годы чиновники тянули, хитрили, теряли документы или просто наплевательски относились к своей работе. Теряют, хитрят, тянут, наплевательски относятся и теперь. Просто дети-сироты и люди из их числа в общественные организации вроде наших обращаются в последнюю очередь. Сначала идут в администрацию, потому что "должны же дать жилье". Потом в прокуратуру, в суд, потому что "должны же разобраться". И только совсем уж отчаявшись и найдя нас в интернете, приходят к нам. Но надо ведь еще найти нас. Органы опеки не сообщают ведь сиротам, что квалифицированные юристы бесплатно готовы помогать каждому сироте добиваться положенного по закону жилья.

Это простой бюрократический расчет: за пять, десять, пятнадцать, двадцать лет многие сироты отчаются, прекратят борьбу, уедут работать куда-нибудь. Где-то получат общежитие, женятся, выйдут замуж, устроятся как-то — да и плюнут на обещанные государством квадратные метры.

Особо упорным жилье, конечно, дадут. Но это будет лет на двадцать позже, чем государство должно. И это будет процентов двадцать от того, что государство должно.

Комментарии
Профиль пользователя