Коротко


Подробно

 Украли президентскую дорогу


Украденная дорога

       Взрывоопасная ситуация сложилась на строительстве стратегической магистрали Чита--Хабаровск, имеющей статус президентской стройки. Месяцами не получающие зарплаты строители бунтуют, громя технику и административные здания. Работы на дороге практически прекратились. При этом региональная дирекция "Дороги Востока" (госзаказчик стройки) "потеряла" 300 млн деноминированных рублей, которых следовало направить на финансирование строительства. С подробностями — ДМИТРИЙ Ъ-ПАВЛОВ.
       
Похлебка из муки и отрубей
       "Довожу до вашего сведения, что за последние два-три дня и без того критическая обстановка в рабочих коллективах в связи с невыплатой зарплаты восьмой месяц крайне обострилась и выходит из-под контроля". Так начинается докладная записка командира дорожно-строительного корпуса (в/ч 73973) генерал-лейтенанта Букреева, чье подразделение ведет строительные работы на трассе Чита--Хабаровск.
       "По сообщению генподрядчика, совершено нападение и поджог штаба УДСР в поселке Талдан; произошел самопроизвольный захват автотехники гражданскими дорожными строителями в поселках Казаново и Могоча, несмотря на существенную охрану; при передислокациях или выводе в резерв продолжаются массовые грабежи федерального имущества. Люди доведены до отчаяния. Питаются похлебкой из муки и отрубей, нет денег на хлеб и лекарства, нет теплой одежды и обуви ни у детей, ни у взрослых при морозе за 30 градусов. За неуплату отключается электроэнергия, в поселках нет стабильного тепла. Обстановка выходит из-под контроля и может стать неуправляемой, если люди не получат заработанные ими деньги..."
       Этот документ датирован 2 декабря прошлого года. 18 января нынешнего года руководитель амурского филиала региональной дирекции "Дороги Востока" Литвиненко направил в Госдуму письмо, в котором сообщил, что более двух тысяч человек с января 1997 года не получают зарплату и "в настоящее время строительство автодороги Чита--Хабаровск в Амурской области полностью прекратилось, а люди отпущены в отпуска без сохранения заработной платы".
Между тем значение строящейся дороги трудно переоценить.
       
Президентский статус
       Важность строительства трассы Чита--Хабаровск руководители страны поняли еще в 60-х годах, когда серьезно обострились отношения с Китаем. Выяснилось, что в случае войны армейские подразделения практически на всем протяжении советско-китайской границы лишены свободы маневра. Транссиб, единственная транспортная артерия, находился в непосредственной близости от границы, а следовательно, и потенциального противника. Позже, когда опасность войны с КНР миновала, о проекте забыли почти на два десятилетия. Вспомнили о нем лишь в середине 80-х, когда решили соединить автомобильной дорогой восточные и западные территории. Как тогда, так и теперь добраться из Москвы до Владивостока на автомобиле практически невозможно. В Чите дорога обрывалась, и на протяжении более 2 тыс. км, вплоть до Хабаровска — непроходимая глушь. Кроме того, автомобильная дорога сыграла бы большую роль в экономическом развитии региона, являющегося важной сырьевой базой, где, кстати, находится большинство предприятий ВПК.
       Но до 1994 года было построено всего 200 км. В 1994 году вышло специальное постановление правительства России, в котором оговаривалось, что ответственным заказчиком строительства трассы Чита--Хабаровск является дорожный департамент Минтранса, при котором была создана региональная дирекция "Дороги Востока". Генподрядчиком назначили федеральное дорожно-строительное управление при Минобороны (ФДСУ). В следующем году указом президента #12-20 от 6 декабря стройке придали статус президентской. Это подчеркивало важность проекта и должно было обеспечить режим наибольшего благоприятствования в вопросах финансирования. Все работы планировалось завершить в 2005 году, к 100-летию Транссиба. Ежегодная норма сдачи была определена в 120 км, при ширине дорожного полотна 7 м. Кроме того, предполагалось создать развитую инфраструктуру в виде многочисленных АЗС, гостиниц, пунктов питания, станций техобслуживания. В общем, дорога должна была стать предметом гордости. Но теперь стало ясно: пока все это нереально.
       
Денег не стало
       Из-за острой нехватки "живых" денег финансирование "Дорог Востока" осуществлялось в виде товарных и вексельных кредитов, полученных в результате зачетов по уплате налога на ГСМ в Федеральный дорожный фонд. Например, ЛУКОЙЛ расплатился векселями, а "Сургутнефтегаз" — сырой нефтью. По предложению генподрядчика ФДСУ векселя и нефть было решено продавать через компании "Регитон" (ее организовали бывшие сотрудники Минстройдормаша СССР) и "НИКойл". Подобный выбор принес плачевные результаты.
       "Регитону" передали векселя на 151 млрд рублей. "Дорогам Востока" достался только 41 млрд. Причем последний платеж прошел в марте 1997 года. С "НИКойлом" оказалось не лучше. "Сургутнефтегаз" выделил ему на реализацию сырую нефть на 127 млрд рублей. Стройка же получила лишь 22 млрд. Таким образом, из 378 млрд рублей, что составляло почти 90% общего объема финансирования трассы Чита--Хабаровск, строителям досталось лишь 63 млрд. Арбитражные разбирательства хоть и закончились победой, но денег не принесли: руководители компаний "НИКойл" и "Регитон" вернуть долги оказались не в состоянии.
       Если в "НИКойле" говорить на эту тему наотрез отказались, то гендиректор "Регитона" Вячеслав Грузинов сообщил: "Мы не отказываемся от своих долгов. Но нам просто не дают расплатиться". По словам Грузинова, "Регитон" использовал весьма сложную схему при реализации векселей и давно бы расплатился с дирекцией "Дороги Востока", если бы не "различные объективные факторы" (какие именно, он не сказал). Ситуация существенно осложнилась после того, как руководитель Федеральной дорожной службы Виталий Артюхов категорически запретил всем дорожно-строительным дирекциям закупать технику у "Регитона". "Получается замкнутый круг,— говорит Грузинов.— Чтобы расплатиться, нужно продать технику. А нам говорят, что ее покупать не будут до тех пор, пока не вернем долги. Позиция Артюхова весьма удивляет".
       Пока Грузинов удивляется, терпение у строителей лопнуло. Как признался руководитель дирекции "Дороги Востока" Валентин Иваненко, "время цивилизованного общения прошло". Недавно материалы на неплательщиков поступили в прокуратуру Москвы и управление по экономическим преступлениям ГУВД. Уже заблокированы шесть счетов "Регитона" в разных банках, но на них оказалось всего 20 млн рублей.
       Бессилен в сложившейся ситуации и депутат Госдумы от Амурской области Леонид Коротков: "Я, конечно, пытаюсь сделать что могу. Но моих полномочий просто не хватает. Нас очень крепко подставили со всеми этими 'регитонами' и 'никойлами'. Ситуация, честно скажу, тяжелая. Сейчас оставшиеся на стройке люди живут в основном за счет своих сельскохозяйственных участков".
       Действительно, тысячи человек оказались заложниками незавершенного строительства. Уехать они не могут: нет денег. Помимо стройки других занятий нет. Поэтому рабочим остается вновь и вновь утром выходить на строительство, не получая ничего. Работы, впрочем, практически прекратились. Так, если в 1996 году стройка прошла 136 км, то на следующий год было сдано лишь 36 км. А в этом, по расчетам Иваненко, сделают 50-60, не больше.
       
"Нас бросили под пулеметы"
       Прояснить ситуацию с трассой Чита--Хабаровск постарался заместитель руководителя Федеральной дорожной службы Юрий Беляев:
       — Не оправдала себя система взаимозачетов. Кроме того, в прошлом году мы серьезно недобрали денег в Федеральный дорожный фонд — всего 9 трлн рублей вместо запланированных 27,9 трлн. Случилось так по многим причинам. Но это ударило в первую очередь по стройкам. На 1 января 1998 года у нас было незавершенного строительства на 39 трлн рублей.
       — Почему же тогда деньги, даже в виде векселей и нефти, были так бездарно использованы?
       — Как я понимаю, эти фирмы были рекомендованы дирекции "Дороги Востока" руководством военных, ФДСУ.
       — Но ведь рекомендации не все решают?
       — Это вообще не наше дело — заниматься реализацией векселей или нефтепродуктов и тому подобным. Мы должны строить. А здесь нас просто поставили в такие условия. Бросили дорожников на нефтяной рынок. Людей, которые никогда этим не занимались. Можно сказать, под пулеметы — сами знаете, какая сейчас в этом бизнесе конкуренция. А военные рекомендовали "НИКойл", мол, надежные партнеры. И сегодня региональная дирекция осталась один на один с этими фирмами. Выиграли арбитраж. Но денег все равно нет.
       — Какой вы видите выход?
       — Дорога будет строиться. Начался новый бюджетный год. Какие-то деньги мы уже перечислили. Сейчас активно ищем инвесторов, есть предложения от французской и австралийских фирм. Но набрать кредитов — дело нехитрое, вопрос в том, как их потом отдавать. Кроме того, мы подготовили предложения по коммерческому использованию придорожной полосы, которую вполне можно сдавать коммерческим структурам.
       — Когда строители получат зарплату?
       — По зарплате мы частично рассчитались. Но все дело в том, что военные, которые являются генподрядчиками, не выплатили ее людям. Почему — не знаю. Проверять финансовые документы военных у меня полномочий нет. А люди попали в эту круговерть ни за что ни про что. И главное, что объяснить им все крайне сложно.
       — Судя по всему, вы не очень довольны тем, что генподрядчиками дороги являются военные?
       — Да. Военные делают дорогу просто похабно. Более того, мы вынуждены отдавать им 200 млн деноминированных рублей только на содержание аппарата Федеральной службы специального строительства, куда входит ФДСУ. Не лучше ли эти деньги отправлять на строительство? Мы могли бы построить еще минимум 30 км дороги. А так все это проедается в Москве. (Личный состав Федеральной службы специального строительства составляют около пяти тысяч солдат, две тысячи офицеров, тысяча прапорщиков и пять генералов.— Ъ.)
       Но что интересно, солдаты у них не работают. Военные сами нанимают гражданские субподрядные организации, например "БАМстроймеханизацию". А потом не платят им зарплату.
       — Почему же вы от них не откажетесь?
       — Пока не можем. Еще действует постановление правительства, где военные обозначены как генподрядчики строительства. Но мы уже вышли с соответствующим представлением в правительство. Тем более что, согласно указу президента #305 1997 года, все организации должны проходить тендер на отбор. А сколько сейчас хороших специалистов находится без работы! Уж лучше мы будем кормить их.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 25.02.1998, стр. 1
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение