Коротко


Подробно

Инсталляция оперы

Дмитрий Ренанский о «Мареве» в Нижнем Новгороде

Современная опера долгое время существовала в России на правах маргиналии, вопреки всем обстоятельствам лишь каким-то чудом выживающей на самой обочине отечественного культурного процесса. Надежда на то, что эта плачевная и, как еще недавно казалось, безвыходная ситуация начнет, наконец, меняться в лучшую сторону — пусть мало-помалу, но зато последовательно и системно,— забрезжила в преддверии будущего театрального сезона. Уже в сентябре премьерой "Франциска" Сергея Невского на новой сцене Большого театра откроется "Опергруппа" — проект Василия Бархатова, который до конца года обещает представить московской публике свежие театральные партитуры Леры Ауэрбах, Ольги Раевой и Бориса Филановского. Ближе ко второй половине сезона Камерный театр Бориса Покровского пополнит афишу "Титием Безупречным" Александра Маноцкова в постановке Владимира Мирзоева, и примерно в те же сроки Теодор Курентзис продирижирует в Перми мировой премьерой "Носферату" Дмитрия Курляндского. В столице и регионах, в проектных условиях и в государственных репертуарных стационарах, современная русская опера попытается занять подобающее ей место — а заодно понять, где именно ей будет дышаться наиболее вольготно.

Образцово-показательна в этом смысле инициатива Приволжского филиала Государственного центра современного искусства, отмечающего свое 15-летие премьерой оперы "Марево" — совместным сочинением известной нижегородской арт-группы "Провмыза" и композиторского дуэта Марка Булошникова и Кирилла Широкова. Этот проект подробно объясняет национальные особенности бытования современной оперы в сегодняшней России. В силу определенных исторических обстоятельств новая музыка пользуется в нашей стране подчеркнутым недоверием в первую очередь со стороны академических структур: во всех отношениях проблемный современный репертуар не востребован толком ни филармоническими (поэтому премьеру "Марева" сыграет независимый NoName-ensemble, первый в Нижнем Новгороде коллектив, специализирующийся на современной музыке), ни оперными институтами. Не найдя поддержки в самом что ни на есть ближнем круге, новая музыка вынуждена мигрировать на смежные территории, вступая в альянс с современным искусством.

Перечень пространств, в которых реализовывалось абсолютное большинство недавних громких начинаний в сфере современной оперы (притом что все их, в сущности, можно пересчитать по пальцам одной руки), говорит сам за себя: в Москве приютом для оперных представлений не раз становился "Винзавод", а в Петербурге институт "Про Арте" приспособил для нужд программы "Homeless Opera" ранее освоенные музейщиками и кураторами местный планетарий и публичную библиотеку. Так что материализация "Марева" в Арсенале Нижегородского кремля удивляет, в общем-то, куда в меньшей степени, нежели сообщение о том, что нынешней осенью музыка сравнительно молодого по российским меркам автора будет звучать в стенах Большого театра. Тут уместно будет вспомнить, что ставший уже легендарным оперный "взрыв" в творчестве американских композиторов конца прошлого века произошел тоже отнюдь не на подмостках репертуарных театров — вполне может статься, что со временем миграция новой русской оперы на территорию contemporary art будет трактоваться не как вынужденный компромисс, но как жизненная необходимость.

Ведь опера, как ни крути, по-прежнему воспринимается на одной шестой суши искусством глубоко архаичным и утратившим всякую связь с актуальной реальностью. Тем более важно, что постановщиками "Марева" (и, между прочим, инициаторами всего проекта) выступили одни из самых ярких представителей российской арт-сцены: в контексте затяжного стилевого и идейного кризиса российской музыкальной режиссуры театральному дебюту группы "Провмыза" обеспечено повышенное внимание профессионального сообщества — уж слишком сильно сегодня нуждается в радикальном обновлении оперный жанр. Другой повод для надежды — возраст композиторов "Марева": и только что засветившемуся на престижном петербургском конкурсе "Шаг влево" Марку Булошникову, и его коллеге Кириллу Широкову — по 22 года. А это значит, что в отечественный музыкальный процесс все более активно входит новое композиторское поколение: недавно разменявшим пятый десяток Сергею Невскому и Борису Филановскому и генерации приближающихся к тридцатилетнему рубежу Владимира Горлинского и Сергея Хисматова все более активно начинают наступать на пятки двадцатилетние — не исключено, что "Марево" может стать их эстетическим манифестом.

Нижний Новгород, ГЦСИ, 18 и 19 июля, 19.00

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 13.07.2012, стр. 14
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение