Коротко

Новости

Подробно

Честная уборка

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 34

Мусор стал вполне политической темой: то оппозицию выгоняют из сквера, чтобы не мусорила, то оппозиция сама устраивает субботник в лесу, который предназначен под вырубку. Приняв участие в различных мусорных акциях, корреспондент "Денег" поняла, чем настоящая уборка отличается от демонстративной.


АНАСТАСИЯ КАРИМОВА


Искусство политического сора


Одним из предлогов для разгона лагеря оппозиции на Чистопрудном бульваре в Москве 16 мая стали жалобы местных жителей на то, что памятник Абаю Кунанбаеву, рядом с которым собирались протестующие, стал "зловонным", потому что оппозиционеры "ели, справляли свои потребности" и "выкрикивали политические лозунги" в одном месте. Забавно то, что лагерь был чуть ли не единственным местом в центре Москвы, где был организован раздельный сбор мусора. А среди протестующих было много волонтеров, которые участвовали в конце апреля в субботнике в Цаговском лесу.

Есть такой особый формат выражения своей гражданской позиции — субботник протеста. Демонстративная уборка леса, который собираются вырубить для, скажем, строительства новой автотрассы. В конце апреля я получила в Facebook приглашение на акцию по уборке Цаговского леса (его еще называют Жуковским лесом — он находится рядом с подмосковным городом Жуковским) и не задумываясь заявила о своем участии. Цаговский лес, так же как и Химкинский, вырубают для строительства новой автомобильной магистрали. Эта вырубка спровоцировала недовольство местных жителей и столичных активистов-белоленточников, которые организовали лагерь защитников Цаговского леса. Как бы то ни было, я ехала с друзьями в город Жуковский в полной уверенности в том, что мы действительно будем просто убирать мусор.

По прибытии на место проведения субботника стало ясно, что деревья под строительство уже вырублены, а оставшийся лес в целом чистый и в уборке не нуждается. Активисты движения "Наши", внезапно решившие поддержать защитников Цаговского леса, зачем-то переносили с одного места на другое бревна, по лесу бродили одинокие белоленточники с мусорными пакетами, в которые они складывали, не сортируя, редкий мусор. Основная работа волонтеров заключалась в том, чтобы не дать сдвинуться с места строительной технике. Активисты и омоновцы стояли друг напротив друга и обменивались угрюмыми взглядами. К вечеру лагерь разогнали, а кого-то из активистов даже забрали в полицию.

Субботники в знак протеста проводились ранее и в печально известном Химкинском лесу. В Подмосковье есть значительно более замусоренные природные уголки, и такие уборки проводятся, конечно, в декларативных целях — показать, что лес кому-то по-прежнему дорог, что кто-то готов о нем заботиться.

Пластик — налево, стекло — направо


Настоящий субботник по уборке мусора выглядит так. Один из волонтеров находит замусоренное место (например, берег озера рядом со своей дачей) и кидает клич на одном из сайтов, посвященных уборке мусора,— таких в России несколько сотен. Достаточно вбить в поисковике словосочетание "акция по уборке мусора" и найти наиболее приятную группу волонтеров. Этим занимаются и активисты "Гринпис", и движение "Мусора больше нет", и множество маленьких локальных движений. Я помогала организовать уборку мусора своему приятелю — менеджеру фармкомпании Виктору Осипову, с которым познакомилась три года назад на субботнике, организованном "Гринпис". Осипов решил привести в порядок берег пруда неподалеку от своей дачи в Одинцовском районе. Почему берега водоемов в России не убираются муниципальными службами? Дело в том, что бюджет на уборку определяется количеством людей, постоянно проживающих на данной территории. Например, на озере Щучьем в Ленобласти постоянно проживает 25 человек, отсюда и скромный бюджет, а за сезон на нем отдыхает 20 тыс. человек — отсюда и горы мусора. Уборка на этом озере осуществляется силами волонтеров. Маленькие бюджеты на уборку лесов и берегов водоемов — это, в общем, нормальная практика. Ни в одной стране мира государство не будет тратить ресурсы на кропотливую работу по прочесыванию лесных массивов в поисках банок из-под пива.

Я посоветовала Виктору Осипову создать страницу мероприятия во "В контакте" и пригласить на него соседей, друзей, коллег и других волонтеров. Мы нарисовали подробную схему проезда к месту субботника, закупили большие мусорные пакеты и прорезиненные перчатки (перчатки нужно надевать обязательно, потому что иногда в руки попадают токсичные предметы, например батарейки). К часу дня на пруду было 14 волонтеров. За два часа мы собрали примерно 20 пакетов мусора. В рейтинге самого противного мусора лидировало разбитое стекло, впрочем, его было не так много — гораздо чаще попадалась пластмассовая и алюминиевая тара.

Отдыхающие на озере смотрели на нас с непониманием. На работников муниципальных служб мы явно не были похожи: группа состояла из людей от 15 до 45 лет, да и социальный состав был разнородным — два школьника, преподаватель вуза, мелкий предприниматель, студентка театрального вуза и т. д. "Вам за это платят?" — робко интересовались местные жители. Осипов объяснял, что стремление прибраться в своем любимом местечке — это нормально, этим можно заниматься в качестве активного отдыха. Отдыхающим, которые оставляли после себя мусор, мы вручали листовки с информацией о том, как долго разлагаются бытовые отходы (пластиковая бутылка — 450 лет, алюминиевая банка — 200-500 лет). Некоторые, прочитав листовку, даже возвращались и забирали свои бутылки с собой. Пропаганда чистоты — тоже одно из важных направлений работы волонтера. "В идеальном обществе субботники будут не нужны, потому что никто не будет мусорить",— шутили волонтеры.

После субботника участники, приехавшие на своих автомобилях, распределили пакеты с рассортированным мусором и повезли его в Москву, в пункт приема бытовых отходов в районе станции метро Тушинская. Информация об этом пункте была найдена в экологической онлайн-энциклопедии Ecowiki; там же можно найти ссылку на карту, на которой отмечены все такие точки в Москве. В пункте приема нам даже заплатили какие-то символические деньги — 30 копеек за каждую алюминиевую банку и по рублю за стеклянную. Таким образом, удалось заработать около ста рублей.

Раздельный сбор мусора и сдача его на переработку — принципиальный момент. Нет особого смысла просто переносить мусор из леса на свалку, которая, разрастаясь, рано или поздно начнет пожирать территорию леса. Как говорят экологи, отсортированный мусор перестает быть мусором и превращается во вторсырье, которое с радостью принимают на переработку коммерческие компании.

Кстати, бороться с замусориванием можно и не выезжая за город. Например, наладив раздельный сбор отходов в своем доме.

Хотя в лагере "Оккупай Абай" был налажен раздельный сбор мусора, власти сочли, что оппозиция использует грязные методы

Хотя в лагере "Оккупай Абай" был налажен раздельный сбор мусора, власти сочли, что оппозиция использует грязные методы

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Нестыдное дело


Год назад меня вдохновил пример моих друзей, основавших в одной из бывших коммуналок в центре Москвы сообщество "Эколофт". Члены этой коммуны самоотверженно сортируют мусор, а потом отвозят на велоприцепе в пункт приема вторсырья. Признаюсь честно: моей мотивации на то, чтобы самостоятельно отвозить свой мусор в другой район, не хватило. Пластиковые бутылки долго накапливались в шкафу, пока однажды я не смалодушничала и не отнесла их на обычную помойку.

Дело требует менеджерского подхода. Руководитель одного из ТСЖ в Приморском районе Петербурга Андрей Рачковский рассказывает, что многие жители его дома сами обращались к нему с просьбой наладить раздельный сбор мусора. Рачковский установил бытовку с четырьмя окошками для сбора алюминия, пластика, бумаги и стекла. Рядом с бытовкой — обычный мусорный контейнер для тех, кому лень отделять пластик от бумаги. Раздельно собранный мусор из бытовки забирает частная компания, занимающаяся переработкой бытовых отходов, причем эта компания сама платит ТСЖ по 1,5 тыс. руб. за каждые 10 кубометров мусора.

Выходит, несмотря на отсутствие внятной госполитики по утилизации бытовых отходов, ничто не мешает активным гражданам самим наладить систему раздельного сбора мусора в отдельно взятом доме. В качестве консультантов по налаживанию системы можно позвать экологов или коммерческие фирмы, занимающиеся экологическими услугами. Например, разработкой проектов перевода территорий на раздельный сбор отходов занимаются коалиция "PRO отходы" и компания L&T.

Борьба за экологию перестает быть уделом хиппи и анархистов. Экодвижения предлагают услуги по организации "экологичных корпоративов", движение "Мусора больше нет" зарабатывает небольшие деньги на организации продажи напитков в таре с залоговой стоимостью на музыкальных фестивалях (порядка 45 тыс. за двухдневный фестиваль). Два года назад сбором отсортированного вторсырья занималось всего несколько компаний в Москве, сейчас — несколько десятков.

Что-то меняется. Знакомый предприниматель, который в целях сокращения количества бытовых отходов завел дома червей, перерабатывающих органические отходы в плодородный гумус для дачных растений, уже не выглядит таким уж ненормальным. Не хотелось бы оперировать хипстерской риторикой: мол, думать о будущем и жить экологично стало модно, экологичность — это тренд. Остановимся на том, что это хотя бы нормально.

И чтобы изменить собственную культуру обращения с мусором и убрать его хотя бы в прилегающем к вашей даче лесу, не нужно дожидаться реформы политической системы. Пакет, перчатки, метла и элементарные коммуникационные навыки доступны каждому.

Комментарии
Профиль пользователя