Коротко


Подробно

 ОРТ проект


"Абба" не поет старых песен о главном

       Канал ОРТ можно любить хотя бы за последовательность начинаний. Подняв всенародную ностальгическую волну три года назад, ОРТ — рукою породившего ее Константина Эрнста — в эту новогоднюю ночь завершает трилогию поколенческих воспоминаний. Прощальное "эх, были времена" посвящено 70-м.
       
Константин Львович не меняет профессию
       На шести телевизорах в своем кабинете Константин Эрнст отсматривает то, что уже смонтировано, и прослушивает то, что смонтировать еще не успели. К вечеру он появляется на "Мосфильме", где тут же "прилипает" к монитору в павильоне. Одновременно он успевает поздороваться буквально со всеми, пококетничать с теткой Чарли и переговорить с Василием Пичулом — режиссером "Маленькой Веры", "Кукол" и "Старых песен-3".
       В 19.40 с приходом Эрнста в павильоне начинается движение русских красавиц, танцовщиц в перьях и лубочных стрельцов. В 20.15 — с его уходом — движение на площадке прекращается, софиты гаснут. Перерыв на два с половиной часа — пока Эрнст, успевающий за это время еще и переодеться, снова не появится в павильоне. На сей раз — уже надолго.
       Выстроенные под переливающимися арками декораций артисты, загримированные до полной неузнаваемости, ждут начала съемок, развлекая друг друга анекдотами. После команды Пичула "Поехали!" Эрнст словами "Вася, свет?!" останавливает начавшего было петь Льва Лещенко. "Светит незнакомая зве..." повторяется раз двадцать. "Ну, я все-таки продюсер..." — задумчиво произносит Эрнст.
       
Мечта Штирлица
       Бар "Elefant". Леонид Агутин в костюме-тройке просто неотразим. На пороге появляется Анжелика Варум в сопровождении Николая Фоменко: впервые за долгие годы Штирлиц увидел свою жену. "Я прошу — хоть ненадолго..." В следующем кадре Штирлиц любит Анжелику Варум. Черно-бело-обнаженные плечи, горизонтальные планы: "Боль моя, ты покинь меня...". Перебивками — нервно посматривающий на часы Николай Фоменко.
       Андрей Разбаш утверждает, что "люди этого не поймут". Штирлиц бы такого себе никогда не позволил. "Я говорил Косте — это надо было снимать в дыму, потому что это — мечта Штирлица...".
       
Наша мюнхенская дискотека
       Но главное очарование новых "Старых песен" заключается не столько в панельных многоэтажках декораций и даже не в вариациях на тему "Ивана Васильевича" или "Иронии судьбы". Впервые за три года в "Старых песнях" появятся зарубежные мелодии, а также ритмы. Именно в 70-е советские "Огоньки" начали аккуратно разбавлять сценами из "их" жизни — варшавского варьете или восточноберлинского фридрихштадтпаласа.
       Однако сейчас, спустя тридцать лет, в компанию к "Бони М" определили Александра Буйнова, а к Крису Норману — Наташу Королеву. Именно столько времени понадобилось для того, чтобы западные исполнители наконец поняли: советское — значит, отличное. И успели вскочить на подножку безвозвратно уходящего поезда. Вот только "Абба" отказалась. "А жаль",— сказал Эрнст.
       
       ВИКТОРИЯ Ъ-АРУТЮНОВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение