Коротко

Новости

Подробно

«На месте тренеров я бы встал и ушел, а Прохорову бы сказал: до свидания, продолжайте разваливать дальше»

от

Четырехкратный олимпийский чемпион, бывший президент Союза биатлонистов России (СБР) АЛЕКСАНДР ТИХОНОВ рассказал корреспонденту “Ъ” ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ о причинах провала сборной России.


— Какую главную ошибку допустил СБР в нынешнем сезоне и смогли бы ее избежать вы, если бы по-прежнему оставались его «директором»?

— Если бы директором был я, то со мной ни один из людей, кто в СБР сейчас заправляет, не работал бы. И, наверное, сейчас не было бы так стыдно.

— Вы утверждаете, что знаете достойных специалистов, кто может и должен работать на ключевых постах в СБР, однако их имен упорно не называете. Почему?

— Не назову и сейчас. Потому что эти люди сами меня об этом просили. В СБР сложилась ситуация, при которой за лишнее слово против генеральной линии нынешнего руководства либо наказывают, либо выгоняют, либо затыкают рот.

Когда я понял, что делать в СБР мне уже нечего, то в последнем нашем разговоре попытался вескими аргументами убедить Михаила Прохорова не брать Валерия Польховского на пост главного тренера. Но он ответил, что они уже встречались и тот ему понравился больше других. «Наверное, не по своей воле пригласил, а навязали?» — спрашиваю. Прохоров промолчал. Значит, действительно присоветовали. Не иначе друг Польховского Владимир Малин (оппонент Александра Тихонова на выборах президента СБР, проигравший ему в 2006 году.— “Ъ”) и его компания. Позже я понял, Прохоров еще до прихода в СБР придерживался позиции Малина, поскольку с ним они, вероятно, соприкасались по бизнесу.

— Михаил Прохоров пояснил, чем Валерий Польховский его взял?

— Тем, что якобы очень доходчиво все объясняет. То-то, говорю я Прохорову, на экспертном совете ни Польховский, ни Андрей Гербулов, ни Николай Загурский, ни кто-либо еще из тренеров сборной не ответили ни на один вопрос. Красиво говорить — одно, а говорить по сути — совсем другое. Что касается приглашения в команду австрийских сервисменов, то и здесь, уверен, без Польховского не обошлось. Наши сервисмены отлично работали. Но не устраивали главного тренера. Интересовался я мнением о Польховском и у спортивного начальства. Что, дескать, думаете о тренерском коллективе? Единственный человек, говорят, с которым можно разговаривать,— это Польховский. Я и не сомневался, что услышу именно это о человеке, который в свое время подставил всю нашу команду. Когда я его выгнал в Швеции прямо с чемпионата мира, «спасибо» мне сказали и тренеры, и спортсмены. А сейчас Польховского к женской команде уже и Пихлер не подпускает, а к мужской — Гербулов.

— В кулуарах говорят, будто бы Валерий Польховский не хочет, чтобы Андрей Гербулов продолжал возглавлять нашу мужскую сборную. Вы слышали об этом?

— Он переступит через кого угодно. Скорее всего, Польховский увидел перспективы мужской команды и хочет лавры получить сам. Пацаны-то подросли хорошие. Я не удивлюсь, что он сам мужчин возглавит.

— Что про деятельность тренера женской сборной России Вольфганга Пихлера думаете?

— Президент Ассоциации зимних видов спорта Германии мне сказал, что такого тренера у них в стране никто не знает. Кроме таможенного училища, никакого иного учебного заведения Пихлер не окончил, вследствие чего специального образования не имеет. Ну а шведки перекрестились, узнав, что он их покидает. На чемпионате мира в Рупольдинге Пихлер публично орал на недавно перенесшего онкологическую операцию Клауса Зиберта, обвиняя его и Дарью Домрачеву в употреблении допинга: «Я буду вас гноить!» Так сами немцы его урезонивали. Рикко Гросс, признанный лучшим немецким биатлонистом начала века, закончив спортивную карьеру, четыре года на тренера учился и только потом его допустили до практической работы со сборной.

— Тем не менее великая Магдалена Форсберг утверждает, что только благодаря Пихлеру она добилась всех своих результатов...

— Галину Кулакову надо было тренировать? А Пушкину надо было планы писать, как стихи сочинять? Талант — его никуда не денешь.

— А почему не пригласили Гросса? Ведь, прежде чем остановить свой выбор на кандидатуре Пихлера, руководство СБР долго колебалось…

— Думаю, если бы пригласили Гросса, то ситуация была бы сейчас получше. И знаний у него больше, чем у Пихлера, да и человек он нормальный. Если попросить Пихлера взять винтовку и объяснить, как с ней надо обращаться, уверен, грамотно он это не сделает. Впрочем, как и Польховский с Гербуловым.

— А Павел Ростовцев на что?

— Об этом человеке вообще не хочу говорить. А между тем Прохоров предрекает ему карьеру чуть ли не лучшего тренера мира.

— Михаил Прохоров сказал, что вину за провальный чемпионат мира берет на себя…

— Прохоров никогда ни за что не ответит. Пока министерство спорта не получит полномочия лишать постов, в том числе и руководителей общественных организаций, пока все ключевые решения в нашей отрасли будут принимать высокие государственные деятели, ничего в российском спорте не изменится. И если принципиальное решение не принять и на этот раз, та же самая картина нас ждет и через год. А может, и худшая.

— Реально ждать высоких результатов от наших возрастных биатлонисток? Иной раз кажется, что даже гений тренерского дела им уже не поможет...

— Анне Богалий-Титовец и Яне Романовой уже давно пора сказать: огромное спасибо. Их поезд ушел. Посредственные результаты они показывают уже несколько сезонов подряд, но тем не менее намерены выступать до Сочи-2014. Я уже устал повторять: давайте подключать молодежь. Недавно в одном из наших видов спорта люди пытались изменить ситуацию, выгнав одного товарища. Но раздался звонок сверху: «А мне он нравится». Все. Точка. Сегодня, повторяю, ни ОКР, ни Минспорта на кадровую политику практически не влияют. Завтра пришлют из Кремля прачку и скажут, что им она нравится. И эта прачка опять не будет ни за что отвечать. А потом ее поменяют на другую прачку.

— А Михаил Прохоров утверждает, что в сборной больше не действует телефонное право...

— Он лукавит, однозначно. При этом заверяет, что ответит за все. Чем? Хорошо бы, если за каждую недозавоеванную медаль он давал, к примеру, $1 млн на развитие биатлона. Вот это была бы ответственность. Я хочу, чтобы Михаил Дмитриевич все-таки досидел в президентском кресле до Сочи и ответил за олимпийские результаты хотя бы деньгами. А вообще надо, чтобы президенты федераций подписывали контракты с Минспорта или ОКР. Тогда бы они чесали затылок и назначали на ответственные участки реально ответственных людей. Но пока контрактов нет, я бы хотел, чтобы это делал тренерский совет. Прежде мы по двое суток рвали друг на друге рубахи — решали, кого на какой участок лучше поставить. Сегодня тренерский совет собирается дважды в год на два часа. Скажут по два слова, выпьют по рюмке и разойдутся.

— Правда ли, что исполнительный директор СБР Сергей Кущенко в следующем сезоне займется исключительно международными делами, а президент Федерации биатлона Санкт-Петербурга Дмитрий Васильев — делами сборной?

— Мне об этом ничего не известно. Однако в случае если приход в сборную Васильева состоится, это будет еще одна, мягко говоря, ошибка Прохорова. Впрочем, он уже столько их насовершал… Но одно, правда, большое дело Михаил Дмитриевич все-таки сделал — избавился от Тихонова. И говорят, строит огромный баскетбольный дворец в США.

— А в том, что представители нашей мужской команды так хорошо побежали,— заслуга Гербулова?

— Это заслуга регионов. Он что, их тренировал? А вот что к чемпионату так подвел, вот это и впрямь работа Гербулова. И если бы не провалились другие спортсмены, то и бронзы Шипулина бы не было. Кстати, Гербулов тоже специального образования не имеет.

— Но он же у вас сколько лет в сборной работал! Получается, вы сами себя высекаете?

— Я тогда был в Россию невъездной. На один сбор Андрея пригласил мой бывший заместитель Дмитрий Алексашин. А он остался и прижился. Что я мог поменять в то время?

— Вас послушать, так в сегодняшнем тренерском составе сборной нет ни одного профи?

— Абсолютно. Это заключение экспертного совета. И я как член президиума СБР постараюсь присутствовать на очередном совете, в апреле. И с удовольствием задам вопросы. Но мои оппоненты, если узнают, что я на него приду, либо откажутся, либо сбегут. Польховский не придет точно. Но ему все равно за провальный сезон отвечать придется, и посмотрим, как у него это получится. А о какой перспективе рассуждает сейчас Прохоров? Он говорит, что все у нас идет по плану, мы экспериментируем и таким образом закаляем ребят. Гербулов просит еще два-три года. Но тогда даже самым нашим молодым будет уже по 26–27 лет. Все это говорится, извините, от балды. А тем временем Мартену Фуркаду и Тарьею Бё — по 23 года, а Эмилю Хегле Свеннсену — 26.

— Но вряд ли было возможно реанимировать скорость биатлонистов и биатлонисток, долго выступавших в одних, скажем так, условиях, а теперь — в резко изменившихся?

— Мы видим, как поднялся китайский спорт. В том числе и за счет народной медицины. Спортсмену в циклических видах нужны прежде всего здоровые печень, сердце, почки. И тогда организм будет прекрасно работать и без стимуляторов. Я годами рассказываю спортсменам и тренерам о наших природных восстановителях и людях, которые владеют методикой их применения. Владею ею и я сам.

— Неужели им это неинтересно?

— Им же все запрещено — вот они и боятся. Вдруг узнают, что связались со мной, тогда и финансирование перекрыть могут.

— Если ничего не изменится и после советов — тренерского и экспертного, ваш прогноз на два следующих года.

— На месте тренеров я бы встал и ушел. А Прохорову бы сказал: до свидания, продолжайте разваливать дальше. Лучше бы он и впрямь в Америке свои эксперименты делал, а не в России. И если выводов не сделает и государство — президент, премьер, новый президент, то все у нас развалится до основания.

Комментарии
Профиль пользователя