Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13
 Интервью с президент Montblana и Piaget

Во власти времени

       Среди участников VIII Международного салона престижных часов и ювелирных украшений SIHH-98 в Женеве интерес публики привлекли последние коллекции знаменитых компаний Piaget и Montblanc. Обе марки считаются законодателями моды в своей области и пользуются популярностью в деловых, политических и культурных кругах Европы, Америки и Азии. Нам показалось интересным сравнить мнение глав этих компаний о времени и о часах. Президент Piaget ИВ ПИАЖЕ и президент Montbanc НОРБЕРТ ПЛАТТ дали эксклюзивные интервью обозревателю моды Ъ НАТАЛИИ Ъ-ОРЛОВОЙ.
       
— Существует ли понятие "модные часы" и можно ли вообще говорить здесь о моде?
       Ив Пиаже: Конечно, поскольку на SIHH представлены последние тенденции моды в часовом дизайне. Сам салон, кстати, называется международным салоном haute horlogerie. Это то же, что и Неделя haute couture, только вместо модной одежды здесь демонстрируются модные часы. Все самое свежее, все лучшие дизайнеры и марки. Новомодные механизмы и форма большинства экспонатов — весьма убедительное доказательство моих слов. Часовая мода существует, и она не только не следует общепринятой моде, но даже опережает ее.
       Норберт Платт: Хотя наша продукция считается модной, все же мы далеки от того, что принято считать модой. Мы вне моды. Мы говорим о коллекциях, но имеем в виду новые модели, пополняющие фонд "старых" изделий, которые по-прежнему популярны. Конечно, модные тенденции присутствуют. Например, сейчас пользуются успехом часы, ручки и запонки лаконичных форм из высокосортной стали. Но это не значит, что все часовые компании должны переключится на изготовление часов и аксессуаров из стали. Говоря о Cartier, мы имеем в виду ювелирное изделие, сочетание цветного золота и бриллиантов. Говоря о Rolex, представляем избыточный по роскоши дизайн циферблата. Montblanc — это черно-белый микст кожи и стали, строгий дизайн и фирменная "звезда". Это имидж, и ему не стоит изменять в угоду преходящей моде. Это философия, которую мы передаем в наших изделиях-посланиях всем, кто привык нам доверять.
       — Еще каких-нибудь два века назад часы рассматривали не более чем забавный аксессуар, своего рода игрушку...
       И. П.: В наши дни в часы почти не играют. По ним выстраивают собственную жизнь (не этим ли объясняется привычка постоянно сверять часы?). В отличие от прошлых веков сегодня чаще интересуется часами. И покупают несколько моделей одновременно. По моим наблюдениям, особенно разборчивыми стали мужчины: они хотят одни часы для занятий спортом, другие для верховой езды, третьи для охоты, четвертые для офиса, пятые для вечерних приемов и ужинов tete-a-tete. Мужчинам быстрее надоедают старые модели: часы меняют раз в месяц или даже в неделю. Реже — в течение года или (это своего рода рекорд!) спустя пять лет. В прошлом часы чаще всего приобретались однажды и на всю жизнь.
       Н. П.: Если вам нравятся часы-игрушки и позволяют средства — покупайте их. Почему бы и нет? Многие производители рассчитывают на игривость клиентов. Если вы решили приобрести часы за $10 и даже за $1, это, конечно же, ваше право. Но доллар не гарантирует качества, которое обещают швейцарские марки. Когда ваши часы встанут, не корите того, кто их сделал: даже два дня работы этой игрушки окупят ваш доллар с лихвой! Не обижайтесь и на реакцию вашего чада, которому протянете долларовые "ходики" со словами: "Сынок, я люблю тебя и дарю тебе эту безделицу, чтобы ты меня помнил..." Я из тех, кто дарит детям стоящие часы.
       — В таком случае можно ли утверждать, что часы стали еще в большей степени игрушкой, нежели раньше?
       И. П.: Сегодня часы стали своего рода символом. К примеру, нашим клиентам льстит сам факт, что на них надета вещь, свидетельствующая о положении в обществе, возможностях и определенном достатке. Piaget не нужно представлять, они говорят сами за себя. Что же касается игр с часами... Люди, на мой взгляд, любят играть в имидж, который приобретают вместе с дорогой одеждой или часами.
       Н. П.: Если рассматривать современные часы, представляемые как объекты искусства, то вполне можно понять психологию коллекционеров. Эти сокровища работы известных дизайнеров ценятся наравне с художественными произведениями. Большинство из них сделаны в единственном экземпляре и способны украшать дома веками.
       — Оппоненты обильно декорированных часов считают, что часы должны быть часами...
       И. П.: Покупая себе Piaget, люди получают с ними историю, атмосферу, эстетику, стиль... Дух времени, если хотите. Многие часы действительно представляют собой истинные произведения искусства из драгоценных металлов и камней. Если кто-то в состоянии приобрести это для себя, какой смысл упрекать его и останавливать?
       Н. П.: Выбор той или иной модели зависит от вкуса клиента. Декорированные, унизанные бриллиантами часы в определенной обстановке и при соответствующем туалете могут выглядеть очень красиво. Возможно, мы больше думаем о точности, скорости и технологиях, нежели о декоре. Возможно также, наши модели выглядят чересчур лаконично, но клиентам, в том числе и клиентам из России, близки идеи минимализма. Что же касается предназначения, то мы выпускаем именно часы.
       — Восточная мудрость гласит, что часы делают людей несчастными, поскольку люди интересуются временем чаще, чем следовало бы...
       И. П.: Я не буду столь категоричен. Люди действительно слишком часто поглядывают на часы, подчас с грустью замечая, как течет время, как дни рождения сменяют друг друга... Однако вряд ли они станут счастливее, избавившись от часов. По-моему, часы созданы не во вред человеку, а чтобы служить ему. Мне и вам. И думаю, что с поставленной задачей они хорошо справляются.
       Н. П.: Кто может объяснить, что такое счастье? Некоторые счастливы, пока им об этом этом не сказали. Так, кажется, говорят индийские мудрецы? Несколько лет назад Каспаров проиграл IBM. Сделал ли компьютер его несчастнее? Может, его сделали несчастным высокие технологии, овладеть которыми человеку пока невозможно. Разве он перестал играть в шахматы или убрал из дома компьютер? Люди не перестанут смотреть на часы. Это часть "хай-тек", признак времени, в котором, хочется того или нет, приходится жить.
       — Как вы относитесь к утверждению буддистов, что времени в мире не существует?
       И. П.: О таком понятии, как "время", можно рассуждать бесконечно. Нельзя отрицать, что большая часть человечества все же имеет определенное представление о времени, анализирует время, считает часы и живет по ним. Я думаю, время — это нечто непостижимое, что люди хотят найти, от чего хотят убежать и чем мечтают овладеть. К сожалению, непостижимость времени заключается как раз в том, что временем овладеть нельзя (может быть, именно это имеют в виду буддисты?). Увы! Со временем можно только состариться...
       Я уверен, что среди наших покупателей (как и среди клиентов многих других фирм) есть и буддисты. Это довольно просто объяснить: многим из них приходится бывать или жить в западных странах, назначать встречи с западными людьми, которым нет смысла объяснять, что времени не существует.
       Н. П.: Восточная концепция времени — часть философии, определенного учения, сосуществующего с западной религией. Нам трудно понять и принять эту концепцию. Мы никогда не сможем объяснить, что такое время. Возможно, время есть величина постоянная, а нечто проходящее в этом мире — мы? На мой взгляд, для христианина попытка разобраться в идеях конфуцианства, буддизма, брахманизма и других восточных философий может вызвать некоторое помешательство. Montblanc довольно демократичен: например, наши ручки могут писать слева направо и наоборот. А если вы привыкли считать минуты, вам не обойтись без точных часов.
       — А что значит время для вас?
       И. П.: С одной стороны, нечто мгновенно улетучивающееся, убегающее. С другой — целый период жизни, который я прожил в часовом бизнесе, в haute horlogerie, находясь в постоянной погоне за убегающим временем. Не знаю, за чем именно я пытаюсь поспеть, наверное, как все, за тем, что владеет нами и чем мы, в свою очередь, лишь мечтаем овладеть.
       Н. П.: Десять часов Montblanc в моем доме. А если серьезно, это годы работы в моей компании, которую я люблю, как ребенка, и в чью философию верю.
       — Какое будущее вы прогнозируете часам?
       И. П.: Мы уже находим часы среди музейных экспонатов, но мы также видим ту значительную роль, которую часы играют и будут продолжать играть в современном мире.
       Н. П.: Мои прогнозы положительны: стоит ожидать появления уникальных моделей. Уже сегодня рынок первоклассных часов переживает сильную конкуренцию: наряду с известными часовыми марками на повышенный интерес публики претендуют часы марок Gucci, Armani, Guess... Выживут лучшие, и это справедливо.
Комментарии
Профиль пользователя