Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Госсобственность


Мингосимущество включилось в борьбу за зарубежную собственность

       "Коммерсантъ" продолжает цикл публикаций, посвященный российской госсобственности за рубежом. Пока депутаты Госдумы дорабатывают соответствующий законопроект (Ъ подробно рассказывал о нем 27 марта), Мингосимущество сформулировало ряд предложений по управлению этой собственностью и теперь намерено вынести их на заседание ВЧК. Главное: МГИ предложило создать некое АО и внести в его актив большую часть той зарубежной собственности, которая не обслуживает интересы государства и может использоваться в коммерческих целях. Причем создавать это АО следует на базе унитарного предприятия "Госзагрансобственность", подчиняющегося управлению делами президента, которое зарабатывает на сдаче своей собственности в аренду до $750 тыс. в месяц.
       
У кого чего и сколько
       Доклад "О повышении эффективности использования федеральной собственности, находящейся за рубежом" подготовили сотрудники департамента госсобственности за рубежом МГИ. Касался он в основном объектов недвижимости. Так, по официальным данным МГИ, крупнейшими владельцами зарубежной недвижимости являются МИД — 1541 объект, УДП — 715, Российское информационное агентство — 63, Российский зарубежный центр, преобразованный из бывшего Общества дружбы (возглавляет его по-прежнему Валентина Терешкова) и имеющий статус комитета при правительстве,— 77. Еще 163 объекта находятся в ведении Минобороны и различных внешторговых организаций.
       По назначению используется три четверти всех объектов. Оставшиеся 242 тыс. м2 или пустуют, или сдаются в аренду. Самая высокая арендная плата у РЗЦ — его доход составляет $198,8 тыс. в месяц, а больше всего площадей сдает управделами президента, которое получает за это $745,5 тыс. Кстати, по некоторым данным, часть площадей сдается в аренду в нарушение так называемой Венской конвенции о дипломатическом статусе: те объекты недвижимости, которые попадают под действие конвенции, считаются территорией государства-владельца, обладают дипнеприкосновенностью, не подчиняются правовому и законодательному регулированию стран, на территории которых находятся, и сдавать их запрещено.
       Впрочем, как бы то ни было, вся вышеперечисленная недвижимость — лишь часть зарубежной собственности России. Но и среди нее есть масса спорных объектов.
       
Спорные объекты
       О том, что России предстоит пройти через огромную череду судебных разбирательств, доказывая свои притязания на каждый отдельно взятый объект, Ъ уже сообщал неоднократно. Как, впрочем, и о том, что все это будет связано с колоссальными расходами. В первую очередь это касается вопросов о правопреемстве России на объекты, принадлежавшие Российской империи. Правда, в департаменте зарубежной госсобственности к такой перспективе относятся без лишних эмоций. "Государство не будет заниматься кладоискательством,— говорит начальник департамента Александр Радченко,— тратить такие деньги на поиск подобных объектов, не будучи уверенным в результате, по меньшей мере было бы неразумно". Правда, некий вариант решения этой проблемы все-таки был найден. По словам Радченко, МГИ в течение трех последних лет подписало доверенности девяти зарубежным и российским компаниям на поиск, архивные изыскания и подготовку юридических претензий в суд на несколько объектов собственности царской России (какие именно, в МГИ предпочитают пока не говорить). Оплачивают все эти поиски сами искатели, гонорар же за работу они получат только в виде дивидендов с эксплуатации собственности, после того как правопреемство будет доказано в суде.
       Не менее сложно обстоят дела и с правопреемством СССР. Дело в том, что кроме России право на долю в зарубежных активах бывшего Советского Союза имели все бывшие союзные республики. Впрочем, выход из ситуации нашелся достаточно быстро. Россия предложила бывшим республикам подписать нулевой договор, по которому она становилась правопреемником как советской собственности, так и советских долгов. Такой вариант устроил практически всех, и документ был подписан. Однако он до сих пор не вступил в законную силу, так как парламенты Украины, Молдавии и Грузии отказались его ратифицировать. Есть и другие сложности. К примеру, недавно стало известно, что Литва подняла вопрос о возвращении здания посольства в Риме. Дело в том, что половину стоимости здания Литва выплатила Италии еще не будучи советской республикой. По словам президента республики Валдаса Адамкуса, если ранее итальянцы отстранялись от решения этого вопроса, то теперь решили проработать его более конструктивно (в настоящее время в здании бывшего литовского посольства в Риме находятся консульский отдел России и корпункт РИА "Новости").
       Сколько еще времени понадобится на решение всех этих проблем, неизвестно, поэтому МГИ пока предложило разобраться с той недвижимостью, принадлежность которой России ни у кого не вызывает сомнений.
       
Решение проблемы
       В феврале 1998 года Виктор Черномырдин подписал постановление о создании межведомственной комиссии по управлению зарубежной собственностью. Сейчас идет неспешная бюрократическая переписка между представителями Центробанка, Мингосимущества, Минэкономики, Минфина, МВЭС, ФСБ, Службы внешней разведки, МВД и других ведомств. Общее кураторство возложено на Министерство иностранных дел.
       Непосредственной работе этой комиссии будет предшествовать выборочная аудиторская проверка. На прошлой неделе закончился тендер между аудиторскими фирмами. Право проверить 100 объектов российской недвижимости и определить оптимальные способы ее использования предстоит четырем крупнейшим западным аудиторским компаниям. Об этих объектах известно лишь то, что они не являются спорными и находятся на территории Польши, Швеции, Финляндии, Венгрии, Великобритании, Латинской Америки, Египта, Филиппин и других стран. И, как правило, они не используются по назначению, то есть не обслуживают нужды государства.
       Вслед за созданием межведомственной комиссии грядет всеобщая инвентаризация собственности за счет владельцев. В МГИ определили, что всю собственность стоит делить на функциональную (посольства, консульства и проч.), то есть ту, которая требует бюджетных затрат на содержание, и излишки — т. е. собственность, которая сама может приносить прибыль государству. Тут комиссии предстоит столкнуться с тем, что территории многих посольств и консульств гораздо больше, чем необходимо для нормального существования. Сдавать такие излишки в аренду нельзя по причине все той же Венской конвенции. Но выход есть.
       Вслед за инвентаризацией комиссии предстоит заняться вопросом перераспределения площадей — это может быть или обмен одной большой территории на две других, но меньшей площади, или выведение части площадей из-под действия конвенции. И наконец, решающим вопросом станет эксплуатация излишков.
       
УДП получит свое РАО
       По сведениям МГИ, зарубежная собственность, способная приносить государству прибыль, находится в ведении расформированного управлением делами президента унитарного госпредприятия "Госзагрансобственность". Именно его МГИ предлагает реорганизовать. По двум причинам. Во-первых, это вполне бы соответствовало указу президента от 23 октября 1997 года "О реформе предприятий и коммерческих организаций", в котором признано целесообразным прекратить существование унитарных предприятий. Во-вторых, аналогичные меры предусматриваются и программой правительства "Структурная перестройка и экономический рост в 1997-2000 годах". Кроме того, Александр Радченко привел еще несколько аргументов в пользу реорганизации "Госзагрансобственности". Так, в российском законодательстве практически отсутствуют нормы, регулирующие существование унитарных предприятий, в законодательстве же зарубежных государств такого понятия просто нет.
       Наиболее оптимальным с точки зрения управления и привлечения инвестиций в МГИ считают акционерное общество открытого типа по образу "Газпрома" или РАО ЕЭС. В уставный капитал такого АО могла бы войти большая часть коммерческой госсобственности за рубежом. Интересы государства в таком АО, предположительно, должен представлять сбалансированный совет директоров, состоящий из представителей заинтересованных министерств и ведомств, что позволило бы учесть интересы всех участников. Но совершенно очевидно, что главенствующую роль в совете директоров АО играл бы представитель УДП, так как подавляющее большинство объектов, приносящих прибыль, находится именно в его ведении.
       Несколько иной позиции придерживаются в Госдуме. Депутаты склоняются к повышению собственного значения в процессе контроля над собственностью и считают, что оптимальным вариантом стало бы создание Федерального агентства по управлению российской госсобственностью за рубежом, имеющей такой статус, как, к примеру, нынешние МГИ, ФКЦБ или Центральный банк. Это, конечно, не комитет самой Госдумы, но и не акционерное общество, к управлению которым депутаты не будут иметь ни малейшего отношения.
       Какое из предложений найдет поддержку в правительстве, станет известно в конце мая. Во всяком случае, на этот срок Сергей Кириенко запланировал собрание ВЧК, на котором будет решаться вопрос о госсобственности за рубежом. Пока широкую огласку получило лишь мнение одного ее члена — вице-премьера Бориса Немцова, которому идея создания АО не понравилась. Ъ сообщит о решении ВЧК.
       
       ЮЛИЯ Ъ-ПАПИЛОВА, ЮРИЙ Ъ-КАЛАШНОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя