"Видно было, что обе стороны не настроены на затяжной конфликт"

Александр Бастрыкин и Дмитрий Муратов урегулировали конфликт. Глава Следственного комитета принес извинения главному редактору "Новой газеты" за историю с угрозами журналисту издания Сергею Соколову. Заместитель главного редактора газеты "Коммерсантъ" Глеб Черкасов обсудил ситуацию с ведущей Анной Казаковой.

Дмитрий Муратов опубликовал в среду открытое письмо. В нем говорилось, что после критической публикации в "Новой газете" Бастрыкин при личной встрече угрожал журналисту Соколову.

— Вы участвовали в сегодняшней встрече, да?

— Я наблюдал за ней.

— Поделитесь своими впечатлениями от увиденного.

— Насколько я понимаю, была предварительная встреча Муратова и Бастрыкина, и в ходе нее были обозначены какие-то параметры, которые мы потом увидели. Бастрыкин принес извинения за эмоциональный срыв, а Муратов эти извинения принял. Конфликт исчерпан, Соколов может возвращаться в Россию, и, наверное, Бастрыкин и Соколов встретятся и побеседуют еще раз.

— То есть, в принципе, о чем-то они договорились до общения с журналистами, а потом просто это вынесли на публику?

— Это встреча с главными редакторами, но было бы странно, если бы они, по крайней мере, не обозначили параметры того, о чем говорят. Видно было, что обе стороны не настроены на долгий, затяжной конфликт.

— То есть, по вашему мнению, такое примирение было искренним?

— Я думаю, да, потому что нет оснований считать, что конфликт был достаточно затяжной. Событие произошло 4 числа и только недавно вышло наружу. Видимо, они пытались это как-то замять, но вот вышло на поверхность и теперь окончательно вопрос закрыт.

— В итоге господин Бастрыкин, получается, признал факт встречи в лесу с господином Соколовым?

— Бастрыкин подтвердил, что он в лесу не был много лет. Они разговаривали на обочине. Остановили машину и решили поговорить.

— А как-то глава СК объяснял подобное свое поведение? Кроме того, что это был нервный срыв, поподробнее?

— Тяжелый эмоциональный фон, у него были несколько тяжелых дней, он тяжело пережил публикацию, которую подготовил Соколов. Он был с этим не очень согласен, и это все совпало.

— Скажите, а какова реакция на произошедшее была у участников сегодняшнего общения? Все действительно поверили, что стороны помирились?

— Знаете, я не готов говорить за всех участников, потому что для этого надо было их опрашивать, а формат такого не предполагал.

— Издатель "Новой газеты" Александр Лебедев уже написал в своем Twitter о том, что он думает по поводу этого конфликта, и он говорит, что "все зафиксировали, депонировав в независимых СМИ". По вашему мнению, что это значит? То есть у Муратова и Соколова были доказательства того, что эта встреча состоялась в лесу или на обочине? Как сейчас говорят? Так получается?

— Я думаю, да. Я думаю, что какие-то основания у них были, поэтому Бастрыкин, в общем, должен был действовать именно таким образом, как он действовал. Это достаточно беспрецедентная штука, не то, чтобы такого никогда не было, но я мало могу вспомнить, чтобы так извинялись.

— Как полагаете, какие последствия будут для господина Бастрыкина после этого конфликта?

— По служебной части?

— Да.

— Никаких.

— Почему?

— Потому что его положение не зависит от такого рода конфликтов. Когда-нибудь, может быть это придется, наоборот, лишним основанием для дальнейшего возвышения. Да, публичный скандал, да, безусловно, два дня это было в центре медиа-внимания, но это было в центре медиа-внимания, а не общественного. Поскольку с одиночными пикетами вышли несколько журналистов, а не сотни людей, которые не очень понимают, почему так происходит и почему глава СК так эмоционально срывается. Так что это небольшая проблема для господина Бастрыкина.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...