Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8
 Интервью с Сурковым

"Он надо мной. Что решит — то и сделаем"

       Не секрет, что команды, призванные обеспечить победу на будущих президентских выборах, уже формируются. Меньше месяца назад ОРТ, чье влияние на предстоящих выборах очевидно, обзавелось собственным специалистом по PR. Он должен представлять интересы телекомпании во властных структурах. Об интересах ОРТ во властных структурах и тонкостях работы специалиста по public relations ВЛАДИСЛАВ СУРКОВ рассказал корреспонденту "Коммерсанта" ВИКТОРИИ Ъ-АРУТЮНОВОЙ.
       
       — Какова история вашего появления на ОРТ? Кто предложил вам — человеку банковских и финансовых структур — заняться PR первого канала?
       — Предложение работать на ОРТ поступило после того, как я ушел из "Роспрома". От кого персонально, говорить, наверное, не стоит, это достаточно очевидно (имеется в виду Борис Березовский.— Ъ). Я тогда не согласился, поскольку уже был связан обязательствами с "Альфа-группой". Мы договорились, что подождем год.
       Действительно, я не телевизионный человек, хотя занимался работой со средствами массовой информации, но всегда с других площадок, со стороны коммерческих и финансовых структур. С прессой, честно говоря, мне в какой-то момент работать надоело, поскольку народ это очень специфический, нервный такой народ. Постепенно от работы с четвертой властью я перешел к работе с властью.
       — Потому, видимо, что работа с властью была более перспективной?
       — Действовал я не столько в чисто политическом, сколько в прикладном аспекте: государство всегда нуждалось и, надеюсь, будет нуждаться в услугах коммерческих банков, нефтяных, продовольственных компаний. Я всегда пытался быть, если так можно выразиться, поставщиком двора и продвигал туда те коммерческие структуры, в которых работал. Естественно, приходилось соприкасаться не только с чиновниками, но и политиками — с Думой, а когда-то и с Верховным советом, с губернаторами: решение экономических вопросов зависело от их позиции. Поскольку, по счастью, представители коммерческих структур, в которых я работал, относятся к авангарду промышленного и финансового мира, они одними из первых начали думать о необходимости законодательной работы, которая, с одной стороны, соответствовала бы их интересам, а с другой — соответствовала бы интересам государства. Мы всегда пытались найти такую золотую середину...
       — "Баланс интересов", как заметил Борис Березовский на собрании акционеров ОРТ...
       — Вот это самое слово "баланс" мне очень нравится. Оно очень банковское. Вообще, я склонен к нахождению общего языка. Мне всегда было очень интересно работать с политиками, чиновниками и, представляя разные интересы, находить этот самый баланс. Я считаю, что сейчас наступает эпоха разделения труда — нам всем было легко начинать, мы все учились не тому, чем сейчас занимаемся. Сейчас же банком должен владеть банкир, ну а человек, который занимается коммуникациями, должен быть специалистом именно в области коммуникаций. Поэтому предложение от ОРТ и было принято мной с интересом.
       Телевидение имеет непосредственное влияние на общественные отношения, политику, если угодно. Сейчас мое место скорее там, чем в нефтяной или банковской компании. Так же как и приход — я смело провожу аналогию — Лени Невзлина в ИТАР-ТАСС. Он свидетельствует о том, что человек реализовал свою потребность в некой специализации, а вовсе не означает, что Невзлин порвал прежние связи или изменил мировоззрение. Просто человек сосредоточился на каком-то одном направлении в работе.
       — Вы упомянули Невзлина, с которым знакомы еще по работе в МЕНАТЕПе. Меняя места работы, сохраняете ли вы отношения с людьми. И если да, чего в этом больше — делового расчета или человеческой привязанности?
       — Для меня главное — отношения с людьми. Я, сколько себя помню, никогда никого не подводил и никогда не терял связи с теми, с кем работал раньше. Я и они — люди банковского, финансового мира — одной крови. Мы выросли в одних джунглях. И здесь я буду им полезен. Конечно, не в смысле размещения заказных сюжетов о каком-нибудь заводе — я этим никогда не занимался,— но в смысле обсуждения важных государственных вопросов и доведения их до средств массовой информации и органов власти.
       — Ваша работа на телекомпанию заключается в общении с властными структурами. Обсуждались ли с вами кандидатуры нынешнего состава совета директоров компании, в который, в частности, вошли представители президента и правительства?
       — Я не преувеличиваю своего значения. Я первый заместитель генерального директора. Не второй, не третий, а все-таки первый, но не выше. Естественно, в неформальном порядке со мной это обсуждали...
       — Кто?
       — Ну, Ксения Юрьевна (гендиректор ОРТ Пономарева.— Ъ). И скорее в плане размышления о том, как будет происходить собрание, какие персоны предлагаются той и этой стороной. Я не вижу ни смысла, ни желания вторгаться в деятельность совета директоров — там все решают акционеры, к которым я не принадлежу. Я считаю, что нынешний состав совета директоров вполне доброкачественный, и очень рад, что его возглавил господин Игнатенко. Он человек интеллигентный, образованный, с большим опытом, как раз человек баланса. А это очень важно. Если иметь в виду, что значительную роль в любой ситуации играют прежде всего люди, личности, то можно говорить о том, что нынешний совет директоров не принесет ничего плохого ни первому каналу, ни обществу.
       — С кем-то из нынешних членов совета директоров — представителей государства вы были знакомы и раньше. Облегчают ли эти знакомства решение тех задач, для которых вас пригласили на ОРТ?
       — Действительно, многих из тех, кто вошел в состав совета директоров компании, я знаю лично, со многими познакомлюсь в ближайшее время — надеюсь, знакомство будет приятным. С теми, с кем я уже был знаком, нас связывают обычные отношения, которые продолжались бы независимо от того, вошли бы эти люди в состав совета директоров или нет. Кроме того, совет директоров не является непосредственной сферой моей деятельности. Он надо мной. Что решит — то и сделаем. Моя работа больше связана с Думой, общественным наблюдательным советом при ОРТ, работой с регионами, с правительством.
       — Фамилий вы все-таки не называете. Тогда расскажите о том, как именно происходит знакомство PR-специалиста, например, с Татьяной Дьяченко?
       — Знакомство всегда происходит по-разному. "Меню", как я его называю, человека, который занимается связями, пытается на что-то влиять, очень ограничено. Об этом просто не принято говорить, но оно основано на знании тех мотивов поведения, которые в принципе свойственны всем людям. Об этом легко прочесть у Карнеги, но это не каждый может понять. Людей нужно любить. Я никогда не понимал, что мне нравится в картинах Модильяни. Некто Илья Эренбург сформулировал это за меня, он написал, что на его портретах все персонажи похожи на обиженных детей. Я считаю, что в каждом человеке есть то, за что его можно любить или уважать. Просто важно себя настроить на позитивную волну. Я, например, очень не люблю ругаться, вступать в какие-то, как сейчас говорят, войны. Я никогда не понимал, почему два человека не могут сесть и разумно договориться о "балансе". Конечно, к позитивному отношению к людям должна быть какая-то предрасположенность. Но когда люди чувствуют, что ты настроен именно так, общий язык всегда можно найти.
       — Одним словом, вы психолог?
       — Я не люблю психологов — психология унижает людей. Человеку надо дать шанс остаться непознанным. Я никогда не могу сказать о человеке, что я его досконально знаю и что знаю как на него воздействовать. В моей работе это вообще исключено — я не манипулятор.
       — Известно, что работать с первыми лицами — владельцами ОРТ непросто. Между тем про вас говорят, что вы не терпите жесткого руководства.
       — Коллектив ОРТ для меня достаточно новый и мало известный. Михаил Ходорковский, как вы понимаете, человек тоже достаточно непростой и сильно авторитарный. Но это не помеха, когда есть взаимопонимание и взаимное уважение, которое надо зарабатывать. На ОРТ мне это только предстоит. Я проникся совершенно искренним уважением к Ксении — умному, сильному человеку. Я не знаю внутренней жизни компании, сложна она или проста. Наверное, сложна, как и в любом коллективе, тем более коллективе творческом. Творческие люди, как правило, амбициозны. Но со мной достаточно разговаривать репликами. Если надо сверить часы, я их всегда сверяю. Я никогда не допускаю излишней самодеятельности. И если действую самостоятельно, то только там, где уверен, что не принесу своими действиями никакого вреда. Если же у меня появляются какие-то сомнения, я всегда советуюсь.
       — Вам уже высказывали какие-то пожелания, связанные с предвыборной кампанией?
       — Я всегда подчеркиваю, что ОРТ во время проведения выборов будет руководствоваться действующим законодательством. Здесь не может и не должно быть никаких прогнозов или пристрастий. И для того чтобы все было сбалансировано, мне придется принять в этом процессе некоторое участие. Говорить и думать о выборах сейчас, конечно, не рано, тем более что парламентские выборы не за горами. Но мы должны работать не на конкретную персону, а на позитивный результат, чтобы сохранить то хорошее, что иногда происходит в стране. Впрочем, в любом случае выбирать будет не ОРТ, а народ.
       — А на кого именно "поставит" ОРТ, уже понятно?
       — На стабильность, развитие по пути рынка и демократии...
       — Не на что, а на кого?
       — А вот это вопрос открытый. Кто будет проводником этих идей, тот и должен победить.
Комментарии
Профиль пользователя