Коротко

Новости

Подробно

Эхо прошедшей волны

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 11

В России в случае стихийных бедствий работает правило: чем больше жертв и, соответственно, внимания общественности, тем выше компенсации выжившим. Эта порочная схема не делает более ответственными ни чиновников, ни самих пострадавших.


АНАСТАСИЯ КАРИМОВА


Сила быстрого реагирования


На следующий день после потопа в Краснодарском крае, когда еще ничего не было известно о суммах компенсаций, жители Крымского района, наиболее пострадавшего от стихии, делились с корреспондентом "Денег" своими тревогами.

— Небось выплатят, как в прошлый раз, 20 тыс. руб. на капитальный ремонт дома,— переживала Лидия Ногина, проживающая на улице Островского в Крымске.

"Прошлый раз" — это десять лет назад, когда в Крымске был меньший по количеству жертв, но все равно довольно мощный потоп. Какой-то мужчина рассказывал, что после наводнения в 2002 году многие пострадавшие вообще не дождались никакой помощи — сам он потерял дом и с тех пор живет на квартире у родственников.

В стареньком деревянном доме Лидии Ногиной — доходящие до потолка следы от ила, перевернутая грязная мебель, толстый слой жидкой грязи на полу, трещины на стенах. Такую же картину можно было увидеть еще в нескольких тысячах домов в Крымске. Очевидно, что после второго потопа капитальный ремонт Лидии Ногиной, как и многим другим пострадавшим, не поможет — нужно переселяться.

Постсоветские дома из кирпича выдержали удар стихии гораздо лучше (многие деревянные строения и вовсе рухнули). Снаружи на них вообще нет никаких видимых повреждений. Это отразилось на настроении владельцев. Я зашла в кирпичный дом на той же улице Островского. Хозяева с иронией извинялись, что не могут угостить меня кофе (еще бы, в доме не было ни газа, ни электричества), и хвастались, что у них есть свой "оазис" — нетронутый потопом чердак, где теперь ночует вся семья. Им нужно выгрести жидкую грязь, починить газопровод и электричество, очистить стены, сделать ремонт — и можно будет жить дальше, не опасаясь, что стены рухнут.

Чуть позже выяснилось, что опасения пострадавших не оправдались: на возмещение ущерба государство не поскупилось. Паводок в Краснодарском крае затопил около 7 тыс. жилых домов (400 из них не подлежат восстановлению), пострадало от наводнения около 35 тыс. человек, погибло, по официальным данным, 172. Из федерального бюджета Краснодарскому краю перечислено 3,8 млрд руб. на помощь пострадавшим. Каждому из них выделено 75 тыс. руб. за частично утраченное имущество, 150 тыс.— за полностью утраченное. Жители затопленных районов уже получают единовременную материальную помощь из расчета 10 тыс. руб. на каждого пострадавшего. За каждого погибшего члены семей получат 2 млн руб. Кроме того, премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил к ноябрю построить новые дома для тех, чье жилье не подлежит восстановлению.

В Крымске я не смогла найти ответы на многие вопросы. Паводок случается не первый раз, так почему сами жители никак не были к нему готовы? Понятно, что нельзя обвинять одиноких пенсионеров в том, что они своевременно не уехали из опасного города. Но ведь у жителей города, переживших крупное наводнение в 2002 году, не было, к примеру, лодок, и все поголовно держали собак на привязи, и собаки гибли под водой, и, главное, гибли люди.

И почему не были готовы власти? Почему не сработали пресловутые системы оповещения? Эти вопросы, похоже, уже стали риторическими. Представитель краевого МЧС в беседе с корреспондентом "Денег" склонен был скорее винить людей, чем власть: "Люди должны более ответственно подходить к выбору места для проживания. Всем известно, что Крымский район страдает от паводков".

Во власти, впрочем, виновный был найден быстро: главу администрации Крымского района через два дня после затопления отправили в отставку. Как сообщили в краевом управлении МЧС, именно глава районной администрации получает из регионального МЧС предупреждение о грядущем стихийном бедствии и должен спускать вниз указания о дальнейших действиях (в случае с Крымском должны были быть "поставлены на уши" районные пожарные и другие муниципальные службы). Впрочем, очевидно, что менять нужно не только начальников.

Нелюбимое страхование


Стихийные бедствия в России случаются регулярно, но резонанс и большой объем компенсаций имеют место только когда жертв стихии особенно много. Есть в этом что-то противоестественное. Вот случилось очередное ЧП, и государство решило выплатить на восстановление домов приличные, вроде бы, деньги. Но ведь уже в зубах навязла идея об обязательном страховании имущества. Законопроект обсуждается уже почти десять лет и однажды даже был внесен в Госдуму, но так и не был принят.

Пока только одна страховая компания сообщила о готовности возместить убытки пострадавшим жителям Крымска — "Росгосстрах" располагает информацией о 190 застрахованных в компании строениях, которые были уничтожены или повреждены. Страхование жилья в Крымске особой популярностью не пользовалось. Я пообщалась с потерявшими жилье людьми, которые ночуют в здании интерната в центре города. Из двух десятков владельцев домов никто не смог похвастаться наличием полиса. Большинство из них объясняют нежелание страховаться отсутствием лишних денег и недоверием к страховым компаниям.

Компенсируя свои репутационные потери, власть решила утопить пострадавшие районы Кубани в денежных компенсациях

Компенсируя свои репутационные потери, власть решила утопить пострадавшие районы Кубани в денежных компенсациях

Фото: ЮРЦ МЧС России

Во вторник, 10 июля, премьер Дмитрий Медведев в очередной раз высказался о необходимости развивать культуру страхования недвижимости. Это похоже на дежавю. Обязательное страхование жилья, которое было введено еще в СССР в 1983 году и отменено в 1999 году Верховным судом за несоответствие Гражданскому кодексу, пытаются вернуть начиная с 2003 года. Именно тогда законопроект о страховании жилья, разработанный Госстроем, поступил в правительственную комиссию по реформе ЖКХ, но был признан сырым и отправлен на доработку. Законопроект по-прежнему противоречил Гражданскому кодексу: страховщики в один голос говорили, что нельзя заставлять человека страховать свое имущество. Можно лишь ввести обязательное страхование ответственности (как при ОСАГО), но в этом нет смысла в случае с жильем — при паводках, землетрясениях и лесных пожарах строения разрушаются не в результате действий каких-либо лиц.

В 2008 году после обрушений и пожаров, вызванных взрывами газа в Самарской области, группа местных парламентариев предприняла новую попытку ввести в России обязательное страхование жилья и внесла соответствующий законопроект в Госдуму — и опять безрезультатно.

Тема обязательного страхования вновь стала актуальной осенью 2010 года, после лесных пожаров. Дмитрий Медведев, бывший тогда президентом, сообщил, что ждет предложений по изменению действующего гражданского законодательства в части возможного возврата конструкции обязательного страхования от пожаров. И при этом заметил: "Мы от него отказались исходя из того, что это не вполне, как принято считать, соответствует природе страхования как добровольного обязательства. Но тем не менее все-таки определенные фонды необходимо создавать". С тех пор, впрочем, ничего не изменилось. Теперь Медведев говорит уже не о возврате обязательного страхования, а всего лишь о популяризации добровольного страхования недвижимости.

Страховой тариф составляет в среднем 0,5-1% стоимости объекта недвижимости в год. Жители Крымска, с которыми мне удалось пообщаться, оценивают свои жилища в 0,3-4 млн руб. (этот разброс соответствует предложениям на сайтах недвижимости). Выходит, страховка будет стоить 1,5-40 тыс. руб. в год. Для одинокой бабушки, проживающей в старенькой деревянной халупе, стоимость будет минимальной.

Удочки вместо рыбы


Другой вопрос, как приучить людей, в особенности пенсионеров, страховать недвижимость. Даже побывавший в затопленном городе депутат Госдумы эсер Илья Пономарев считает компенсации, выплачиваемые государством, порочной практикой, которая оставляет дыры в бюджете и не делает собственников более ответственными. У нас с приехавшими в Крымск волонтерами была идея потратить собранные в Москве пожертвования на покупку страховок для пострадавших. Однако после недолгой дискуссии идея с дармовой раздачей полисов показалась не более удачной, чем выплата денежных компенсаций государством. Во-первых, раздача документов из страховых компаний не будет понята жителями, которые потеряли все самое необходимое. Во-вторых, вряд ли у пострадавших появится мотивация оформить полис на следующий срок.

Возможно, волонтерам удастся в отдельно взятом городе изменить отношение жителей к страхованию собственных домов. В масштабах страны с этой задачей справиться невозможно. Большие суммы компенсаций, выплаченные пострадавшим в Крымске, явно не добавят россиянам желания страховать свое имущество: зачем, если потери возмещаются из федерального или краевого бюджета?

Как сообщил журналистам глава МЧС Владимир Пучков, каждому потерявшему жилье из-за наводнения в Краснодарском крае выделяется на строительство дома более 2 млн руб. Если учесть, что наводнением были уничтожены в основном старенькие деревянные дома, стоимость которых вряд ли превышала несколько сотен тысяч рублей, то очевидно, что выгоднее получить новое, более дорогое жилье от государства, чем скромное возмещение от страховой компании. Но тем, кто не хочет страховать свои дома, нужно иметь в виду, что у чиновников не возникает желания платить большие компенсации пострадавшим от стихийного бедствия, которое не попало на первые полосы федеральной прессы.

Комментарии
Профиль пользователя