Коротко

Новости

Подробно

Русский фашизм не прошел в Германии

от

На одном из самых престижных оперных форумов мира, Байрейтском фестивале, разразился громкий скандал с участием певца из России. Солист Мариинского театра Евгений Никитин отказался от участия в премьере оперы Рихарда Вагнера «Летучий голландец», после того как в немецкой прессе получила широкую огласку информация о том, что первый российский артист, получивший ангажемент на главную роль в Байрейте, носит татуировку в виде свастики.


Премьера постановки Яна Филиппа Глогера с участием Евгения Никитина в заглавной роли должна была состояться в среду, 25 июля. Однако уже на прошедшей в субботу генеральной репетиции спектакля в титульной партии на сцену байрейтского Фестшпильхауса вышел солист Кельнской оперы Самуэль Юн. Первоначально его участие в Вагнеровском фестивале-2012 ограничивалось исполнением эпизодической партии Королевского глашатая в «Лоэнгрине», теперь до конца августа корейскому баритону предстоит выступить еще и в шести представлениях «Летучего голландца».

Тучи вокруг Евгения Никитина начали сгущаться еще в середине минувшей недели: как сообщает Deutsche Welle, на состоявшемся 18 июля пресс-показе «Летучего голландца» журналистам было запрещено снимать эпизоды с участием российского певца — и это при том, что кроме сценического костюма Никитин был облачен в трико, скрывающее его обильно татуированное тело, а руки артиста были тщательно загримированы. Гром грянул в пятницу, 20 июля, когда в эфире телеканала ZDF были показаны размещенные на сервисе YouTube фрагменты программы «Кто там» телеканала «Культура», вышедшей в 2008 году: Евгений Никитин предстает в них музицирующим в собственной рок-группе и демонстрирующим свои татуировки во всей красе, в том числе выколотые на груди знак свастики, ныне прикрытый другим рисунком, и «руну жизни», активно использовавшуюся в символике Третьего рейха. В интервью ZDF Никитин заявил, что считает свои татуировки «грехами молодости», в которых не устает раскаиваться по сей день.

Однако публичного покаяния певца Байрейту, похоже, оказалось мало: уже на следующий день на веб-сайте фестиваля появилось заявление Евгения Никитина, в котором тот признался, что «не мог оценить масштаб раздражения и оскорблений, которые эти символы и знаки могут вызвать», и сообщил о своем отказе выступать в «Летучем голландце». Комментируя решение Евгения Никитина, руководство фестиваля признало возможные негативные последствия «самовывода» ведущего исполнителя, угрожающего грядущей премьере серьезными художественными потерями, но подчеркнуло последовательно отрицательное отношение официального Байрейта к любым формам пропаганды национал-социалистической идеи.

Парадоксальность сложившейся ситуации заключается в том, что татуировки Евгения Никитина никогда ни для кого не были секретом и до сих пор не мешали успешной международной карьере певца. Более того, пиар-кампания премьеры «Летучего голландца» в значительной степени выстраивалась Байрейтским фестивалем вокруг далекого от академизма имиджа российского артиста — так, в минувшую пятницу крупнейший немецкий таблоид Bild опубликовал фотосессию Никитина, щеголяющего своей нательной живописью.

Ответов на вопрос, почему она вызвала столь болезненную реакцию именно в Байрейте и именно накануне премьеры постановки с участием Никитина, может быть как минимум несколько. Самый очевидный связан с политикой денацификации, которой старательно придерживаются нынешние руководители фестиваля, правнучки композитора Катарина Вагнер и Ева Вагнер-Паскье: еще четыре года назад, едва заняв директорское кресло, они заявили о том, что намерены последовательно улучшать имидж своей семьи, пользовавшейся покровительством Адольфа Гитлера, а заодно и самого фестиваля, частым гостем которого был фюрер. Вместе с тем западные журналисты уже выразили убеждение, что удаление Евгения Никитина спровоцировано желанием обезопасить от возможных нападок известного своими не в меру патриотическими убеждениями и откровенно пронацистскими высказываниями дирижера-постановщика «Летучего голландца» и одной из ключевых фигур Байрейтского фестиваля Кристиана Тилемана.

Остается лишь надеяться, что сложившиеся обстоятельства не поставят карьеру мариинского солиста под удар. Дело тут, понятно, вовсе не в том, что певец упустил шанс стать первым русским артистом, получившим столь престижный контракт в Байрейте. Мировую славу и признание Евгений Никитин получил именно как исполнитель вагнеровского репертуара, и выступление на Байрейтском фестивале должно было стать очевидной кульминацией его карьеры. Теперь его репутации может быть нанесен серьезный урон: ряд экспертов уже выразили опасения, что скандал в Байрейте может негативно сказаться на будущем певца. В следующем сезоне Евгений Никитин среди прочих западных ангажементов планирует принять участие в трех стратегически важных премьерах — «Бориса Годунова» в мадридском Teatro Real (сентябрь 2012), «Парсифаля» в нью-йоркской Метрополитен-опере и «Кольце нибелунгов» в Парижской опере.

Дмитрий Ренанский


Комментарии
Профиль пользователя