Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13
 Салон престижных часов в Женеве

Сияющие вершины ювелирного искусства и механики

VIII Международный салон престижных часов в Женеве
       В центральном выставочном комплексе Женевы, как уже сообщал Ъ, состоялся традиционный Salon International de la Haute Horlogerie, известный во всем мире как главный смотр последних коллекций престижных часов и аксессуаров ведущих европейских производителей. Среди "новинок" признанных законодателей моды в области часов внимание специалистов привлекли модели от Piaget, Cartier, Baume & Mercier, Yves Saint-Laurent, Alfred Danhil и Montblanc, которые были представлены на салоне в качестве "объектов искусства" и "предметов роскоши". Рассказывает НАТАЛИЯ Ъ-ОРЛОВА.
       
       Даже неискушенному в моде и в часовом бизнесе человеку становится понятно: в Женеве этой весной происходит что-то грандиозное. И все это связано с часами. Часы повсюду: на уличных плакатах, на рекламных щитах, на обложках журналов в табачных киосках, на заставках местных телевизионных каналов и, конечно же, на первых страницах всевозможных путеводителей, которые заботливые швейцарцы предлагают каждому, кто хоть немного похож на туриста. И если Париж — центр моды, то Женева, естественно, столица часов. Здесь всегда охотно подскажут "который час", но с удивлением отметят: как, вы в Швейцарии и до сих пор без швейцарских часов?
       Впрочем, отправляясь на SIHH профессионалы умышленно оставляют собственные часы в отеле. Вероятно, чтобы не смущать именитых производителей, с которыми им предстоит общаться, продуктом конкурирующей фирмы, устаревшим дизайном и не слишком высокой ценой. Стоимость даже самых скромных на вид моделей, представленных на стильных стендах салона, в десятки и даже сотни раз превышает стоимость умопомрачительных нарядов haute couture (с которыми, кстати, большинство этих ювелирных изделий будет затем носиться). Так, в летних кафе, устроенных прямо среди подсвеченных витрин с эксклюзивными моделями, журналисты ведущих западных газет и журналов обсуждают звезд и их неумение сочетать драгоценности и наряды: за известную страсть к золоту и бриллиантам, как обычно, достается Элтону Джону, Принцу и Элизабет Тейлор, по мнению язвительных журналистов, не умеющих вовремя остановиться и оттого часто похожих на рождественские елки. Хотя у постоянных участников SIHH на этот счет явно противоположное мнение.
       
Посторонним просьба не беспокоиться
       "Элизабет Тейлор, Элтон Джон, Тина Тернер, Шарль Азнавур, Дэвид Боуи, Орнелла Мути, Клаудиа Кардинале, возможно, иногда и раздражают прессу, но по-прежнему остаются в числе самых любимых наших клиентов,— подчеркнула представитель Cartier по связям с общественностью Женевьев Бессон.— Они действительно любят настоящие драгоценности, но в тоже время умеют их носить". Кстати, в Женеве, мы узнали, что многие политики в России, как и их западные коллеги, носят часы, запонки и галстучные булавки от Cartier. Однако, когда речь зашла об именах, представители фирмы сделали отрицательный жест: об этом в уважающих клиентов компаниях не принято распространятся. Единственным российским клиентом, которого нам назвали, оказался Владимир Брынцалов, как и западные звезды, позволяющий о себе говорить.
       "Имена известных клиентов за нас называют светские хроникеры,— улыбнулся на вопрос о покупателях президент компании Baume & Mercier Жан-Филипп Арриоль.— Однако, насколько мне известно, среди тех, кому нравится наш подчеркнуто лаконичный стиль — Хиллари Клинтон и Нельсон Мандела, довольно разные люди, но, как оказалось, с одинаковыми вкусами". По мнению удачливого часовщика, чья рекламная кампания новых часов была признана лучшей на женевском салоне, секрет популярности часов Baume & Mercier у иностранных политиков в том, что их не утяжеляют многочисленные бриллианты, а простой дизайн делает подходящими и для деловых встреч и для вечерних приемов.
       "Мне легче сказать, кто не носит Piaget,— задумался президент другой именитой компании, глава Национального центра электроники и микротехники Швейцарии Ив Пиаже.— Но если вы как-нибудь обратите внимание на руки президентов, шейхов и королей, наверное, вам сразу все станет понятно." По-дружески мэтр часового дела подсказал нам поинтересоваться коллекционерами часов, среди которых часто встречаются прелюбопытнейшие личности. Воспользовавшись советом, мы первым делом поинтересовались размерами его собственной коллекции. "Я не самый удачный пример в этом плане,— вздохнул Пиаже.— Я излишне сентиментален и люблю непреходящие ценности, поэтому в моем доме лишь около 12 действующих моделей собственной марки. С Piaget я начал свою карьеру и потому предпочитаю свои часы прочим".
       Большинство посетителей SIHH-98 (а на салон пускают лишь профессиональную публику: закупщиков, журналистов, коллекционеров, представителей королевских семей и известных европейских фамилий) с удовольствием вспоминали о количестве приобретенных и полученных в дар часов. Среди них оказались и настоящие коллекционеры. Так, одна видная француженка, прилетевшая "взглянуть на часы" в Женеву в сопровождении юного сына, даже сбилась со счета: "Пожалуй, я даже не вспомню, сколько часов у моего мужа. Он любит разные марки и модели. Я же предпочитаю только Cartier, и у меня их 58 моделей (есть и настоящие раритеты!), не считая четырех новых, которые я здесь приглядела и уже почти что приобрела".
       На прощание, так и не пожелавшая называть себя словоохотливая дама, призналась, что ее буквально раздражают нувориши: "Выбирают и меряют вполне приличные часы стоимостью $700 тыс., а покупают те, чьи цены превышают цифры с шестью нулями. Как будто в пустыне этим еще кого-то можно удивить! Кстати, я слышала на днях, что какой-то русский прилетел сюда на собственном самолете и купил за наличные с полдюжины золотых ручек Montblanc с бриллиантами в подарок друзьям. Это правда?" Нам нечего было сказать француженке, хотя за время пребывания на салоне не раз доводилось слышать эту историю.
       
Черная стрелка проходит циферблат
       Представление новых коллекций на женевском салоне происходит по тщательно разработанной схеме. Салон поделен на три сектора: первоклассные часы как объекты искусства (коллекции Piaget, Cartier, Baume & Mercier, Vacheron Constantin), современные первоклассные часы (коллекции Gerald Genta, Daniel Roth, Parmigiani Fleurier) и предметы роскоши (коллекции Alfred Danhil, Yves Saint-Laurent и Montblanc). По мнению организаторов салона, с современными часами посетители вполне могли разобраться сами. Понять же едва уловимую разницу между похожими "объектами искусства" и "предметами роскоши" помогали специальные витрины, в которых разные модели представлялись в определенных интерьерах минувших лет и нашего времени. Здесь же демонстрировались модели, выполненные в единственном экземпляре и символизировавшие "непревзойденное мастерство высокого часового искусства".
       На постоянно действующем дисплее в разделе "Automata and time, a time for automata" также были представлены наиболее оригинальные и известные модели часов и хитроумных ювелирных украшений, созданные с XVII по XIX века швейцарскими, английскими, французскими, итальянскими и немецкими мастерами и ныне хранящимися в известных музеях Европы. Однако дистрибуторов и аккредитованных на салоне журналистов больше интересовал сегодняшний день и те коллекции, которые известные марки предлагали своим клиентам. В центре внимания, конечно же, были компании, по традиции предлагающие изделия, которые моментально завоевывают популярность, заимствуются и тиражируются фирмами более низкого ранга.
       Одной из таких компаний, безусловно, является Cartier, чьи идеи не раз цитировались во многих европейских и американских коллекциях. В 1998 году компании вновь удалось удивить конкурентов, представив на салоне три модели мужских часов из новой коллекции Pasha. Строгие округлые и овальные формы, сочетание классической терракотовой кожи с белым и желтым золотом и уникальный дизайн циферблата, а также новая технология, сводящая влияние гравитации практически к нулю, сделали эти часы настоящими хитами.
       По словам директора по маркетингу Cartier Бернара Форна, число желающих заполучить их в свои коллекции явно превышает предел допустимого: "К сожалению многих мужчин, которым нравятся динамичные спортивные модели, эти часы выпущены весьма ограниченными партиями и их уже сегодня вполне можно назвать раритетными". Так, модель со скрещенными инициалами компании в этом году смогут приобрести лишь девять человек, "турбинную" модель — 10, а модель "день-ночь", с цифрами расположенными в верхней части часов (время здесь узнается по стрелке, разные концы которой отсчитывают то вечерние, то дневные часы) — 50. "В 1999 году мы выпустим дополнительное количество таких часов, однако каждая партия не будет превышать 15-20 моделей,— подчеркнул Форна.— Я думаю, что эти часы ждет большой успех, однако и такова наша политика, мы готовили их появление в свете практически несколько лет".
       В женской коллекции Pasha дизайнеры сделали ставку на розовый, желтый и белый цвета: на циферблат накладываются разноцветные решетки с бриллиантами в тон, которые легко меняются под цвет наряда, который вы на себя надеваете. Также дамам предлагается модель Manchette, широкие и узкие часы-браслет, продолжающие линию модного узкого рукава. В новой ювелирной коллекции часов — модели в духе знаменитых ювелирных украшений 20-30-х годов, периода, когда светские дамы и звезды кино увлекались "белым Ар Деко" и разноцветными витиеватыми украшениями, заключенными Cartier в платиновые и золотые "вертикали" и "горизонтали".
       Дизайнеров Piaget, Baume & Mercier и Montblanc привлекают "непреходящая классика" и стальные формы и драгоценные металлы под сталь, позолоченную или декорированную эмалью и драгоценными камням. При этом ювелиры Montblanc обращают более пристальное внимание на мужчин, по их мнению, сегодня в большей степени озабоченных собственной внешностью, нежели в прошлые годы. Так, строгие деловые модели со знаменитой черно-белой звездою дополняют ручки, запонки и галстучные зажимы в тон ремешка и циферблата.
Комментарии
Профиль пользователя