Коротко


Подробно

Деньги
Story
Номер 011 от 24-03-96
Полоса 016
 Корнелиус Вандербильт: пирога Коммодора

       При жизни Корнелиус Вандербильт владел поочередно парусными и пароходными флотилиями, строил порты и прокладывал железные дороги. После смерти он оставил первое в Соединенных Штатах состояние в 100 миллионов долларов. Федеральный бюджет страны в тот год составил 350 миллионов.

       Где добыл свою первую сотню долларов Корнелиус Вандербильт, знает каждый американский школьник. Учебники рассказывают, что он одолжил эти деньги у матери.
       — Откуда у нас, бедных голландских эмигрантов такие деньги? — воскликнула бедная голландская мама.
       После чего приказала Корнелиусу очистить от камней, вспахать и засеять восемь акров целинной земли. И установила срок — 26 дней. На таких условиях она готова была одолжить нужную сумму.
       Вспахав и засеяв все, что потребовалось, Корнелиус услышал: "Трудиться на себя никогда не тяжело и всегда не впустую".
       На сто долларов он приобрел лодку и стал курсировать между Стейтен-Айлендом и Нью-Йорком. Он быстро сообразил, что работать на себя действительно не впустую, если на тебя одновременно работает кто-нибудь еще. И постепенно скупил все лодки на Стейтен-Айленде. Следует отдать ему должное — старожилы вспоминали, что Вандербильт вел дело честно и никогда не запрашивал лишнего за проезд.
       Скопив 15 тысяч долларов за семь лет, он продает все парусные лодки и нанимается капитаном на паром между Нью-Йорком и Нью-Джерси.
       В том же году Корнелиус Вандербильт женился на соседской девушке по имени Софи, которая впоследствии родила ему тринадцать детей и всю жизнь старалась выносить его невыносимый характер.
       
Пароходы — хорошо, паровозы — лучше
       Это было время больших и маленьких монополий. С энтузиазмом дилетанта Вандербильт решился потеснить монополистов. Прослужив капитаном десять лет, он покупает собственный пароход и пускает его по маршруту Раритан-Нью-Йорк.
       Его пароход более комфортабельный, плавает быстрее и расходует меньше топлива, что означает — меньшие издержки и более низкие цены. Конкурентам остается либо обанкротиться, либо откупиться.
       Именно тогда Корнелиус Вандербильт впервые получил предложение, которое впоследствии получит неоднократно. Его попросили убраться с этого маршрута и предложили 50 тысяч долларов. Корнелиус Вандербильт счел предложение выгодным.
       Он перебрался со своими судами на Гудзон. Где через несколько лет получил от Ассоциации пароходного судоходства Гудзона соответственное предложение. Теперь ему предлагали 100 тысяч единовременно и по 5 тысяч долларов за каждый следующий год. При условии, что он покинет Гудзон и не появится на нем в течение десяти лет.
       Корнелиус Вандербильт перебрался на Лонг-Айленд и осел там надолго. К 1846 году его пароходы уже швартовались во всех крупных портах Новой Англии. Именно в этом году Корнелиус Вандербильт отметил свой первый миллион...
       А в 1848-м в Калифорнии открыли золото. Туда можно было добраться двумя способами — огибая мыс Горн, или через Никарагуа — добираясь по суше через Панамский перешеек.
       Корнелиус Вандербильт не был первым, кто придумал прорыть на Панаме канал, но он был первым, кто ринулся его прокладывать. Канал сокращал путь на 460 миль, то есть на три дня. Снова можно бы было снижать цены на билеты.
       Вандербильт в который уже раз распродает пароходы и устремляется в Лондон искать партнеров. Англо-Американский проект строительства Панамского канала обретает в Лондоне вполне реальные очертания.
       По возвращении он создает компанию Accessori Transit Co., полностью контролирующую панамский маршрут. В 1851 году, когда пассажиры наводнили новую линию, Вандербильт отправился в Европу, в первый в своей жизни отпуск.
       Вернувшись через год в Соединенные штаты, Корнелиус Вандербильт обнаружил, что руководить ему, собственно, нечем. В его отсутствие компаньоны — Морган и Гарриссон — прибрали к рукам Accessory Transit Co.
       В приступе ярости Корнелиус Вандербильт произнес знаменитое: "Я не стану с вами судиться — закон действует слишком медленно. Я просто пущу вас по миру".
       Впрочем, он попытался сделать и то, и другое.
       Более успешными, чем судебные тяжбы, оказались его суда. Которые он запустил в Панамский канал, в очередной раз снизив цены на билеты.
       Через полгода Морган и Гарриссон готовы удовлетворить любые его претензии, а также скупить его пароходы и платить по 40 тысяч долларов в месяц в течение года — лишь бы он убрался с Панамского перешейка.
       Забавно то, что он согласился.
       Получив компенсацию от Accessori Transit и распродав все свое имущество, Вандербильт в буквальном смысле не оставил ни единого суденышка.
       Окружающие решили, что семидесятилетний Корнелиус Вандербильт сбрендил. Но он не стал пациентом лечебницы, он переключился на железную дорогу.
       Он приобрел самую убыточную ветку, Гарлем-Нью-Йорк.
       Harlem Railway Company уже через год принесла ему первый миллион долларов.
       А через пять лет Соединенные Штаты покрывала сеть железных дорог, принадлежавших мистеру Вандербильту. Его паровозы ходили в любой крупный город страны, а билеты на них снова стоили дешевле, чем у конкурентов.
       С упорством маньяка он снова и снова зарабатывал на демпинге. В 1860 году Корнелиус стоил уже 20 миллионов.
       
Последние из парвеню
       100 миллионов старых долларов (в пересчете на новые — 1,5 миллиарда) — оставил Корнелиус Вандербильт после своей смерти. В этом году (в 1877-м) федеральный бюджет Америки составлял 350 миллионов долларов, а квалифицированный рабочий зарабатывал 600 долларов в год.
       Его завещание состояло из двух пунктов. Согласно первому: 1 миллион долларов получал университет в Нешвилле, штат Теннесси (ныне университет Вандербильта).
       Согласно второму пункту, все остальные деньги без изъятий переходили к его старшему сыну Уильяму Генри Вандербильту. Прочие дети не получили ни цента.
       Истинная прелесть этого наследства заключалась в том, что оно совершенно не облагалось налогами — США еще не располагали законодательством о налогообложении наследства.
       Деловой инстинкт в своем первенце он развил сам. Когда Уильяму Генри исполнилось 19 лет, отец женил его и отправил на ферму под Стейтен-Айлендом. Когда же ферма через несколько лет, к немалому удивлению Коммодора Корнелиуса (как его называли), стала приносить доход, он убрал оттуда сына, перепоручив ему убыточное отделение железной дороги в Стейтен-Айленде. Уильям Генри сделал доходным и его.
       Получив первую прибыль от почти обанкротившегося отделения, Корнелиус Вандербильт счел сына достойным поста вице-президента.
       Уильям Генри пережил отца всего на десять лет и оставил после смерти в два раза больше того, что получил в наследство. При этом Уильям Генри Вандербильт наследство, в отличие от отца, поделил между детьми поровну. И детей, и денег, казалось ему, было вполне достаточно.
       Получив 3 миллиарда уже новых, но все еще не облагавшихся налогом долларов (законодательство о налогообложении по-прежнему отсутствовало), третье поколение Вандербильтов решило, что настала пора тратить.
       Четыре сына и четыре дочери Уильяма Генри стали застраивать Америку дворцами и поместьями. Следовало позаботиться об имидже семейства Вандербильт. Для Асторов, Уитни и Милликейнов они все еще были парвеню. Финансовая аристократия Америки припоминала их деду доки Стейтен-Айленда.
       Старший сын Уильяма Генри — Корнелиус II — построил себе в Ньюпорте на Род-Айленде усадьбу The Breakers — в несколько раз большую, чем Белый Дом. Когда в 1913 году в США приняли, наконец, законы о налогообложении, только ежегодный взнос за содержание поместья составил более 230 тысяч долларов.
       Младший его брат — Джордж Вашингтон Вандербильт отстроил в поместье в Эшвилле Bilt-more — особняк в 225 комнат (архитектор Ричард Моррис Хант). Поместье напоминало старинный французский замок на берегу Луары — с башенками, балюстрадами, флигелями и шпилями.
       Третий из отпрысков Вандербильтов — Уильям Киссам отстроил в Норспорте на Лонг-Айленде знаменитый Eagle's Nest в испано-марокканском стиле.
       Дворцы и поместья, разумеется, не пустовали. В них с неизменной и достойной регулярностью появлялись новые и новые Вандербильты.
       
Золотая молодежь
       В двадцатые годы в Нью-Йорке было по меньшей мере двадцать богатых юношей и девиц, не без приданого, носивших фамилию Вандербильт.
       Ни пароходы, ни паровозы их не интересовали совершенно.
       Юноши пили, играли и занимались парусным спортом.
       Дамы выходили замуж за отпрысков Хэйвмаеров, Морганов, Уитни, считаясь уже блистательной партией. Плодовитые Вандербильты исправно поставляли на светский брачный рынок Америки изрядное количество невест.
       Теперь уже никто не считал Вандербильтов выскочками. Отнюдь. Америка училась у Вандербильтов тратить деньги, наряжаться, устраивать образцово-показательные свадьбы и костюмированные балы.
       Только не делать деньги.
       Многие из них даже вошли в историю. Каждый в свой раздел. Гарольд Стирлинг Вандербильт, сын Уильяма Киссама, например, в качестве изобретателя карточной игры "бридж" и трехкратного чемпиона Америки в парусном спорте.
       Его сестру Консуэлу Вандербильт выдали замуж за нелюбимого герцога Мальборо. И вся Америка с замиранием сердца следила за перипетиями ее страданий — Консуэла исправно поставляла эксклюзивные интервью, охотно посвящая общественность в свои сердечные дела.
       Реджинальд Вандербильт, сын Джорджа Вашингтона Вандербильта, за двадцать лет пропил 20 миллионов долларов. А потом женился на шестнадцатилетней дочери банкира Глории Морган. Через два года он умер от алкоголизма, оставив жене двухлетнюю дочь, а дочери — 10 миллионов долларов.
       Юная вдова Глория Морган Вандербильт недолго пребывала в трауре. Оставив на попечение нянек и теток дочь, она отправилась шокировать Европу.
       Ее имя восемь лет появлялось на страницах светской и судебной хроники попеременно. Особое внимание привлек процесс по обвинению ее в любовной связи с английской маркизой Надеждой Милфорд-Хэйвен. Заплатив огромный штраф, Глория хотела было развлечения в Европе продолжить, но судьба в лице ее собственной дочери ей воспрепятствовала.
       Бедное богатенькое дитя — именно так прозвали репортеры мисс Глорию Морган Вандербильт-младшую — ту самую малышку (несколько, правда, подросшую), которую Глория Морган Вандербильт-старшая оставила на попечение теток и нянек.
       Дитя подъехало к зданию суда в Rolls-Royce, надерзило репортерам, толпившимся в ожидании своего прибытия, и проследовало на заседание в сопровождении адвокатов.
       Более или менее вразумительно ответив на все вопросы, она вдруг капризно надула губы и заявила судье: "Скажите ей, чтобы она перестала тратить мои деньги!" — и показала пальцем прямо на мамочку.
       Что говорить, Глория Морган Вандербильт-младшая дело выиграла. Именно благодаря этой победе через одиннадцать лет — когда ей исполнился 21 год — она получила завещанные ей отцом 4 миллиона долларов.
       И тут же с азартом принялась делать деньги.
       Вскоре Америку наводнили джинсы и простыни, фарфор и духи марки Miss Vanderbilt. Впрочем, эта дама была одной из последних с фамилией Вандербильт, кто умел делать деньги с таким талантом и размахом.
       
Наталья Салтыкова, Игорь Байковский
       
Подписи
       1. Графиня Шапари Вандербильт на лужайке перед знаменитым дворцом The Breakers. Вандербильты его называли летний коттедж.
       2. Так выглядел The Breakers — знаменитая резиденция Вандербильтов — в конце XIX века, когда ее построил Корнелиус Вандербильт II.
       3. Вилла Вандербильтов в испано-марокканском стиле Eagle's Nest. Здесь теперь планетарий, морской музей и частный музей семейства Вандербильт.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 27.03.1996, стр. 16
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение