Коротко

Новости

Подробно

Дело об отъеме золота у народа

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 59

34 килограмма золота, бриллианты общим весом 100 карат и значительные суммы в рублях и долларах изъяли в 1963 году сотрудники КГБ СССР у группы спекулянтов-валютчиков в Закарпатской области Украины. Однако ни подобная группа, ни размеры изъятого не представляли собой ничего необычного. В стране, где государство постоянно изымало у граждан их денежные накопления, всегда существовал спрос на ценности, позволявшие сберечь средства на черный день. А потому существовала и целая система удовлетворения этого спроса, которая подпадала под самые суровые статьи Уголовного кодекса.


ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ


Из клада в склад


Так уж повелось с давних времен, что чиновники всегда пытаются наполнить казну за счет опустошения карманов обывателей, а обыватели всегда всеми силами сопротивляются этим изъятиям. Этот процесс обострился с особенной силой после прихода к власти в России большевиков. Они сразу же объявили дефолт по внешним займам, а потому лишились доступа к иностранным кредитам. Так что никакого иного способа пополнения казны, кроме изъятий ценностей у граждан и различных несоветских организаций, у них попросту не осталось.

В любых источниках советского времени об эпохе революции и Гражданской войны — от газетных статей до солидных исторических исследований — с гордостью рассказывается о том, насколько успешно шло изъятие золота и драгоценностей у непролетарских слоев населения. А также приводятся истории о том, с какими трудностями, преодолевая опасности, герои-большевики доставляли изъятые ценности в Москву.

Правда, в документах той же поры рассказывается о том, что немалое число сотрудников милиции и ВЧК присваивали конфискованные ценности. Так что временами приходилось их расстреливать целыми отделами. Судя по документам, подобный случай — расстрел целого отдела уголовного розыска, сотрудники которого под видом конфискаций занимались грабежом, имел место в первой половине 1920-х годов в Одессе. А сотрудники Закавказской ЧК вспоминали, что у молодого чекиста Берии в сейфе всегда задерживались изъятые у врагов революции ценности, которые он с успехом использовал как для оперативных, так и для личных нужд. Ничего странного в этом не было. Ведь работники правоохранительных и карательных органов, как и все остальные граждане Страны Советов, просто пытались сделать накопления на черный день, который в те годы и для каждого человека мог наступить в любую минуту.

Ничем не отличались от прочих граждан и большевистские руководители. К примеру, 27 июля 1935 года нарком внутренних дел СССР Г. Г. Ягода доложил Сталину о вскрытии сейфа первого главы советского государства — председателя ЦИК Я. М. Свердлова, умершего в 1919 году:

"На инвентарных складах коменданта Московского Кремля хранился в запертом виде несгораемый шкаф покойного Якова Михайловича Свердлова. Ключи от шкафа были утеряны.

Шкаф был нами вскрыт, и в нем оказалось:

По мере усиления классовой борьбы изъятия становились все более редкими, а изъятое — все менее стоящим

По мере усиления классовой борьбы изъятия становились все более редкими, а изъятое — все менее стоящим

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

1. Золотых монет царской чеканки на сумму сто восемь тысяч пятьсот двадцать пять (108 525) рублей.

 2. Золотых изделий, многие из которых с драгоценными камнями,— семьсот пять (705) предметов".

Кроме того, в сейфе нашли бланки паспортов и заполненные паспорта, с помощью которых видный большевик собирался скрываться вместе с членами своей семьи в случае победы контрреволюции.

Обостренный личный интерес руководителей страны к частным золотовалютным запасам заставлял чекистов и милиционеров заниматься поисками сокровищ, спрятанных свергнутыми классами. Причем за некоторыми семьями и домами после революции следили годами, и временами пристальный надзор приносил очень значительные результаты. К примеру, в 1925 году председатель ОГПУ Ф. Э. Дзержинский доложил Политбюро об обнаружении клада в особняке богатейших вельмож Российской империи — князей Юсуповых:

"7-го апреля этого года нам сообщили из Военно-исторического музея (бывший особняк князей Юсуповых), что под лестницей вестибюля обнаружен тайник, в котором через отверстие в вершок-полтора, проделанное в стене, видны какие-то блестящие предметы. Так как этим домом мы интересуемся уже давно (еще в 23 году), нами агентурным путем обнаружены там 2 сейфа Английского посольства, и комендант дома, старый служащий Юсуповых, и сейчас находится в ссылке за сокрытие, то тут же по сообщению был послан наш представитель. В тайнике оказались сложенные на полу разные старинные серебряные вещи (кубки, чаши и пр.) и несколько запертых сундучков, за исключением одного железного, полуразвалившегося от долгого пребывания в сыром помещении. Не зная содержимого ящиков, поздно вечером все обнаруженное с описью незапертых вещей было доставлено в ОГПУ. Комиссия, составленная с участием представителей музейного отдела Главнауки, произвела опись всего, причем в одном из ящиков оказались драгоценные камни и украшения из них. Оценки найденного не произведено, но по грубому определению эксперта стоимость выражается приблизительно в несколько миллионов рублей".

Список найденных ценностей весьма впечатляющ:

"Одно колье с 10 гранеными изумрудами, осыпанное бриллиантами. Вес 19 зол. 6 дол. 2. Одно колье с 12 изумрудами (барельефы), осыпанное бриллиантами. Вес 17 зол. 80 дол... Одно колье из 11 крупных бриллиантов. Вес 16 зол. 72 дол. Одна брошь с одним крупным бриллиантом коричневого цвета с 3 средними и мелкими бриллиантами. Одна брошь с одним жемчугом и 4 крупными и мелкими бриллиантами. Один кулон с одним цветным (желтым) камнем и мелкими бриллиантами. Один кулон с большим грушеобразным бриллиантом и мелкими. Общий вес 15 зол. 84 дол. Одно украшение платиновое на корсаж с одним большим бриллиантом, мелкими бриллиантами и мелкими рубинами... Одно платиновое колье с крупными и мелкими бриллиантами и одна платиновая диадема с одним крупным и мелкими бриллиантами. Общий вес 78 зол. 24 дол. Одно колье с 58 крупными бриллиантами и одно колье (в форме подвесок) с мелкими и крупными бриллиантами..."

Конечно, подобная находка не могла не радовать руководителей страны. Вот только проблема заключалась в том, как писал в том же докладе Дзержинский, что "в последнее время случаи конфискации стали очень редки". А потому следовало найти другие способы сравнительно честного изъятия ценностей у населения.

С началом любой денежной реформы в народе просыпалась нежная любовь к золоту

С началом любой денежной реформы в народе просыпалась нежная любовь к золоту

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

Заемные трюки


Одним из новых методов очищения кубышек советских граждан стали почти не прекращавшиеся продовольственные затруднения и предложенный государством способ их разрешения путем покупки продуктов за валюту и ценности. В 1930 году в стране появились магазины для торговли с иностранцами — "Торгсин", где в следующем году начали отовариваться и имеющие ценности граждане СССР. Поначалу для тех из них, кто получал переводы от родственников из-за границы, придумали специальные торгсиновские талоны — ТОТы, на которые Госбанк обменивал переведенные доллары, франки и фунты. А вскоре практически во всех регионах при торгсиновских магазинах или ларьках появились скупочные пункты, где хранившиеся на черный день ценности обменивались на ТОТы.

О правильности избранной тактики говорили сообщения с мест. Из Киева, например, телеграфировали, что в скупочных пунктах города почти круглосуточно стоят очереди, и просили выделить дополнительное количество оценщиков и приемщиков. Однако проблема была не в числе работников, а в том, что по всей стране катастрофически не хватало ТОТов. Гознак просто не успевал печатать необходимое количество талонов, и во многих местах вместо них скупщики писали расписки.

Но, несмотря на это, "Торгсин" продолжал расширять свою деятельность. В 1933 году была организована разъездная торговля, когда автолавки со скупщиками и товарами добирались до самых отдаленных мест, где у населения могли остаться хотя бы какие-то ценности. В Якутии, например, действовало шесть только постоянных скупочных точек, а в Туркмении — восемь. Только в Московской области работало 68 пунктов "Торгсина", а всего по стране их насчитывалось более полутора тысяч. Государство получало колоссальную выгоду, ведь в торгсиновских точках подавляющее большинство самых необходимых продуктов (крупа, масло, сахар) продавалось вдвое-втрое дороже, чем при поставках на экспорт. При этом накладные расходы были минимальны. В одном из документов "Торгсина" с удовлетворением отмечалось, что в Польше за один доллар можно купить 1300-1800 грамм масла, а в СССР — 250-400.

В 1930-х годах советские люди убедились, что подписка на выигрышный заем неизменно приводит их к финансовому проигрышу

В 1930-х годах советские люди убедились, что подписка на выигрышный заем неизменно приводит их к финансовому проигрышу

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Торговлю не стали сокращать даже в 1933 году, когда поток золотых изделий и монет заметно уменьшился. Скуппункты "Торгсина" начали принимать золотой песок и самородки, а также серебро любой пробы. Но в 1935 году у населения окончательно иссякли запасы даже весьма распространенного до революции столового серебра. И в 1936 году "Торгсин" прекратил существование.

При этом проблема накоплений на старость и черный день никуда не исчезла, и те из граждан СССР, что зарабатывали больше прожиточного минимума, начинали все чаще о них задумываться. Ведь существовавших в то время копеечных пенсий не хватало даже на самое скудное питание. Государство предлагало хранить деньги в сберегательных кассах. Однако нередко возникали ситуации, когда значительные средства, собранные отдельными жителями СССР, признавались нетрудовыми доходами и изымались в доход государства. Такой случай, к примеру, имел место в 1927 году, когда у семьи, много лет занимавшейся сбором лекарственных трав и сдававшей их в государственные заготпункты по государственным расценкам, отобрали практически все, объявив, что советский человек столько иметь не может.

Альтернативным вариантом могли бы стать выигрышные государственные займы. Однако и здесь наблюдалось множество проблем, поскольку государство не прекращало своих трюков. К примеру, когда в начале 1937 года во многих районах страны в очередной раз обострились продовольственные проблемы и голодные люди бросились продавать последнее, Наркомат финансов объявил о досрочном выкупе облигаций ранее выпущенных займов. Правда, всего за треть номинальной стоимости.

В результате все, кто имел накопления и хотел их сохранить, вновь вспомнили о золоте. Наибольшим спросом пользовались самые ликвидные виды золотых изделий — червонцы царской чеканки и слитки. На худой конец — золотой песок. Ну а поскольку в свободной продаже их не было, спрос вызвал рост предложения. А вслед за этим руководство страны начало регулярно требовать прекращения хищения золота с приисков, а также ужесточения борьбы с золотой контрабандой на границах с Ираном, Афганистаном и Китаем. В советских среднеазиатских республиках, как свидетельствовали доклады НКВД, даже образовались своеобразные центры и перевалочные базы золотой торговли, где незаконными операциями занимались осевшие в СССР выходцы из Китая. Окончательно ликвидировать их удалось лишь после победы коммунистов в китайской гражданской войне в 1949 году и последовавшей за этим массовой отправки граждан Китая на родину.

Однако черный рынок золота после этого никуда не исчез. Монеты, слитки и золотые изделия в значительных количествах стали привозить из побежденной Германии и других стран, где стояли советские войска.

Народные массы могли обзавестись заветными торгсиновскими ТОТами, сдав любые ценности, включая самородное золото

Народные массы могли обзавестись заветными торгсиновскими ТОТами, сдав любые ценности, включая самородное золото

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Мародерское золото


Об источниках появления таких ценностей мне рассказывал В. С. Шафир, в 1945 году служивший помощником военного прокурора Берлинского гарнизона:

"В районе аэродрома Темпельхоф был взят под охрану комендатуры небольшой частный банк. Вскоре поступило сообщение, что банк разграблен. Когда мы прибыли, полковник, комендант района, доложил о происшествии и передал нам опись ценностей банка, составленную при приеме под охрану. Выяснилось, что из вскрытого сейфа пропало самое ценное — два ящика с золотыми швейцарскими часами — всего около пятисот штук. Сам комендант суетился, подсказывал нам все новые версии, называл имена подозреваемых. Мотивы такого поведения были не очень понятными, и у нас возникли подозрения относительно этого полковника. В разгар следствия мы узнаем, что наш "добровольный помощник" получил отпуск и выезжает в Союз. Это насторожило еще больше. Мы собрали о нем данные и установили факты разбазаривания и присвоения трофейного имущества. Подозрения в его причастности к исчезновению золотых часов у нас укрепились. Проводить обыск в его квартире было бессмысленно: человек он был неглупый и наверняка надежно спрятал часы. Когда нам стал известен день его отлета, а улетал он с аэродрома в своем районе Темпельхоф, мы поняли, что ценности в Берлине он не оставит и брать его надо в момент посадки в самолет. Организовали засаду на летном поле. Он подошел к самолету; солдаты комендатуры несли многочисленные чемоданы — все погрузили, но что-то нас остановило в этот момент. Интуиция подсказывала, что главного груза у него еще нет. Самолет запустил двигатели, получил команду на взлет, и вдруг из какого-то окопчика выскочил красноармеец с чемоданом, подбежал к открытой двери и протянул эту поклажу полковнику. В этот момент мы коменданта и взяли. В чемодане оказались золотые часы. Как мне помнится сейчас, развития дело не получило. Полковник до назначения комендантом был командиром боевого полка, всю войну на передовой, много раз награжден орденами, и командование решило не предавать его суду".

Но настоящий золотой ажиотаж начался в 1947 году, когда появились слухи, что грядут какие-то перемены: то ли денежная реформа, то ли изъятие денег у населения в какой-либо иной форме. Вскоре после этого Сталину и другим руководителям страны начали поступать доклады МВД СССР о разоблаченных скупщиках и продавцах золота. Так, в докладе от 11 февраля 1947 года говорилось:

Все иностранные туристы пополняли советскую казну, а некоторые из них еще и вносили посильный вклад в создание личного золотого запаса отдельных советских граждан

Все иностранные туристы пополняли советскую казну, а некоторые из них еще и вносили посильный вклад в создание личного золотого запаса отдельных советских граждан

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

"За последнее время Управлением МВД Московской области арестован ряд крупных спекулянтов-валютчиков, у которых изъято: золотых монет царской чеканки на 16 335 руб., золотых изделий и бриллиантов на 742 000 руб., наличных денег советскими знаками на 304 000 руб., сберегательных книжек с вкладами на 105 000 руб., облигаций госзаймов на 294 000 руб., американских долларов на 5022 руб., английских фунтов на 120 руб. Общий вес изъятых у преступников золотых монет и изделий из золота равен 14,77 кг".

А доклад МВД об арестах только в одной области, подготовленный 3 декабря 1947 года, гласил:

"Управление МВД Ленинградской области в октябре-ноябре с. г. арестовало 12 спекулянтов-валютчиков, у которых изъято большое количество золотых изделий, драгоценных камней и других ценностей. В числе арестованных:

Слободник Б. М.,1910 года рождения, без определенных занятий, член ВКП(б), разыскиваемый Ленинградской областной прокуратурой за хищение социалистической собственности. При обыске у Слободника обнаружено и изъято золотых монет царской и иностранной чеканки общим весом 3344 грамма и 8 золотых и платиновых часов. На следствии Слободник показал, что ценности добыты мародерским путем в Варшаве и Берлине.

Браилко Н. Н., 1898 года рождения, без определенных занятий. Браилко была задержана при попытке продать слиток червонного золота весом 700 граммов. Обыском на квартире Браилко изъято золота в слитках — 4632 грамма, платины в слитках — 1038 граммов, золота в изделиях — 88,2 грамма, бриллиантов в золотых изделиях — 100 штук и другие ценности. На допросе Браилко показала, что ценности принадлежали ее мужу Браилко П. П. и после его смерти достались ей. Браилко П. П., бывший дворянин, инженер, с 1904 по 1913 г. работал во флоте в должностях от младшего инженера до начальника плавучих мастерских. С 1914 по 1923 год работал на радиотелеграфном заводе в Ленинграде, занимая в последние годы должность технического директора завода. Впоследствии работал техническим директором завода "Электроаппарат", директором катушечного завода им. Воровского, руководителем Бюро капитальных работ Всесоюзного объединения морского судостроения. Умер в 1938 году. Расследование по делу продолжается.

Письмом от 20 ноября с. г. Министерство внутренних дел докладывало Вам об аресте в гор. Ленинграде группы валютчиков и расхитителей социалистической собственности в числе 10 человек, возглавлявшейся жителем гор. Ташкента Платковым Ш. Г., который через своих соучастников скупал в Ленинграде золото в монетах, слитках, в изделиях, а также драгоценные камни.

Всего у участников группы Платкова, а также у Слободник и Браилко изъято: наличных денег — 498 300 рублей, золота в слитках, изделиях и монетах — 11 кг 312,2 гр., платины в слитках — 1 кг 38 гр., золотых и платиновых часов — 115, бриллиантов — 153, а также другие ценности. Общая стоимость изъятых у спекулянтов-валютчиков ценностей составляет по ценам Ювелирторга 4 260 000 рублей".

Последний магазин "Торгсина" закрылся после того, как из населения выкачали все драгметаллы вплоть до последней серебряной ложки

Последний магазин "Торгсина" закрылся после того, как из населения выкачали все драгметаллы вплоть до последней серебряной ложки

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Драгоценная контрабанда


В последующие годы всплески интереса к драгметаллам возникали точно так же, в преддверии или после больших изъятий денег у населения. К примеру, в 1957 году советское руководство решило, по существу, объявить дефолт по внутренним займам.

"Сейчас,— рассказывал на совещании в Горьком первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев,— нам приходится выплачивать по займам в виде выигрышей и погашений каждый год крупные суммы. В этом году придется платить около 16 миллиардов, в будущем году — 18 миллиардов, а в 1967 году пришлось бы выплачивать 25 миллиардов рублей, т. е. почти столько, сколько намечалось по подписке на заем в текущем году. Получается заколдованный круг. Выходит, что в один карман государство кладет деньги от займов, а из другого кармана выдает такое же количество денег на оплату выигрышей по займам. Как же быть? Мы решение еще не приняли, хотели посоветоваться с рабочими, колхозниками, служащими и интеллигенцией. И если они поддержат наше мероприятие, тогда можно принять соответствующее постановление. Центральный Комитет партии и Советское правительство считали бы возможным поступить так. Начиная с 1958 года прекратить выпуск займов, кроме трехпроцентного, свободно обращающегося. В текущем году выпустить заем не на 26 миллиардов, как намечалось ранее, а на 12 миллиардов рублей... Но мы не можем осуществить это мероприятие, не можем прекратить выпуск займов, если одновременно не прекратим выплату выигрышей и погашений по ранее выпущенным займам. Поэтому мы предложили бы выплату по займам отложить на 20-25 лет. Если вы считаете, что это правильно, я призываю вас поддержать. А через 20-25 лет начнется выплата по облигациям, разумеется, не сразу, потому что сразу оплачивать 260 миллиардов рублей невозможно, а по частям — примерно по 13 миллиардов рублей ежегодно".

Реакция последовала незамедлительно. Резко вырос спрос на золото, которое повезли в СССР иностранные туристы, студенты и гости. В записке МВД в ЦК КПСС от 3 июля 1958 года говорилось:

"Органами милиции в городе Ленинграде 7 июня с. г. при попытке сбыть нелегально завезенные часы были задержаны финские туристы Лехтинен Рейно Антеро, у которого обнаружены 30 тысяч рублей советскими денежными знаками, и Хельминен Мортте Олава, имевший при себе 73 швейцарских дамских наручных часов из желтого металла. Опрошенный Лехтинен рассказал, что он нелегально провез при себе в город Ленинград 120 наручных часов, из которых 40 штук продал неизвестному мужчине за 30 тысяч рублей. Остальные часы Лехтинен и Хельминен тоже намеревались продать. Изъятые милицией у указанных финских туристов часы и деньги в сумме 30 тысяч рублей переданы в Ленинградскую таможню и конфискованы".

Однако самый массовый всплеск интереса к накоплению в драгметаллах возник после денежной реформы 1961 года. И это невзирая на то, что в СССР ужесточили наказание за валютные операции и их участникам теперь грозила смертная казнь. 10 апреля 1963 года КГБ докладывал в ЦК КПСС, что поток золотой и валютной контрабанды в СССР, несмотря на все принимаемые усилия, только растет:

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

"Комитет госбезопасности докладывает, что, выполняя Постановление ЦК КПСС от 15 мая 1960 года об усилении борьбы с контрабандной деятельностью иностранцев, органами КГБ за истекший период пресечена контрабандная деятельность нескольких сот иностранцев, из них 16 привлечены к уголовной ответственности (граждан Сирийской Арабской Республики — 7, Финляндии — 3, Ирака — 1, Ирана — 1, США — 1, ПНР — 2, Чехословакии — 1) и 75 скомпрометированы и выдворены из Советского Союза; вскрыты, а впоследствии ликвидированы или взяты под контроль органов госбезопасности ряд контрабандных каналов на Советский Союз; в Москве, Ленинграде, на Украине, в Белоруссии, в некоторых среднеазиатских, закавказских и прибалтийских республиках ликвидированы действовавшие на черном рынке крупные группы дельцов-валютчиков; у преступников изъято золота, валюты и контрабандных товаров на сумму свыше 6,5 миллионов рублей. Анализ материалов, полученных в результате этой работы, показывает, что черный рынок в нашей стране сложился в послевоенный период и достиг наибольших размеров к 1959-1960 годам. Это объясняется прежде всего тем, что к этому времени значительно возрос приток иностранцев в нашу страну, определенная часть которых использовала свои поездки в СССР как средство личного обогащения, провозила через границу контрабанду и осуществляла незаконные валютные сделки. Наиболее активно проявили себя военнослужащие, студенты и туристы из стран Ближнего и Среднего Востока; туристы из Финляндии, Италии, Франции, Западной Германии; австрийские, греческие, итальянские, западногерманские моряки; сотрудники посольств: ОАР, Сирии, Ирана, Афганистана, Аргентины, Ливана, Ирака, Италии, Израиля; граждане Польской Народной Республики, прибывавшие в СССР в качестве туристов, транспортных служащих и по частным делам. Из общей суммы контрабанды (1756 тысяч рублей в новых ценах), изъятой за 1960-1962 гг. у лиц, следовавших через границу, 73,5 процента принадлежит иностранцам".

Размах борьбы с черным рынком золота, судя по докладу КГБ, впечатлял:

"За контрабандную деятельность и нарушение правил о валютных операциях органами КГБ привлечен к уголовной ответственности 651 советский гражданин. Эти лица, как правило, не занимались общественно полезным трудом, в прошлом судимы за хищения, частнопредпринимательскую или валютную деятельность и накопившие нечестным путем значительные суммы денег; работники торговли и предприятий местной и легкой промышленности; зубные врачи и техники, часовщики, ювелиры, занимавшиеся частной практикой. Среди них много морально разложившихся элементов, разного рода шулеров, маклеров, картежников".

Однако, несмотря на это, в числе участников рынка оказывались не только моральные и идейные отщепенцы, но и проверенные КГБ чиновники:

"Бывший начальник отдела управления выставок Всесоюзной торговой палаты Министерства внешней торговли СССР Вайсман Я. П., находясь в заграничной командировке, совершил ряд преступных сделок с представителями иностранных фирм, а на вырученные средства приобрел ценности, которые пытался контрабандным путем провезти в Советский Союз. Бывший консул МИД СССР в г. Кульдже (КНР) Шалунов длительное время занимался преступной деятельностью, окружил себя дельцами и контрабандистами. За счет средств, выделяемых советским гражданам, проживавшим в Китае, скупал золото, жемчуг, бриллианты и, пользуясь правом бесконтрольного проезда, скрытно провозил их через границу... (Вайсман и Шалунов осуждены)".

Собственно, ничего странного в этом не было. До тех пор пока государство будет заниматься изъятием денег у граждан, будут востребованы и нелегальные способы сохранения накоплений. И, соответственно, всегда найдутся те, кто готов удовлетворить возникший спрос.

Комментарии
Профиль пользователя