Коротко


Подробно

Назад к авангарду

Крепнет вкус к конструктивистской мебели

Одновременно с ярмаркой искусства ХХ века Art Basel в швейцарском Базеле проходит ярмарка дизайна Design Miami/Basel. В ней впервые появился российский участник — московская галерея «Эритаж» с проектом, посвященным традициям поставангарда в советской мебели 1960–1970-х годов. Из Базеля — ТАТЬЯНА МАРКИНА.


Ярмарка Design Miami/Basel проходит в Базеле седьмой год, за это время она увеличилась вдвое (в нынешнем году в ней участвуют 35 галерей) и превратилась из небольшого придатка ярмарки современного искусства в событие с собственным лицом и контингентом покупателей. Лицо ярмарки в этом году повернуто к конструктивизму.

Конечно, тут немало вещей «барочного» вкуса, как лошадиные копыта в завитушках в галерее Todd Merill или меховые диваны на ножках из золоченых ящериц (успешно проданное за €60 тыс. творение братьев Кампана) в Galleria O. Однако половина галерей показывает нечто так или иначе связанное с авангардом, конструктивизмом, функционализмом, Баухаузом.

Больше всего, наверное, работ Жана Пруве, в 1940-х успешно поженившего авангард и ар-деко, и уж точно они самые заметные. На почетном месте галерея Patrick Seguin показывает целый модульный дом 1949 года из алюминиевых конструкций. Те же конструкции частями присутствуют в других галереях, и кругом попадается каркасная мебель знаменитого французского дизайнера: Galerie Downtown уже продала его обеденный стол за €100 тыс. На стендах галерей из Нью-Йорка, Берлина и Парижа немало работ и других дизайнеров 1950–1960-х годов — быть может, не таких прославленных, но также черпавших из наследия конструктивизма и функционализма: Жана Ройера (предметы из его знаменитого мебельного комплекта «Круазиллон»-«перекладины» уже частично распроданы), Ханса Лакхарта, Ханса Вегнера, Греты Гроссман.

Проект галереи «Эритаж», который в Москве казался отчасти надуманным, попал в главную струю ярмарки. Это «Советский дизайн 1920-х и 1960-х: авангард и поставангард». Дизайн советской мебели 1920-х — предмет для изучения почти чисто теоретический: так мало сохранилось реальных предметов. Безусловным раритетом поэтому выглядит кресло, созданное в начале 1930-х по проекту архитектора Бориса Иофана для построенного им же «Дома на Набережной». А мебельный дизайн 1960-х не изучен даже и теоретически — недавно мы вообще не подозревали, что он у нас был. А даже если и был, то анонимный. Открытием звучит имя Юрия Случевского, профессора Строгановки, который в 1950–1970-х разработал модульную систему пропорций мебели специально для малогабаритных квартир — хрущевок. Лишь отдельные предметы сохранились из 40 квартир, оформленных «образцовой мебелью» в Черемушках в 1957 году и Хорошево-Мневниках в 1959 году. Тумба (проектировщики Злотовский—Круглов—Лазарев), стол и кресла (Козюлин—Манучарова—Савченко) — эти образцы рекомендовались для массового производства и упрощались в нем до неузнаваемости. Зато в прототипах отчетливо видно, что дизайнерская мысль 1960-х несомненно опиралась на наследие авангарда и при этом двигалась параллельно европейской. Экспозиция галереи вызвала ревнивый интерес профессионалов (соседей галеристов) и попавших на ярмарку русских коллекционеров. Некоторые из них даже собираются купить что-нибудь со стенда «Эритаж»: ностальгия по оттепели 1960-х входит в моду.

Татьяна Маркина


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение