Коротко


Подробно

ЕГЭ по-американски

Лев Лурье — о том, как в США абитуриенты выбирают вуз

Журнал "Огонёк" от , стр. 32

Пока наши выпускники сдают ЕГЭ, в США в продажу поступил ежегодный выпуск журнала US News & World Report — "Лучшие колледжи". Именно он — главный компас при выборе вуза


Лев Лурье, историк


Всю весну меня, как и многих коллег-учителей, одолевают знакомые родители: ищут школу с хорошими учителями, устоявшейся репутацией, желательно недалеко от дома. Если речь идет о поступлении в 5-10-е классы, значит, детям больше 10-12 лет, то есть и выбор, и критерий. Потому что появился ЕГЭ; уже несколько лет данные о результатах тестирования в разных школах легко найти в интернете. И что бы ни говорили об экс-министре Андрее Фурсенко его многочисленные неприятели, результаты, которые показывают выпускники школ, совпадают с репутацией этих школ в городе.

Рейтинг для своих


У нас в Петербурге впереди математические: 239-я (которую окончили Григорий Перельман, Сергей Матвиенко и Борис Гребенщиков), 30-я и Академическая гимназия. В числе лучших всегда и Классическая гимназия, в которой я имею честь работать. ЕГЭ, конечно, ударил по репутации ряда школ, прежде имевших славу образцово-показательных. Это прежде всего языковые гимназии, давно уже по сути приватизированные своим менеджментом. Их результаты по английскому и русскому языку, не говоря уже о математике, в разы хуже, чем у математических школ.

Понятно, что директорское лобби этих учебных заведений ЕГЭ ненавидит. Так же, как и большинство "модных" вузов. Теперь способный мальчик, условно говоря, из Норильска, имеет при поступлении на бесплатное отделение лучшие шансы, чем "нужная" дочка чиновницы Смольного или местного олигарха. Наконец, отсутствие экзаменов в большинстве вузов лишает их огромного теневого финансирования: и за счет репетиторства (когда результат — не знание предмета, а гарантия сдачи приемного экзамена), и за счет потока прямых взяток.

Жаль, что система Фурсенко не доведена до конца: данные о результатах ЕГЭ публикуют не все регионы. К тому же многие университеты все же вводят для поступающих дополнительные экзамены, тем самым дискредитируя идею социального лифта. Если средние школы теперь можно сопоставлять между собой по результатам экзамена, то информация по начальной школе, и особенно высшей, недоступна.

Недовольные своими действительно ужасающе низкими местами в международных рейтингах, отечественные вузы придумали свой — национальный. В список попадают только "национальные" университеты и юридические факультеты университетов.

В результате абитуриент, особенно провинциальный, оказывается в положении посетителя винного отдела магазина "24 часа". Цена товара и его наименование ни о чем не говорят. Выпиваешь рюмку какого-нибудь коньяка "Дилижанс" и попадаешь на больничную койку, а вот "Зеленая марка" вполне даже ничего. Чем электротехнический хуже авиаприборостроительного, а лесотехнический хуже института туризма? Ответа нет. Эксперимент на людях.

Между тем введение обязательного общенационального тестирования учеников средних школ — это первый шаг к объективному рейтингу вузов. Во всяком случае, в Америке это именно так.

Как выбрать колледж


По окончании 12-летнего школьного курса ученик и его родители решают: завершить образование и пойти работать или продолжить учиться в колледже.

US News & World Report дает подробнейшую статистику по всем колледжам США. Делятся они, грубо говоря, на три типа: университетские колледжи, общенациональные гуманитарные колледжи и местные колледжи. В любом случае речь идет о четырехлетнем образовании, в результате которого выпускник становится бакалавром.

В каждом американском городке, как известно, есть библиотека, и читатели там толпятся всегда. Однажды я спросил своего американского приятеля, профессора известного колледжа на границе с Канадой, что люди читают. Оказалось, самым большим спросом пользуются журналы для потребителей. То есть, прежде чем купить рубашку, мой профессор с супругой, небедные люди, тщательно изучают потребительскую конъюнктуру на текстильном рынке. Выбирают такую рубашку, чтобы сноса ей не было, а не модную или дешевую.

Нынешняя американская мечта включает четыре основных компонента: собственный дом или квартира, машина для каждого совершеннолетнего члена семьи, яхта и, может быть, самое главное — высшее образование для детей. И выбирают они учебное заведение намного тщательнее, чем рубашку.

Ежегодный общенациональный рейтинг оценивает колледжи по следующим показателям: место в стране по оценкам экспертов; конкурс в прошлом учебном году; состав студенчества (уровень знаний, успехи в школе); самые популярные специализации; стоимость учебного года; возможность получения стипендий; научные успехи профессуры; соотношение числа преподавателей и студентов, прогресс студентов в ходе учебного года, помощь выпускников alma mater.

Лучшими общенациональными университетами стали (в порядке занятых мест) Гарвард, Принстон, Йель, Колумбийский университет и набравшие равное количество баллов Массачусетский технологический, Стэнфорд, Чикагский университет и Университет штата Пенсильвания. Из университетов штатов впереди — Калифорнийский, Виргинский, Мичиганский; победители среди гуманитарных колледжей — Уильямс, Амхерст (оба — в Массачусетсе) и пенсильванский Свартмор.

Американцы относятся к образовательным услугам как к товару, причем очень дорогому. Действительно, стоимость обучения в общенациональных университетах (где нет скидки для уроженца того штата, где университет находится) для средней американской семьи практически неподъемна. В Гарварде, Массачусетском технологическом, Чикагском университете — это примерно 55 тысяч долларов в год (включая общежитие). Обучение в Мичиганском университете для уроженца штата стоит 20 тысяч долларов, в колледже Гордона для живущих в штате Джорджия — 7 тысяч.

Впрочем, подавляющее большинство студентов из семей среднего достатка получают в колледже стипендию, значительно снижающую стоимость обучения. Пособия зависят не только от материального положения семьи, но и от академических, спортивных и общественных успехов и богатства университета. Скажем, Гарвард оплачивает студенту примерно 73 процента всей стоимости обучения, это в среднем 42 тысячи долларов в год, Джорджтаун в Вашингтоне — только 55 процентов, а Юго-Западный университет в штате Нью-Мексико — вообще 19 процентов.

Но даже если есть деньги, поступить можно не всегда. Конкурсы в лучшие университеты и колледжи — высокие. В прошлом году из 30 489 тех, кто подавал документы в Гарвард, поступили 2205, в Принстон — 2311 из 26 247. Но есть и заведения значительно более скромные: Флоридский технологический из 4687 желающих взял 2749, Университет Юты принял почти всех, кто хотел: из 7374 поступили 7176; в Университет штата Нью-Мексико взяли 4954 из 5941 абитуриента.

Важен тип колледжа. В колледжах при крупных университетах преподают знаменитые ученые со всего мира. Но считается: здесь больше расстояние между студентом и преподавателем — профессора на конференциях, книги пишут, а отдуваются за них аспиранты. Гуманитарные колледжи более уютные, семейные. Кампус в большом городе (Гарвард, Чикаго, Джорджтаун, Колумбия) позволяет пользоваться всеми преимуществами мегаполиса, зато гуманитарные, да и многие другие университеты (например, Принстон) расположены в относительной глуши, где ничто не отвлекает от занятий.

Колледж отличается и от европейских, особенно от российских, вузов отсутствием ярко выраженной специализации. В США невозможны институты стали и сплавов или целлюлозно-бумажной промышленности. Американский колледж за четыре года готовит высококлассный офисный планктон, то есть людей, умеющих хорошо писать и говорить на родном языке, знающих кое-что и о естественных науках, и о гуманитарных. Этого достаточно, чтобы открыть свое дело, стать брокером на Уолл-стрит или продавать машины в Техасе. Хочешь стать врачом, юристом, управленцем, ученым — плати деньги, иди в аспирантуру.

В Бостоне, где расположены Гарвард и Массачусетский технологический, мне рассказали такой анекдот. В универсаме у кассовой стойки, где обслуживают клиентов, купивших меньше 10 товаров, стоит молодой человек. В тележке — гора всякой всячины. Кассирша: "Ты, парень, или из Гарварда, потому что не умеешь считать, или из МАТ, потому что не умеешь читать". Анекдот смешной, но неверный. И технарей из Технологического и гуманитариев из Гарварда первые четыре года обучают примерно одинаково. И читать, и считать.

Конечно, в зависимости от склонностей каждый студент выбирает себе специализацию. В больших университетах это традиционно бизнес, социальные науки, английский язык, государственное управление. Все больше тех, кто выбирает биомедицинскую технику, экологию, дизайн компьютерных игр, безопасность и кибербезопасность, нанотехнологии, интернет-медиа.

Важнейшая черта, отличающая американскую систему образования от европейской,— значение социализации. Обучение жизни в коллективе не менее важно, чем знания. Все расы, сословия и общественные типы проходят мимо студента за те четыре года, пока он живет в общежитии. Это учит ладить, давать отпор и работать в командах. В последнее время именно в лучших университетах больше всего иностранцев и собственных азиатов (китайцы, индусы, вьетнамцы). В Колумбийском университете — 17 процентов студентов азиатского происхождения, 11 процентов — иностранцы. В Массачусетском технологическом азиатов — 24 процента, иностранцев — 9 процентов, а в Калифорнийском технологическом бал правят азиатские студенты (39 процентов всех учащихся).

Университет тем лучше (а значит, коммерчески успешнее), чем больше успешных выпускников школ в него поступает. В подавляющем большинстве университетов "Лиги плюща" более 90 процентов студентов входили в первую десятку лучших выпускников в своих школах (в Стэнфорде и Йеле вообще 100 процентов).

Как колледж выбирает студента


Итак, американская семья выбирает колледж. Главные ограничители: деньги и успехи ребенка. Ну и другие соображения — пусть он учится, где я учился, поближе к дому или, наоборот, докажет свое совершенство вдалеке от родного штата.

Подавать документы можно в бесконечное количество колледжей, но, во-первых, это накладно (60 долларов за каждый пакет документов), а во-вторых, не нужно. Обращаются обычно в 5-6 учебных заведений: самые желанные, куда попасть трудно; пристойные; те, куда со своими (порой весьма скромными) успехами попадешь точно.

Никаких вступительных экзаменов нет. Есть школьные отметки (важно, попал ли ты в первую десятку выпуска, в первую четверть, в лучшую половину). Есть рекомендательные письма от учителей и других важных взрослых (получить их непросто). Сведения об общественной работе и спортивных успехах. И, наконец, некое сочинение на общую тему ("Любовь моя, бабочки", "Почему я хочу поступить в Гарвард").

Важны результаты двух общенациональных тестов — ACT или SAT. ЕГЭ — аналог американских тестов. У нас, впрочем, оценивают каждый предмет отдельно, а в Америке — все вместе.

Тест ACT проверяет базовый уровень английского, алгебры, социальных и гуманитарных наук. Важнейшая часть теста — 75 вопросов по стилистике английского языка (правописание, синтаксис, форматирование текста, пунктуация, способности к риторике). Специальный раздел оценивает сообразительность (знания требуются в пределах школьной программы).

SAT сосредоточен на английском (грамматика, идиомы, лексика, чтение и понимание текста) и математике (арифметика, алгебра и математический анализ, геометрия, статистика, теория вероятностей).

На выбор колледжа большое влияние оказывает летнее путешествие за год до окончательного решения. Потенциальный студент, чаще всего с родителями, объезжает учебные заведения, разбросанные на тысячи миль, для того, чтобы понять, где ему, в принципе, хотелось бы учиться.

Рассылает пакет документов и ждет долгожданного письма о зачислении.

Наши лучшие средние школы во многом превосходят американские по уровню знаний выпускников. Наши вузы в среднем — много слабее, а студенты не так мотивированы на учебу, как в Америке. Отечественная аспирантура же по сравнению с США — считай, провальная.

ЕГЭ при всех его недостатках позволяет лучшим вузам привлекать лучших абитуриентов. Рейтинг институтов и университетов позволит наиболее мотивированным ученикам выбирать самые многообещающие учебные заведения. А отсутствие общедоступных, универсальных рейтингов выгодно только коррупционерам и жуликам.

Комментарии
Профиль пользователя