Коротко

Новости

Подробно

Конкуренция в обратную сторону

Григорий Ревзин о том, почему русский интернет никак не становится великим и могучим

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 10

Принято гордиться высоким уровнем свободы и интеллекта в российском интернете. Не тем всем, что там содержится,--книгами, статьями, фотографиями, радио и кино, а тем, что он сам из себя порождает,— блогами, твитами, комментами. Рунет и сам это про себя знает и тоже очень гордится собой, восклицает "какой же я свободный!", "какой же я умный!" и восхищенно причмокивает лайками. И, в общем-то, это даже и правда, хотя немного напоминает лозунги "Слава КПСС!", которые она сама про себя вешала на улицах в порядке райкомовского кокетства. Вообще-то я, видимо, разделяю это всеобщее восхищение и провожу время за чтением этой разнообразной информационной продукции. Но, между нами говоря... Так, подряд выхватываю из одной соцсети: "Слезы вырабатывают в нашем мозгу вещества, аналогичные антидепрессантам". "Боже, храни королеву! Это надо же так нарядиться! У нее же трусы под платьем видны!" "Когда думаю, сколько всего надо сделать, ничего делать не хочется. А надо. Что же делать?"

Правильно пишут люди, о разном, но нет какого-то решительного прорыва, какой-то мысли, которая бы остановила на себе взгляд чем-то большим, чем удивлением, что она вообще высказана. "Мысли у него были маленькие-маленькие, коротенькие-коротенькие, пустяковые-пустяковые",— написал Алексей Толстой про Буратино. А кажется, что про твиттер или фейсбук.

Принято осуждать тех, кто считает, что движение за свободу несколько обескураживающе свелось к движению по улицам больших групп свободолюбивых граждан, очень довольных тем, что их так много и они такие свободолюбивые. На самом деле, известно, что в наших митингах, прошлых и будущих, слилось и сольется столько глубинных чаяний и добрых чувств, а их лидеры явили и явят такую силу человеческого благородства и широты, что говорить о видимой бессмысленности этих усилий может только человек очень глупый и злонамеренный. И это, несомненно, правда. Я понимаю, что "Путина на нары!", "Чурова на нары!" и "Свободу политзаключенным!" — это настоящие жемчужины разумности, сжатые до кратких формул глобальные рефлексии, в которых слилось и осмысление 20 лет нашего постсоветского развития, и мировой опыт либерализма, и тончайшее чутье текущего политического момента, но все же это как-то... Я хочу сказать, что в них все это, конечно, есть, но выглядит так, будто нету. Интересно, кстати, если они таки окажутся на нарах, не решит ли кто-нибудь с переляку, что они как раз политзаключенные, и не выйдет ли у нас как с Тимошенко? Ну в смысле, что просвещенная Европа будет над нами милостиво улыбаться?

Когда митинги были временно потоплены в отсутствии обратной связи с теми, против кого были направлены, была такая идея, что сейчас самые лучшие митингующие, соль от соли свободы, займутся в узких группах мозговыми штурмами и покорят такие вершины, которые раньше штурмовать было недосуг вследствие накала революционной борьбы. Ну то есть придумают, что делать-то. И действительно собирались. Меня тут по недоразумению включили в ночи в комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина, а потом исключили из него за неявку на утреннее заседание. Но я почти всю ночь чувствовал себя причастным к работе глубокоуважаемого органа. Так вот, там все собрались и решили поддерживать все хорошее, чтобы было меньше всего плохого. Где увидим хорошее, там и поддержим — как на охоте: пошли вообще-то на утку, а попадется заяц, так и зайца подстрелим, отчего же нет? Прекрасная, светлая мысль! А потом еще я ездил на Пермский экономический форум, и там 400 человек, самых-самых лучших, обсуждали идею большого и открытого правительства и даже готовились как-то в него попасть. И еще идею, что общественные институты должны жить дольше, чем их основатели. А потом, сразу после форума, губернатор Олег Чиркунов был отправлен в отставку, и все, что было у него хорошего, ушло вместе с ним. В том числе, видимо, и институт Пермского экономического форума. И те, кто по этому каналу хотел причаститься к будущему правительству, похоже, отчасти потеряли эту возможность, хотя оно и большое, и открытое, и всех вроде берут. Там много было профессоров, политологов, экономистов, правозащитников, журналистов, и это было редкое собрание выдающихся людей, которым вместе было смертельно скучно, и они согласно обсуждали, какую ерунду говорили они же на разных секциях и на пленарных заседаниях. Ни одной идеи, которая не то чтобы зажгла, но хотя бы разбудила кого-нибудь.

Я понимаю, как вам уже надоело это брюзжание, но мне нужно, чтобы вы полнее ощутили поэтическую атмосферу. А теперь возьмите спортсменов. Ну самое какое-нибудь дурацкое занятие, не знаю, пляжный волейбол, например. Слушайте, они же чудеса творят. Они выпрыгивают из песка, из позиции чуть не лежа, на два метра вверх. И каждый год все выше и выше. А кайтсерфинг? Прокатиться на доске с парашютом по волне в сильный ветер невозможно в принципе, потому что даже непонятно, с какой стороны подойти к началу процесса — то ли на доску на волне попытаться встать, то ли, бултыхаясь в волнах, парашют начать разворачивать. Но ведь ездят! Еще подпрыгивают и выписывают в воздухе пируэты от излишнего молодечества.

И главное — что спортсмены, вы шире взгляните! В бизнесе — ну потрясающие же результаты, ведь из ничего деньги делают, этот самый идиотский Facebook, который каждую секунду генерит информацию, что "Боря и Варя теперь друзья", будь оба неладны, стоит 96 миллиардов долларов — это почти годовой бюджет Москвы, а ей 865 лет в этом году, а ему восемь. В технике — ну это же фантастика, ну на наших же глазах поезда стали ездить со скоростью 500 километров в час. Я сам ехал из Шанхая в аэропорт, электричка обгоняла "Мерседес", будто он на месте стоял! Ну, положим, изучение прилагательных в последнее время как-то не особенно идет, но, может быть, там уже все ясно. Но в целом же все бегут вперед так, что просто когти рвут. А тут какой-то музей мхов и лишайников.

Говорят, они тренируются и соревнуются. Годами тренируются, соревнуются, конкуренция — двигатель развития, и вот результат. А мы, можно подумать, не тренируемся и не соревнуемся. Да мы уже сколько лет как только и делаем, что тренируемся, уже вполне можно было бы как-то даже и выступить. И соревнуемся тоже. (С Путиным, который, кстати говоря, остротой мысли тоже не блещет — вы статьи его предвыборные читали?) И ничего не получается. То есть получается все хуже и хуже, как в дворовой команде по футболу, где все уже постарели и бегают трусцой, причем недалеко.

Я вот думаю, может, эта система вообще иначе устроена? Ну представьте, вот есть люди. Они обмениваются маленькими и коротенькими мыслями, делятся друг с другом, кто что съел, фотками котов и детей. Ну еще время от времени призывают этих валить в свой Израиль, а других идти на три буквы. В каких-то других сферах они являют невероятные способности, но тут выпускают на волю своего внутреннего Буратино. Далее есть эксперты, политологи, политики, аналитики и т. д. Некоторые из них находят стратегические цели, придумывают сложные последовательности ходов по их достижению, а потом приспосабливают это хозяйство к потребностям людей, которых собираются увлечь. То есть все время пересчитывают что-то сложное во что-то примитивное, а оно еще вдобавок сопротивляется и не пересчитывается. А некоторые ничего и не пересчитывают, а сами, органично, так сказать, пребывают на уровне Буратино и чувствуют себя как рыбы в воде. Спрашивается, какая группа выиграет в результате длительной конкуренции?

Мне кажется, это такое соревнование, где выигрывает спортсмен, который не лучше всех выпрыгивает из волны, чтобы поймать улетающий ветер, а который органичнее всех телепается на мелководье в безветренную погоду. Конкуренция в обратную сторону.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя