Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 16
 Рулевой "Обоза": Иван Демидов меняет профессии

       Его карьера начиналась с должности телевизионного осветителя. Сейчас он вице-президент, директор телевизионного канала с многомиллионным оборотом. Конечно, его состояние трудно сравнивать с капиталами западных звезд. Но стремительное восхождение произошло по всем сюжетным канонам американских бестселлеров.
С директором канала ТВ-6 Москва Иваном Демидовым беседует наш корреспондент Илья Нагибин.
       
       И. Н.: История вашего взлета стала уже притчей (что вполне соответствует жанру рубрики "Story"). Вероятно, Вы рассказываете ее наизусть. Из пункта А в пункт В... От не самого выдающегося самарского школьника до рулевого "Обоза". Что было по дороге?
       Иван Демидов: Да-а... Нет ничего хуже... Ну, ладно. Звучит история так. Для куйбышевского четвероклассника Вани Демидова все решилось, когда он впервые переступил порог местной телестудии и юношеской редакции "Товарищ". Он понял, что это — его мир. Работая в редакции, он параллельно получил три образования. Средних. (Художественная, музыкальная и общеобразовательная школа).
       В год Олимпиады он вместе с родителями переехал в Москву. На бюрократическом слэнге тех лет это звучало бы так: "Грянул поток обновления номенклатуры, партия призвала с мест энергичных руководителей".
       Мой отец получил должность заместителя министра связи СССР.
       Через год я ушел в армию. Служил в Литве. В воздушно-десантных войсках. Совершил 18 прыжков с парашютом — ровно столько, сколько может прыгнуть человек, служащий в ВДВ (без всяких дембельских рассказов о 2000 прыжках).
       После армии сержант Демидов пришел на телецентр и устроился осветителем. Осветителем выездного цеха, что дало возможность поработать со всеми редакциями и со всеми программами.
       И. Н.: Обычно, когда речь заходит о начальной стадии успешно складывающейся карьеры, говорят о двух вариантах. Первый: все делал сам, прорубаясь через тернии. Второй: встретил на пути бескорыстно помогавших молодому таланту людей...
       И. Демидов: Любовью моей была молодежная редакция, которая производила "А ну-ка, девушки!", "От всей души", "Мир и молодежь", "Что? Где? Когда?", снимала концерты, конкурсы...
       Человек, который сильно повлиял на меня в то время — Владимир Яковлевич Ворошилов. (По обоюдной договоренности я получил право называть его в интервью одним из своих учителей). Эдуард Михайлович Сагалаев был главным редактором Молодежной редакции...
       Находясь в непосредственной близости от Творцов, я прикидывал, что смог бы делать сам и куда идти дальше.
       И я начал проситься в редакцию. Однако поскольку у меня не было никакого образования — были сложности.
       И. Н.: То, что Вам приходилось где-то в районе метро "Красногвардейская" торговать по выходным газированной водой, тоже относится к разряду притч?
       И. Демидов: Почему? Нет. Но пафос этой истории не такой, каковым его многие представляют. Я был не романтик-студент-литератор, который грузит по ночам мешки с картошкой.
       Да, я работал тем самым пресловутым "пепсом".
       Это был один из престижнейших и доходных (на тот момент) видов бизнеса.
       "Пепсы" — это была настоящая мафия, которая состояла в основном из студентов "плешки" — из будущих бизнесменов. Я уверен, что если сейчас опросить сверстников, выпускников Института имени Плеханова, которые работают в большом бизнесе — выяснится, что почти все они работали в "Пепси-коле". Это были не какие-нибудь лотки — это были а-ме-риканские палатки. С а-ме-риканским напитком.
       Каждый район, где стояла подобная "точка", становился если уж не культурным, то каким-то тусовочно-молодежным центром. Это был внятный, отнимающий, конечно, и силы и энергию, бизнес. Первый раз почувствовать, что такое деньги, мне довелось именно там...
       И. Н.: Но Вы тем не менее не пошли по предпринимательской стезе. Телевидение победило?
       И. Демидов: Началась перестройка, в том числе и перестройка на телевидении. Медленно, но верно уходила система "естественного" профессионального отбора — членство в партии, выслуга лет, обязательное высшее образование. Критерий "годен-не годен" для телевидения" изменился. Через неимоверные пертурбации я все-таки попал в Молодежную редакцию администратором. Тогда на эту должность претендовала моя будущая супруга Лена... Мне было ужасно интересно — кто же это перешел мне дорогу?...
       Как раз в это время образовался "Взгляд". Там моя карьера пошла достаточно стремительно. Раз в год я получал новую должность: ассистента режиссера, режиссера. Ну а потом грянуло ощущение частного бизнеса. Была образована первая частная телекомпания ВИД.
       И. Н.: По хронологии как раз в это время появился "Музыкальный Обоз" и "каждую пятницу в ночном эфире" появлялся некто в черных очках, который рассказывал "достоверно о всех стилях и направлениях" в музыке. Как родилась идея выступить в роли ведущего и сам проект программы?
       И. Демидов: Да. Премьера "Обоза" состоялась 2 февраля 1991 года. Руководство "Останкино" было готово оставить за ВИДом эфирное время в пятницу вечером. ("Взгляд" тогда закрыли по политическим соображениям). Но при одном условии — если ему предложат какие-то новые программы. Влад Листьев тогда делал "Поле чудес". Разбашу было поручено утрясать проблемы с "Останкино". Любимов и Политковский ушли в подполье. Нужно было срочно делать еженедельную популярную передачу. Это поручение досталось мне.
       Я проанализировал сложившуюся ситуацию.
       Тогда была в моде политика, но ее было делать нельзя. Интерес к играм только зарождался. "Поле чудес" существовало месяца три. И я решил, что буду делать нечто о музыке. Было два варианта, когда я раздумывал над программой.
       Первый: взять и сделать новую телевизионную "звезду". Благо, я представлял, как это делается. Я работал и с Владом, и с Сашей Любимовым, и с Димой Захаровым, и с Володей Мукусевым. Я не собираюсь себе приписывать ничего лишнего. Но по крайней мере я помогал им, находясь рядом. Я понимал, что это — гигантский труд. И с моими тогдашними молодежными амбициями при отсутствии какой-то мудрости я не решился на подобный шаг.
       Второй вариант: выйти в эфир самому. Но поскольку я люблю свое дело — телевидение — я не мог, как многие другие, воспользоваться возможностью и вылезти в эфир, не зная, хорош я или плох, профессионален ли как ведущий.
       Тогда и появилось такое несколько странное эфирное лицо Ивана Демидова. Если, конечно, то, что показывается в "Обозе", можно назвать лицом. Меня устраивал этот вариант: с одной стороны, для зрителей появилась интрига, а с другой — он мне давал технологические выгоды — оставалось лишь озвучивать готовую "картинку".
       Первый год в эфире у меня даже не было имени. Я не подчеркивал, как меня зовут.
       К тому же в какой-то степени это удовлетворяло и мои личные амбиции. Потому что на экране был все-таки я.
       И. Н.: Однако принято связывать успех "Обоза" с еще одним именем — Михаила Хлебородова...
       И. Демидов: Только года через два, когда я делал новое "ведение", я пригласил Мишу Хлебородова.
       Я рассказал ему, что хочу сделать пять образов молодежи, и мы сделали новое "ведение" "Обоза".
       И. Н.: В общем-то, не секрет, что продюсеры и исполнители платили и платят деньги, чтобы разместить клипы или концертные номера в музыкальных программах. Поскольку "Обоз" — самая рейтинговая передача, соответственно, и прейскурант самый высокий. Какова судьба этих денег?
       И. Демидов: Да-а. Тема эта была модной 2-3 года назад — коррупция-некоррупция на телевидении.
       Я всегда придерживался принципа: то, что интересно мне — то бесплатно, то, что интересно только продюсеру или исполнителю — давайте садиться и разговаривать. У меня не было никогда вариантов "потных конвертов" — это очень опасный путь. Формула "кто платит, тот и заказывает музыку" — неправильная. Многие на этом накрылись. Я всегда искал компромисс, чтобы прокормить независимый продюсерский центр и не запятнать своего имени.
       "Обоз" — одна из немногих программ, которая пытается соблюдать этот баланс.
       Наверное, можно бросить упрек музыкальному телевещанию в коммерциализации. Но кому мне тогда отправить обратно упрек в "попадании" на сольник Преснякова, который забрал больше денег, чем стоили билеты. Кому, да и стоит ли объяснять, за счет чего жили и сейчас живут группы рок-направленности, которые заподозрить в прибыльности просто смешно.
       С кем бы вы ни поговорили в шоу-бизнесе, вам скажут, что политика в "Обозе" определяется не финансовыми предложениями, а моими собственными соображениями.
       И. Н. С образованием НТВ целая группа авторов, журналистов и ведущих ушла с "Останкино". Текучесть кадров происходит и на РТР, и на других каналах. Рокировки происходят по разным причинам: политическим, цензурным, творческим, финансовым. Можно ли говорить о таком телевизионном понятии как "верность своему каналу"? Ваш уход связан с карьерными соображениями?
       И. Демидов: Я бы очень хотел, и мы обязательно к этому придем, чтоб на телевидении была "верность своему каналу".
       Я человек влиятельный в телевизионных кругах и сделаю все, чтобы это произошло. Чтоб прекратились перебежки с канала на канал, погони за временной выгодой. Руководство каналов не понимает, что принимая очередного перебежчика, они подставляют сами себя — так же кто-то и от них убежит.
       Я не могу себя причислить к этой категории. Первый канал еще долго будет гигантской структурой, в разное время расстающейся с теми, кто сделал лицо этого канала. Все больше исчезает дух этого канала, дух, которому кто-то мог бы быть верен. Все это подменяется преданностью руководству канала. Поэтому когда Сагалаевым и Пономаревым мне было предложено возглавить канал ТВ-6 Москва, я как телевизионный продюсер с удовольствием на это пошел. В творческом плане — это высшая стадия развития телевизионного продюсера.
       Продюсер делает программу, делает ряд программ, делает направление и в финале делает канал. Поэтому я уволился из "Останкино" и трудовую книжку положил на ТВ-6 Москва. Но эфирное лицо Ивана Демидова, пока оно интересно Первому каналу, осталось. И сейчас я на этом канале, условно говоря, специально приглашенная звезда. Как Рязанов, как Молчанов.
       И. Н.: У вас два критерия оценки качества программы. Отвечает Вашим требованиям — "Америка!". Не нравится — "Нет, в Челябинске это смотреть не будут". Как бы Вы могли охарактеризовать схему, по которой работает телепродюсер?
       И. Демидов: Под некую идею, в которой убежден телепродюсер, он собирает заинтересованных людей. Как в ее творческой части, так и в коммерческой. Собрать и расставить профессионалов, кои необходимы для изготовления конечного продукта. Периодически затыкая своим телом те дырки в этой команде, которые не удалось закрыть телом другого. Это может быть и авторство, и режиссура, и администрация, и коммерция — что угодно.
       Я убежден, что можно делать не только интересно, но еще и коммерчески выгодно. Я стараюсь делать программы только популярные. Послужной список передач, которые я сделал, доказывают, что я знаю, как делать популярные передачи.
       Почти все идеи программ на ТВ-6 принадлежат мне.
       Какова, например, история программы "Я сама". Я понимал, что жанр ток-шоу по-прежнему популярен. Но бессмысленно делать шоу подобное "Теме". Они поговорили о проститутках... А мы поговорим о проститутках через месяц. Нужно точно знать интересы и развитие зрителя. Бессмысленно делать передачу для широкого зрителя. Еще О'Генри сказал: "Хотите собрать полный ресторан? Напишите: "Вход только для карликов". Мало того, что карлики придут... Все остальные еще припрутся посмотреть, почему это "только для карликов". Я не буду делать общие игры для всех. Я таким образом соберу всех, но у каждой программы будет своя целевая аудитория.
       И. Н.: Вам платят проценты с прибыли как автору идей программ на ТВ-6?
       И. Демидов: Нет. У меня есть стабильная зарплата и никаких процентов или авторских гонораров за авторство идей в этих программах я не получаю.
       В моем кабинете перебывало столько людей, которые приходили с пафосом: "Вы нам даете 30 тысяч долларов, и мы вам делаем т-а-а-кую передачу!" Через пять минут они понимали, что разговор построен вообще неправильно.
       Я никогда не ставил перед руководством свои гигантские финансовые условия за свой ум, врожденный талант и способности. Я был приглашен делать общее дело. Я получаю от работы удовольствие, и мое профессиональное мастерство всегда будет востребовано. Я убежден, что булгаковская формула "Сами придут и сами дадут", если ты честно делаешь свое дело, оправдана.
       И. Н.: Известно, что в программу "Угадай мелодию", производимую ВИДом, вложено треть миллиона долларов. Но не всегда удается свою продукцию выгодно продать. Например, ВИДовский "Серебряный шар", по словам Александра Любимова, был продан ОРТ за 1 доллар. Насколько выгодно телевидение как бизнес?
       И. Демидов: Люди, наверное, наслышаны о прибылях телевидения. Я не знаю, стоит ли сравнивать зарплату инженера-нефтяника — начальника вышки и главы концерна "Бритиш Петролеум". Это разный порядок цифр. Телевидение — очень малоприбыльное, но многозатратное занятие. Компьютерная графика стоит от 300 до 1000 долларов за секунду. По большому счету во всем мире телевидение никогда не было прибыльным. Это — скорее инструмент влияния, а не коммерции.
       Наверное, музыкальные каналы, которые приклеивают уже готовые клипы один к другому, можно считать прибыльными. Но любое производство — это уже потери.
       И. Н.: На Западе практикуется составление рейтингов ежегодных доходов звезд, "хит-парадов" их банковских счетов. В нашей стране, по понятным причинам, такие сведения не афишируются. И все же каков будет Ваш ответ на вопрос — сколько стоит Иван Демидов? Можете ли Вы назвать себя богатым человеком?
       И. Демидов: Я принадлежу к той категории людей, которые не обсуждают свои доходы. Я могу себе позволить все, что хочу. Другое дело, что я хочу, может быть, не так много. У меня нет желания приобретать дом за рубежом, у меня нет желания не вылезать из круизов. У меня нет желания строить шестиэтажный особняк в Переделкино.
       Да. Я могу назвать себя богатым человеком. Для себя же. У меня есть хорошая для меня (но, наверное, не для владельцев 600-х "мерседесов") машина — Jeep Cherokee. Меня он больше чем устраивает. У меня есть трехкомнатная квартира в центре.
       Телевизоры у меня какие-то... "панасоники". И у меня их не восемь, как недавно написали, а три. В зале, на кухне и в кабинете. Достаточно все традиционно. Застыдив меня окончательно, друзья подарили мне музыкальную аппаратуру hi-end. Я не меломан, и до начала 90-х в доме вообще не было никаких магнитофонов. Одна комната почти пустая — там лишь шкаф и кровать. Мы так и не собрались купить мебель. Я, наверное, не из тех людей, которые способны трепетно обустраивать свои жилища и свою жизнь.
       Мне хватает набора джинсов и пиджаков. Кредитные карточки всегда со мной. Одна из них — корпоративная карточка VISA-"TV-6 Москва", на которой сейчас 750 долларов, вторая карточка — Столичного Банка Сбережений, выданная телекомпанией ВИД, на которой 1,5 миллиона рублей. Мне больше чем хватает для жизни, с учетом того, что я, дай Бог, раз в месяц выезжаю в ночную Москву.
       Часы Tissot за 300 долларов я ношу уже два года.
       Покупать Cartier за 15 тысяч долларов нужно хотеть. Я не говорю о том, что не могу себе этого позволить, если что-то вдруг зажжется внутри. Просто не зажигается. Лена меня уговаривает отдать ей "джип", а себе купить что-нибудь "понавороченнее". А я к нему привык. Мне в нем хорошо. Хотя он, наверное из подкласса "джипов деревянных". То есть там ничего нет — никаких компьютеров, и даже чтобы поднять стекло, нужно крутить ручку. Но меня он устраивает — он уютен и громоздок. Наверное, когда-нибудь я приду к тому, чтобы купить дачу. Но сейчас у меня ее нет. Я езжу под Тулу к родственникам и получаю от этого кайф. Я лучше дам денег родственникам на обустройство их дома, чем "попадать" на строительство.
       И. Н.: Вам приходится помогать родственникам?
       И. Демидов: У меня два брата. Я — младший в семье. Они — самостоятельные люди. Старший брат — Володя — работает в телекомпании ВИД. Он — директор телеклуба.
       Средний брат Толя остался в Самаре. Он прошел разные этапы — комсомольскую работу, профсоюзную работу. Сейчас я предложил ему попробовать свои силы в телевизионном бизнесе. Он организовал продюсерский центр, который взаимодействует с ТВ-6 Москва, и там нас вещает. Попутно он занимается производством рекламы и неких собственных программ. В семье если кому-то что-то от отца и досталось, так это организаторские способности.
       Братья связаны с телевидением. Это моя заслуга.
       В общем, так или иначе я каждого втащил в эту историю.
       И. Н.: В вашей семье два телевизионных продюсера. Оба хорошо зарабатывают. Ваша супруга недавно в интервью рассказала, что стала обладательницей собственной двухкомнатной квартиры. Как вы уживаетесь и как организуете семейный бюджет?
       И. Демидов: Тяжеловато, когда в одной семье два телевизионных профессионала, и дочь, которая только пошла в школу. Но с другой стороны — мы справляемся. Все эти годы Лена была моим первым помощником. Поочередно будучи редактором и главным редактором "Обоза".
       Что касается покупки квартиры — это не совсем так однозначно звучит. Все блага, которыми пользуемся я и моя жена, больше связаны с частной телекомпанией ВИД. Точно так же, как не Якубович покупал квартиру и не Влад в свое время, а телекомпания ВИД из прибылей покупала им квартиры.
       Да, моя жена — не домохозяйка и не хочет ею быть. Она — деловая женщина. Она — талантливый творческий человек. И 96-й год будет для нее очень важен потому, что она, поработав в мощной уже готовой структуре, делает шаги в частном бизнесе. Я как муж и более опытный человек, стараюсь ее уберечь от неправильных ходов.
       Нет смысла ее сдерживать. Если человек хочет, а самое главное, если у него есть способности... Я — только за.
       Что касается нашего бюджета... Я бываю, может быть занудным в этом плане, но она часто тратит и мои деньги. Она, конечно, самостоятельный человек, но...
       И. Н.: Вы придаете большое значение приобретениям и покупкам? Что, например, Вы покупали в последний раз?
       И. Демидов: Самую крупную покупку, которую я совершил за последнее время — подарок жене на Новый год. Я подарил ей... Я ей купил....Что же я подарил?
       И. Н.: Она говорила, что ей подарили золотые украшения...
       И. Демидов: Это был не я. Тогда мне нужно знать — кто? Это не я дарил!
       Не потому, что у меня нет денег на это. Просто я, наверное, не умею дарить подарки. Мне проще, что называется, дать деньгами...
       
       
Комментарии
Профиль пользователя