Коротко

Новости

Подробно

Художественное оформление перемещений

Выставка "Упражнение "Артикуляция"" на "Винзаводе"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Выставка современное искусство

Кураторы Анна Беляева и Анна Буйвид совместно с театральной лабораторией "Платформа" создали проект о том, как молодые художники делают апгрейд традиционным техникам и изучают новые средства выражения — от 3D-графики до интерактивности. На шумной выставке побывал ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


Желание решить важнейшие вопросы жизни, вселенной и всего остального посещает нас в том возрасте, когда человек наименее для этого приспособлен. Биеннале молодого искусства подкидывает сотни примеров искусства по большому поводу, когда художник задорно меряется силами с мировым хаосом, политической и экономической ситуацией, историей искусства и прочими, не менее существенными материями. "Упражнение "Артикуляция"", в отличие от многих выставок молодежной биеннале, правильно очерчивает круг возможностей, благодаря которым художник может хотя бы попытаться сказать что-то интересное. Выставка начинается с инсталляции Марии Куликовской. Старая мебель из родительского дома покрыта живописью в духе первых шагов светского искусства в Российской империи. На ковре — Мадонна с младенцем, опутанные веревками, будто Лаокоон с сыновьями. Из сопровождающего инсталляцию текста мы узнаем, что инсталляция ни много ни мало реквием по Дэмиену Херсту и вообще всем художникам на свете.

Как симпатичная дизайнерская вещь приобрела такой весомый смысл, неясно. Вряд ли художница рассчитывала на то, что ее коллега из Великобритании услышит этот реквием, но попытка сотрясти воздух зачтена и, более того, объяснима. Весь ХХ век художники размышляли о том, где место искусства. Ныне настал момент подумать над тем, что значат и что могут образы в эпоху, когда зафиксировать внимание зрителя на стене в выставочном зале намного сложнее, чем вытащить его из постоянного потока имиджей на стене в "Фейсбуке". Художница инстинктивно действует как анонимные авторы смешных картинок с подписями, превращающие банальности в медиавирусы. На "Артикуляции" понимаешь, что абстракционисты с треском проиграли информационную войну. "Венера" Константина Новикова, похожая на тесто форма с отметинами, которые обычно делают пластические хирурги на лицах у пациенток, повествует о стандартах красоты и вере человечества в то, что раз снаружи все прекрасно, то и внутри богато. Искусство, в общем, должно быть или казаться о чем-то важном, оно, как реклама, не работает без слогана.

Кроме того, дивайсы научили нас тыкать в картинки, растягивать их и ждать реакции на стимулирование чувствительных экранов. Такого рода работ на "Упражнении "Артикуляция"" предостаточно. Они в основном абстрактны, но, в отличие от довоенных беспредметников, все время пульсируют и бьются, как техно-музыка. Эффективность напрямую зависит от бюджета: иллюзия растворения в матрице стоит дорого. Два разных типа современного восприятия — прыгающие формы и картинка с подписью — сосуществуют на выставке благодаря остроумной кураторской идее, согласно которой экспозиция, как конструктор, будет меняться. Логика простая: искусству нужно от стены максимально оторваться и все время двигаться, а заодно и двигать зрителя. Перед входом на выставку лежит анкета, в которой зрителю предлагается написать одно-единственное слово. Руководствуясь результатами анкеты, кураторы обещают 30 июля переделать экспозицию так, чтобы самое популярное слово каким-то образом в ней проявлялось. Пока лидирует слово "любовь", что объяснимо возрастом аудитории "Винзавода". Между тем про любовь, как земную, так и небесную, на выставке работ нет. А зря: в порнографии, например, соединяются две линии кураторской работы. Во-первых, в ней фигурируют красивые тела и традиционные стандарты красоты. Во-вторых, монотонные движения не менее прекрасны и естественны, чем математические формулы программистов. Если говорить серьезно, то на "Артикуляции" не хватает работ между рисовальным классом и компьютером. Два полюса, как Южный и Северный, одинаково холодны.

Комментарии
Профиль пользователя