Коротко

Новости

Подробно

"Взрослеют, но взрослыми не становятся"

Сергей Рахлин беседует с Эдриеном Броуди

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

На экраны страны выходит фильм "Учитель на замену", главную роль в котором сыграл оскаровский лауреат Эдриен Броуди. Американский вариант нашей надрывной "Школы" (2010, Валерия Гай Германика) рассказывает о кризисе семьи, школы и всего общества



Сергей Рахлин, Лос-Анджелес

Российское прокатное название картины Detachment — "Учитель на замену" — звучит скорее как наименование очередной вульгарной комедии об американской школе. Но оригинальное название, которое переводится как "Отчужденность", передает смысл происходящего куда более точно и куда более обобщенно.

На примере отношений подменяющего учителя с учениками средней школы в неблагополучном районе Нью-Йорка и штатными преподавателями этой школы автор сценария и режиссер Тони Кэй предлагает размышление на тему кризисного состояния американского общества в целом. Поскольку Кэй — британец, его взгляд может быть даже более объективен, чем если бы за разработку этого сюжета взялся американец.

Тем более что американская тематика Кэю вовсе не чужда. Его картина "Американская история X" (1998) об американских неонацистах вызвала в год выхода большую дискуссию.

С одной стороны, новый фильм Кэя — история человека, учителя Генри Бартса, который потерял себя в круговороте американской жизни. У него внутри тикает взрывной механизм, его раздирают противоречия между сохранившейся в нем моралью и мучающим его дьяволом отстраненности от людей. Его отчуждение от жизни граничит с психическим заболеванием. Но проблема как раз в том, что болен не он, а общество, в котором он живет. Во всяком случае, то микрообщество, условно школа, с ненормальностью которого он сталкивается ежедневно, а порой и ежеминутно.

Школа для автора фильма Кэя — микрокосм, отражающий большой мир, в котором нарушены семейные связи, потеряна культура общения, в котором на родительский час не приходит ни один взрослый. Если потерянность школьников — подопечных Генри ужасна сама по себе, то подобранная им на улице несовершеннолетняя "жрица нелюбви" Эрика (Сами Гэйл) — обнаженная метафора потерянности американской молодежи.

Эрика — блудная дочь нынешнего американского времени, которая ищет утерянного отца и (тут радикал Тони Кэй обнажает свое сердце гуманиста!) после испытаний, драматически оправданных по фильму, находит его в Генри. Интересно, что свою реальную дочь Бетти Кэй режиссер снял в трагической роли школьницы Мередит, которая кончает с собой, не выдержав безнадежности отчуждения.

Генри Бартса играет лауреат "Оскара" за главную роль в фильме "Пианист" Эдриен Броуди. Броуди — также один из продюсеров картины. Во время встречи в отеле FourSeasons в Беверли Хиллз Броуди с энтузиазмом говорил о том, что им движет в работе и жизни.

— Похоже, что ваш фильм — трагический манифест о нынешнем молодом поколении, да и вообще о сегодняшних американских отцах и детях. Что вас привлекло в проекте, ведь он далеко не мейнстрим?

— Да, у меня была такая же реакция, когда я прочитал сценарий. История трагическая и поэтическая одновременно. И представляет наглядно мир, в котором мы живем. Как артист я хочу сотрудничать с людьми, которые рассказывают социально значимые истории, старающиеся затронуть души людские. "Пианист" тому пример. Тот фильм рассказал историю о невиданных зверствах с художественной выразительностью и без всякой сентиментальности. Картина предупреждает и напоминает людям о том, что может произойти в так называемом цивилизованном мире. "Отчуждение" тоже говорит о реальных проблемах сегодняшней молодежи, перед которой стоят огромные препятствия, о людях, которые хотят что-то изменить, но наталкиваются на непреодолимую стену.

— Ваш герой-учитель поначалу просто образец сдержанности. Но и он взрывается...

— Да, люди стараются сдерживаться. До поры до времени. Но напряжение растет, и Генри взрывается, когда его начинают преследовать за то, что он проявляет благородство. Мой герой старается помочь молодому страдающему человеку (Мередит) и нарывается на полное непонимание со стороны коллег-учителей. Думаю, многие люди в Америке апатичны к страданиям других потому, что боятся последствий своего участия. Если ты увидишь человека, валяющегося на улице, и захочешь помочь ему, тебя могут засудить. Если ты попал в автомобильную аварию и извинился перед другим водителем, это сочтут признанием вины. Я сам попадал в такую ситуацию. Вина была другой стороны. Но тот водитель молчал, как воды в рот набрал, боялся, что я его засужу. А я и не собирался! Все это потому, что мы живем в сутяжническом обществе и люди в нем боятся быть людьми, правда?..

— ...Правда...

— ...Мы боимся быть человечными и обращаться друг с другом с добротой, как если бы мы жили в маленьком сообществе. Каждый день мы встречаем людей и часто даже не замечаем их присутствия. Не говорим: "Здравствуйте!" Мы блокируем в себе осознание, что все мы одной крови. Вот в чем проблема.

— Хорошо известно, что американская система образования в кризисе. Но настолько ли все плохо, как показано в вашем фильме?

— Ну, конечно, наша картина — весьма мрачная перспектива реальности. Но иногда нужно показать происходящее в таком неприглядном виде, чтобы пробудить желание перемен. Я не думаю, что наш фильм — критика системы образования. Он — критика всех провалившихся систем. В частности, системы семьи. Вот где начинается апатия, которая выливается в безразличие к образованию, здравоохранению.

— Позвольте спросить, а каким учеником вы были сами?

— Ну, мой отец был преподавателем в государственной школе. Это, конечно, помогло мне в работе над ролью. Но сам я не был образцовым школьником. Я, однако, преуспел в классах драматического искусства, поскольку страстно увлекался драмой. Я учился в специальной школе драматических искусств, и у меня было по четыре урока актерского мастерства в день. В остальном я был обыкновенным подростком. Мне нравился французский, но с математикой я был не в ладах. Мне всегда нужна была мотивация, вдохновение, которое я находил только в актерстве. На нем и сфокусировался.

— "Отчуждение" в какой-то мере посвящение вашему отцу?

— Да. Родители сыграли замечательную роль в моем становлении. У меня всегда был перед глазами пример отца, настоящего, терпеливого, участливого человека. Он был и замечательным учителем, образцом для подражания своим ученикам. Я видел, что, к несчастью, произошло со многими моими друзьями, у которых были творческие амбиции, но у которых не было хорошей семьи. Многие из них закончили трагически.

— Ваш Генри отчужден...

— ...даже потерян...

— ...А у вас самого были моменты в жизни, когда вы не были уверены в себе, как это бывает со многими людьми?

— О да, безусловно, были! Каждый проходит через эти фазы, особенно в подростковом возрасте. Наш фильм показывает, насколько потеряны наши школьники, как мало у них перспектив в жизни на этом ее этапе. В их головах творится такое! А как личности они не вполне развиты. Я жил в Нью-Йорке в их возрасте, и это было трудное время.

— Вы всегда уверены в себе?

— Боже упаси! Я только стараюсь поступать правильно и по справедливости. Я должен чувствовать, что говорю правду, что моя мотивация правильная. Мне повезло, что в юности на меня сильно влияла и поддерживала моя семья. А ведь что получается с теми молодыми людьми, у которых нет такой опоры? Они находят поддержку на улице, в бандах. Это уличное братство заменяет им семью. Возникает порочный круг — эти молодые люди из разбитых семей, где родители алкоголики и наркоманы, продолжают эту тупиковую линию.

— Отвлечемся от Америки... В фильме Вуди Аллена "Полночь в Париже" вы создали замечательный образ эксцентричного испанского художника Сальвадора Дали. Вы часто снимаетесь в европейских фильмах...

— Я много снимался во Франции и полюбил тамошнюю кинообщину. Я очень благодарен европейцам за то, что они понимают меня лучше, чем американцы. В первую очередь я имею в виду некоторых представителей кинобизнеса в Голливуде. В Европе, например, нет предвзятого отношения к моей нестандартной внешности. Я могу быть героем-любовником в любом европейском фильме. В Европе не боятся, что я не буду приятен массовому зрителю. И я это очень ценю. Я даже могу представлять модные бренды и сниматься в рекламе, и это в Европе никого не удивляет.

— В заключение давайте вернемся к фильму. Он создает ощущение, что взрослые оказались заложниками детей. При этом не оставляет чувство, что и взрослые, и подростки полностью вне контроля. Взрослые кажутся детьми, а дети думают, что он взрослые...

— Это все существовало в материале, но Тони (режиссер Кэй) только усилил это в картине. Вспомните время, когда вы были в позднем подростковом возрасте. Вам не казалось, что вы уже взрослый? Правда? Когда мне было 19, я думал, что я мужчина. И уже в 18 думал так же. Я думал, что я вполне созрел как личность. Я был уверен, что знаю, как поступать. Да, я был физически силен, но мое мироощущение было настолько ограниченным! Да, сегодня мы живем в очень быстром мире. В Америке особенно много влияний — интернет, поп-культура... Люди взрослеют, не становясь взрослыми. Он думают, что они взрослые, и посему им трудно уважать старших. Они не хотят продолжать обретать знания, они хотят скорее прыгнуть в мир и жить в нем. Хотят всего — немедленно! А тут вдруг тебя достают и ты должен принимать серьезные решения! Упс — я снова хочу быть ребенком!

Думаю, что наш фильм подчеркивает проблемы общества, его насильственность и зыбкость одновременно. И внутреннюю борьбу, которую приходится переживать многим людям. И это реальность, а не обман. Да, это мрачный взгляд, но он не выдуман. Это не фантазия. Очень печально, что вокруг нас столько действительно беспомощных людей, которые не знают, как себе помочь.

Стреляный пианист

Визитная карточка

Быть актером Эдриен Броуди мечтал с детства, когда показывал фокусы на детских праздниках. Окончив Американскую академию кинематографических искусств, стал работать в театре. Первая заметная роль в кино пришлась на фильм Стивена Содерберга "Царь горы". Потом была работа с режиссером Терренсом Маликом в картине "Тонкая красная линия". Его фильмография — более 40 ролей, хотя актеру всего 38 лет. Эдриен Броуди единственный американский актер, получивший французскую премию "Сезар", и самый молодой актер, получивший "Оскара" за лучшую мужскую роль в фильме "Пианист" Романа Полански. Эта работа потребовала от него настоящего перевоплощения: он заучил фортепьянные партии Шопена и похудел на 13 килограммов. Роль еврейского пианиста, живущего в Варшавском гетто, сделала его международной звездой. Каждый год он получает приглашения не менее чем от трех режиссеров, в 2012 году уже заявлено две картины с участием актера.

Подготовила Елизавета Симбирская


Комментарии
Профиль пользователя