Коротко


Подробно

 Интервью с Шамиром


В 1947-м весь еврейский народ был в восторге от Громыко

       14 мая 1948 года было провозглашено Государство Израиль. Корреспондент "Коммерсанта" ЛЕОНИД Ъ-ГАНКИН взял интервью у ИЦХАКА ШАМИРА, бывшего главы "Моссад" и премьер-министра Израиля, участника войны за независимость.
       
       — Примите мои поздравления с 50-летием Государства Израиль. Чем вы занимались в эти дни 50 лет тому назад?
       — Я входил в руководство подпольной организации ЛЕХИ и в 1946 году был арестован британцами и интернирован в Эритрею. Через несколько месяцев мне с группой товарищей удалось бежать. Окольными путями я добрался до Чехословакии, которая тогда помогала нам оружием. А через нее — в Израиль. Я прибыл сюда за пять дней до провозглашения независимости.
       — Известно, что на одном из подаренных Прагой трофейных "мессершмитов" летал нынешний президент Израиля Эзер Вейцман. Чехословакия помогала Израилю с санкции СССР?
       — Без всякого сомнения. Даже тогда все в Израиле прекрасно понимали, что получают оружие от Советской России, а не от Чехословакии.
       — Во время войны за независимость на израильской стороне сражалась группа советских офицеров-евреев, ветеранов Великой Отечественной, приехавших под видом добровольцев. Но, говорят, они были направлены советским правительством и после ухудшения отношений почти все в организованном порядке покинули Израиль. Что вы об этом знаете?
       — Детали мне неизвестны: я пришел в "Моссад" намного позже. Но их помощь была для Израиля как нельзя кстати. Мы сражались тогда с регулярными армиями нескольких государств, практически не имея собственных кадровых офицеров. А приехавшие советские военные имели опыт боевых действий и к тому же были специалистами дефицитных воинских специальностей — танкистами, артиллеристами. В Израиле их на руках носили.
       — Как лично вы в 1940-е относились к СССР?
       — С большим интересом. Он пробудился еще в те годы, когда я учился в варшавском университете. Я тогда примкнул к сионистской группе, но многие мои друзья состояли в польской компартии. Мы установили контакты с советскими представителями в Европе. Эти контакты продолжались и после провозглашения независимости. Мы имели связь и с руководством Чехословакии, Болгарии. Один из моих друзей был близко знаком с Георгием Димитровым и даже уговорил его отпустить в Израиль болгарских евреев. В 1951-1952 годах Болгарию покинуло почти все ее еврейское население. Это почти 50 тысяч человек.
       — Советский Союз на первых порах поддерживал Израиль. Но затем политика СССР повернулась на 180 градусов. Почему?
       — Действительно, в 1947-1948 годах советский режим относился к Израилю с большой симпатией. Здесь хорошо помнят речь Громыко в ООН. 29 ноября 1947 года он высказался в поддержку права евреев на создание собственного государства. Мы впервые услышали голос Советской России, такой дружественный голос. Весь еврейский народ был в восторге. Много лет спустя, уже в 80-е, Громыко в беседах со мной любил повторять: "Вот этой рукой (Шамир произнес это по-русски.— Л. Г.) я проголосовал за создание еврейского государства". А потом принимался убеждать меня согласиться на создание палестинского государства.
       Советский режим надеялся, что приобретет в лице Израиля союзника и оплот социализма на Ближнем Востоке. Но начиналась "холодная война", и наш первый премьер Давид Бен-Гурион решил, что мы должны в ней быть союзниками США. Когда в Москве это поняли, политика по отношению к Израилю радикально изменилась. Потом произошел инцидент с Голдой Меир, первым послом Израиля в СССР. Как-то в субботу она пошла в синагогу. Там стихийно произошла огромная манифестация солидарности советских евреев с народом Израиля. Сталину это страшно не понравилось. Это было в 1949 году, а в 1950-м в СССР был разогнан Еврейский антифашистский комитет, инспирировано "дело врачей" и началась антисемитская кампания.
       — Отношения между нашими странами изменились в годы перестройки, и вы стояли у истоков этих перемен...
       — Перестройка принесла улучшение отношений между СССР и США. Под давлением США политика СССР начала меняться, но крайне медленно. Я неоднократно встречался с Горбачевым и чувствовал, что он сам не знает, в какую сторону двигаться. Первый российский политик, который проводит осознанную внешнюю политику,— это Примаков. К сожалению, эта политика не слишком дружественна по отношению к Израилю.
       — Почему вы так считаете?
       — Примаков — арабист. У него всегда были очень тесные отношения с арабами, а нас он не любит. Примаков стремится к тому, чтобы Россия снова стала супердержавой в прежнем понимании этого слова. А на этой основе России трудно найти взаимопонимание с Израилем. Наоборот, она заинтересована в арабском мире, в Иране. Как с политической, так и с экономической точки зрения — чтобы продавать в эти страны оружие. Сейчас Россия уже не великая держава в экономическом смысле слова, но у нее есть все возможности снова ей стать. И несмотря на то что у нас традиционно тесные отношения с США, не в интересах Израиля быть связанным только с одним полушарием земного шара. Нам важно иметь одинаково устойчивые отношения как с США, так и с Россией.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение