Коротко


Подробно

 Кино от Новикова


Сибарит в противостоянии мировому злу

В Москве идет новый фильм братьев Коэнов
       Протагонист классического американского "черного" детектива — человек ленивый и выпивающий. Он тщательно прячет мудрость философа под маской хроника-неудачника. У аутсайдера, однако, нокаутирующий удар.
       Братья Коэны перенесли сюжетную завязку одного из романов Раймонда Чандлера в Лос-Анжелес начала 90-х годов. Герой — реинкарнация чандлеровского Филипа Марлоу — не носит ни шляпы, ни двубортного костюма. У него нет ни квадратной челюсти, ни дикого мужества, вообще — никакой харизмы. Никого и ничего, кроме великолепных друзей: полоумного вьетнамского ветерана и отставного серфингиста. Очень калифорнийский расклад? Да, но наш сыщик похож еще и на Шерлока Холмса, и на Илью Ильича Обломова: напускная вялость, сомнительный халат.
       Этот самый герой, хиппистого вида семидесятник, безработный по жизни и вечный beach bum, коротающий дни за игрой в боулинг, попадает в историю архетипическую, стандартно-детективную. Некий миллионер и общественный деятель, столп общества, нанимает нашего хипаря на работу. Задание такое: передать неведомым террористам выкуп за похищенную миллионерову жену. Все оказывается совсем не так просто, как бывало у Чандлера, но не менее интересно.
       На деле — детективная упаковка, исполненная во вполне иронической манере, содержит сюжет о смерти и зачатии. При том ни одно из этих явлений не имеет прямого отношения к развитию фабулы. Итог таков: сюжетные загадки, даже самые интересные и причудливые, суть только шум сравнительно с мощным мистическим undercuurent. Оно и определяет ход всякой человеческой жизни.
       Похоже, не одному Тарантино приелся радикальный черный. Вслед за "Джеки Браун" братья Коэны сделали кино очень высоконравственное и совершенно почвенническое, как бы про шукшинских чудиков, обитающих в окрестностях Голливуда. Они там противостоят, как умеют, вселенскому злу.
       Все сказанное не должно отпугнуть ожидающих от "Большого Лебовски" всяких фирменных коэновских штук: штуки на месте. Кому-то было не лень сосчитать, сколько раз произносится слово nigga в новом тарантиновском фильме — больше трехсот. Оно и некорректно, а не скажешь, что не к месту. У Коэнов лепят четырехбуквенное слово через одно — нет во вселенной Лебовских ничего, что было бы не fucking. С корректностью тоже обошлись по-свойски: самый положительный герой сгоряча выбрасывает безногого инвалида из кресла-каталки. Словом, мир безумен, герои одержимы. Жизнь неуправляема, как сами люди, и к ней невозможно приспособиться. Второстепенные персонажи, "все эти сестры, мужья и жены, чудаковатые учителя, отупевшие с перепоя конторщики и полицейские, помещики, пятьдесят лет ведущие тяжбу о переносе изгороди, романтические офицеры, которые жульничают в карты" — упоительны не менее, чем гоголевские. К тому же сам Джефф Лебовски — тот, который без страха и упрека — вовсе не Big Lebowski.
       В российском прокате тихо прокатились два отличных фильма: упомянутый Тарантино, а еще "Адвокат дьявола". Вот катится третий — "Большой Лебовски".
       
       МИХАИЛ Ъ-НОВИКОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 21.05.1998, стр. 13
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение