Коротко

Новости

Подробно

Дело Sunrise развернули против следователя

Родственники владельца компании обжаловали доказательства Нелли Дмитриевой

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Как стало известно "Ъ", родственники владельца компании Sunrise Сергея Бобылева, недавно осужденного за мошенничество на девятилетний срок, обратились к председателю СКР Александру Бастрыкину. Они утверждают, что приговор был основан на доказательствах, которые незаконно получила следователь главного следственного управления ГУ МВД по Москве Нелли Дмитриева. Госпожа Дмитриева сейчас сама находится под следствием — ее обвиняют в получении крупной взятки, но дело может быть переквалифицировано на мошенничество.


Приговором Останкинского райсуда Москвы Сергей Бобылев был признан виновным в крупном мошенничестве (ст. 159 УК). Как установила следователь Дмитриева, а вслед за ней и суд, Sunrise — некогда крупная сеть по продаже компьютерной техники — фактически являлась торговой пирамидой. Принимая на реализацию товары и занимая крупные суммы в банках, с помощью вырученных средств Sunrise "закрывал" прежние долги. В итоге компания задолжала трем десяткам поставщиков, а также Альфа-банку и Московскому коммерческому банку более 2,3 млрд руб.

Защита предпринимателя, который больше года провел под стражей, а затем был освобожден Верховным судом под залог в 10 млн руб., пыталась доказать, что в данном случае речь идет не об уголовном преступлении, а о споре хозяйствующих субъектов, который должен рассматриваться в арбитражах, но суд убедить ей не удалось. Прокуратура требовала приговорить господина Бобылева к десятилетнему сроку, а Останкинский суд, вынося свое решение, сократил наказание лишь на год.

В свою очередь, мать бизнесмена Наталья Бобылева, обращаясь к главе СКР Александру Бастрыкину, утверждает, что следствие в отношении ее сына с самого начала велось с "обвинительным уклоном" и что в деле есть признаки коррупции. Якобы в сентябре 2009 года следователь Дмитриева предложила за взятку освободить господина Бобылева, а затем и прекратить само дело. При этом она сообщила, что вопрос о сумме взятки подследственному следует обсудить с руководителем управления Иваном Глуховым. Об этом предложении, кстати, господин Бобылев потом сам проинформировал генерала Глухова, однако следователя от дела не отстранили.

Госпожа Бобылева в своем письме также сообщила, что следователь Дмитриева могла получить взятку от гендиректора ЗАО "Санрайс ПРО" Максима Ягнюкова, который в результате пошел по делу не обвиняемым, а свидетелем. Рассказала она и о многочисленных нарушениях, допущенных следствием. Например, о том, что следствие считало, что на похищенные средства господин Бобылев приобрел крупный участок земли в Московской области, однако в итоге выяснилось, что этот участок принадлежит его полному тезке. Указывая и на другие нарушения, а также на возможную заинтересованность следователя в том, что она не приняла мер к предотвращению вывоза товаров со складов Sunrise, госпожа Бобылева попросила председателя СКР провести проверку по уголовному делу. В СКР "Ъ" сообщили, что обращение находится на рассмотрении.

Нелли Дмитриева, напомним, сейчас является обвиняемой по громкому делу о вымогательстве $3 млн у руководства компании "Медика" за прекращение уголовного дела о контрабанде томографа. В феврале этого года она полностью признала свою вину, дала показания на подельников, после чего была освобождена под подписку о невыезде.

По данным "Ъ", сейчас следствие собирается переквалифицировать обвинение следователю Дмитриевой с ст. 290 УК (получение взятки) на ч. 4 ст. 159 (мошенничество). Связано это с тем, что госпожа Дмитриева дала показания о том, что знала, что контрабандное дело в отношении руководства компании "Медика" подлежит прекращению, так как ст. 188 УК вскоре исключат из УК, но все-таки решила заработать на этом. По словам госпожи Дмитриевой, принять участие в мошеннической схеме ее убедил "решальщик по МВД" Максим Каганский, арестованный в рамках расследования.

О том, что именно господин Каганский являлся инициатором вымогательства, свидетельствуют данные прослушек переговоров фигурантов дела. Так, например, 23 сентября прошлого года Нелли Дмитриева сообщила одному из своих помощников, что посетивший ее Максим Каганский заявил, что представители "Медики" согласились на "лям" ($1 млн). Из этой суммы $200 тыс., по словам господина Каганского, должно было получить руководство госпожи Дмитриевой, а остальные деньги могут поделить между собой участники вымогательства. Причем Каганский, как потом выяснилось, требовал у представителей "Медики" $3 млн, рассчитывая оставить себе за посредничество $2 млн.

Сумма в $1 млн смутила участников переговоров. "Все это как-то херово пахнет, я не верю, чтобы Каганский за такую мелочь впрягся, это не тот человек",— сказал госпоже Дмитриевой один из посредников, не знавший о том, сколько Каганский рассчитывает заработать сам. "Мы их охмуряем уже полгода",— успокоила собеседника следователь.

По замыслу Максима Каганского, в кабинете следователя, куда затем вызвали гендиректора "Медики" Бориса Юдина, денежные вопросы не должны были обсуждаться. А свое согласие на выплату $1 млн он должен был подтвердить, попросив госпожу Дмитриеву вернуть изъятые документы. Так и произошло. Однако госпожа Дмитриева, как стало известно "Ъ", все-таки сообщила свидетелю Юдину, что с делом все не так просто. По ее словам, приобретенный для Карелии через "Медику" томограф оказался не только контрабандным, но еще и не новым. На бэушный аппарат приклеили маркировки от нового, что подтвердила экспертиза. А уже это, по словам Нелли Дмитриевой, образовывало составы двух преступлений: контрабанды и мошенничества. В такой ситуации Борису Юдину оставалось только согласиться на условия, предложенные вымогателями, которые и были задержаны через несколько дней после этих переговоров.

Владислав Трифонов, Николай Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя