Коротко

Новости

Подробно

"Главная проблема любой НКО — безразличие собственного народа"

Политолог из США о сходстве и отличиях американского и российского законов об иностранных агентах

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Профессор политологии Российской экономической школы, гражданин США СЭМ ГРИН помог корреспонденту "Ъ" ВИКТОРУ ХАМРАЕВУ разобраться в сложностях перевода законодательных актов.


— Российские некоммерческие организации (НКО), которые получают зарубежные гранты и занимаются при этом политической деятельностью, будут теперь у нас называться "иностранными агентами". Авторы закона из "Единой России" уверяют, что воспользовались чуть ли не под кальку американским законом Foreign Agents Regulation Act (FARA).

— В законотворчестве не должно быть под кальку или буквального перевода законов. Любой закон — в лучшем случае наполовину — зависит от того, что записано в его тексте. Потому что он действует в окружающей юридической среде, которая у каждой страны своя. Калька американского закона не будет работать в России так же, как она работает в США, где прокуратура, следственные органы, суды работают по-другому.

— Наши законодатели под калькой имеют в виду принцип FARA: специальный учет для НКО, которые занимаются политикой на зарубежные деньги.

— FARA действительно устанавливает специальный учет. Но только для лоббистских фирм и компаний, которые напрямую работают в интересах иностранных государств или иностранных фирм, получая за это прямое финансирование из-за рубежа.

— То есть FARA касается только зарубежных НКО, действующих в США?

— Это может быть и американская лоббистская контора, которая получила зарубежный заказ. Например, компания "Кетчум", которую наняло российское правительство, для того чтобы представлять интересы России в США. Но "Кетчум" из-за этого не считается "иностранным агентом". От компании только требуется, чтобы она объявила о своем зарубежном клиенте. В то же время FARA может не касаться зарубежных НКО, если это, например, отделение "Гринписа", которое получает деньги из своей европейской штаб-квартиры, при этом критикует текущую политику правительства США в сфере экологии и лоббирует такие решения, которые могли бы изменить эту политику. "Гринпис" — не "иностранный агент" и на специальном учете в США не состоит.

— По нашему закону экологические организации (а также благотворительные, научные, социально ориентированные), получающие зарубежные гранты, тоже не считаются "иностранными агентами". Закон касается только тех НКО, которые занимаются политической деятельностью.

— Но ваш законодатель предложил широкое толкование понятия "политическая деятельность" вплоть до политических акций и формирования общественного мнения для воздействия на принятие решений органами власти. Повторяю пример: "Гринпис" в США воздействует и на общественное мнение, и на принятие решений.

— Авторы этого толкования — депутаты из "Единой России" — доказывают, что они и в этом случае имели в виду американский вариант. Причем, по их словам, ваш вариант толкует понятие "политическая деятельность" намного шире российского аналога.

— Мне трудно сказать, на какой американский источник ссылаются депутаты "Единой России". Насколько мне известно, понятие "политическая деятельность" сложилось в США в ходе правоприменительной практики. Потому что только суд может установить, занимается конкретная НКО политикой или нет.

— У нас будет то же самое: признаки политики в деятельности НКО будет фиксировать только суд.

— Поэтому я и не хотел бы делать каких-либо окончательных выводов. Надо дождаться правоприменения, если оно состоится. Но в американской практике правовой интерес к политической деятельности возникает только в трех случаях: когда речь идет о выборах, о работе в госорганах и о лоббировании. Поговорите с представителями ваших НКО, которые получают зарубежные гранты американских фондов, в том числе таких фондов, которые поддерживает Госдеп. В каждом случае подписывается договор. И в каждый договор по требованию американской стороны вписана строка, где российский получатель гранта обязуется не участвовать в выборах, не работать в госорганах и не заниматься лоббированием.

— Если в США какая-нибудь НКО, как и наша ассоциация в защиту избирателей "Голос", живет исключительно на зарубежные гранты и тратит их на подготовку наблюдателей для выборов, на мониторинг избирательного процесса, на выпуск литературы, фиксирующей нарушения избирательных законов на выборах, считается ли она "иностранным агентом"?

— Не считается. Все, чем занимается "Голос" в России, в США не считается участием в выборах. По-нашему — в выборах участвует тот, кто стал кандидатом, и тот, кто напрямую финансирует избирательную кампанию какого-нибудь кандидата или партии.

— А как у вас в народе воспринимают термин "иностранный агент"? У нас — негативно. Это обозначает шпиона, в лучшем случае Джеймса Бонда...

— Само слово "агент" содержит негативный оттенок и для американцев тоже. Потому что агент — это человек, работающий не на свой интерес, а на чужой. А, если человек работает не на свой интерес, значит, он может быть неискренним, лицемерным. Но для американцев это не значит, что агент — враг. Кроме того, в США признают автономию человека. Того же активиста "Гринписа" никто не считает агентом. Потому что человек может работать на свой интерес, даже получая за такую работу зарубежные гранты. В России же, судя по риторике власти, считают по-другому. Если ты получил деньги из-за рубежа, неважно — от частного фонда или от государственной структуры, то ты представляешь интересы заграницы, а значит, ты потенциально опасный.

— FARA требует от "иностранных агентов", чтобы они во всех книгах, которые выпускают, на всех брошюрах и листовках указывали, что их НКО "иностранный агент"?

— Точно не знаю, потому что лоббистские конторы не занимаются издательской деятельностью. Но точно знаю: FARA не требует, чтобы они на своих офисах размещали вывеску Foreign Agent.

— Предусмотрена ли в США уголовная ответственность для НКО? Наш законодатель предполагает уголовное преследование за "побуждение граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей".

— Мне трудно судить, почему ваш законодатель предусмотрел такую норму. Еще сложнее понять, как эта норма будет применяться на практике. Я думаю, "отказ от исполнения гражданских обязанностей" — это вопрос философии и морали. Но хочу сказать, что все НКО в любой стране мира, хоть в России, хоть в США, сталкиваются с главной проблемой — безразличием собственного народа. Поэтому главная задача любой НКО — взбудоражить людей, мобилизовать их. Специфика России в том, что НКО вынуждены не только будоражить общество, но и выступать против власти. Американская власть неидеальна, НКО у нас против нее тоже выступают. Но у властей США нет такого, как в России, презрения к НКО. Никто их там никакой "пятой колонной" не считает.

Комментарии
Профиль пользователя