Коротко

Новости

Подробно

Все, что выжато непосильным трудом

Российская наука по максимуму переписала "Стратегию-2020", осталось ее кому-то выполнить

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Сегодня ректоры ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов и РАНХиГС Владимир Мау официально представят финальный доклад рабочих групп по коррекции "Стратегии-2020". Результат года работы тысячи ведущих экспертов в области экономполитики и смежных отраслей — 864 страницы текста практических рекомендаций правительству РФ по нерадикальным экономическим реформам без существенных изменений в политической системе. Даже в такой "смягченной" форме доклад выглядит для будущего правительства РФ слишком резким и революционным, а по уровню разработки тем — избыточно сложным для Белого дома. Но, похоже, это и есть тот максимум, который лучшие экономисты России считают возможным "выжать" из текущего политико-экономического курса Владимира Путина.


Крупнейшее в истории России научно-практическое мероприятие в области экономической науки завершено: на сайте рабочих групп по коррекции "Стратегии-2020" опубликован наконец финальный текст доклада экспертов российской власти. Напомним, еще несколько недель назад не было уверенности в том, что доклад, по данным "Ъ", практически в нынешнем виде в январе 2012 года представленный премьер-министру Владимиру Путину и президенту Дмитрию Медведеву, будет обнародован: в Кремле и Белом доме (в последнем взаимодействие групп курировал первый вице-премьер Игорь Шувалов) существовали разные мнения о том, как строить дальнейшую работу с итогами работы 27 экспертных групп. В итоге публикация была отложена до президентских выборов. Судя по всему, по крайней мере, часть проекта в качестве рабочих материалов используется для подготовки экономической программы президента Владимира Путина и премьер-министра Дмитрия Медведева в рамках "большого правительства". 12 марта совещанием с "банковской" группой началась серия рабочих встреч президента (и предположительно будущего премьер-министра) Медведева с экспертными коллективами.

Напомним, последнюю доступную публике промежуточную версию доклада, датированную 1 августа 2011 года, "Ъ" публиковал 19 августа. Финальная версия существенно переработана в сравнении с предыдущими, в том числе и по форме. Напомним, "корректоры" "Стратегии-2020" (сама "стратегия" принята правительством в октябре 2008 года почти без обсуждения — она в силу кризиса стала малоактуальной через пару месяцев после ее финализации в Минэкономики) приступили к работе в январе 2011 года с существенными содержательными ограничениями. Они должны были, согласно объяснениям господ Кузьминова и Мау, обсудить и представить для правительства версии наиболее существенных "развилок" в экономической политике Кремля и Белого дома до 2020 года с оценками того или иного выбора. Кроме того, задачей была формулировка возможных реформ без существенной коррекции самого курса ("революционные" сценарии не просчитывались, заведомо отвергаясь), отказ от обсуждения реформирования "силовой" части госаппарата, в том числе армии, МВД, судебной системы, равно как и структуры правительства и администрации президента.

Наконец, неформальным ограничением экспертов был приоритет сохранения структуры политической власти в РФ. Фактически техзадание сводилось к тому, чтобы сформулировать наилучшие из возможных для экономики РФ варианты экономической политики, в том числе институциональных реформ, именно для действующей властной элиты. С одной стороны, это ограничение было естественным (подавляющее большинство экспертов-"корректоров" ею являются), с другой стороны — задание было несколько двусмысленным. Экономический блок правительства (тогда еще включавший в себя вице-премьера Алексея Кудрина и включающий и сейчас министра экономики Эльвиру Набиуллину) участвовал в работе групп, хотя, по крайней мере, на уровне деклараций имел собственные стратегии экономполитики, которые не совпадали с настроениями "корректоров". Задачей групп Владимира Мау и Ярослава Кузьминова была, с одной стороны, содержательная критика курса Владимира Путина, с другой — усиление этого курса новыми идеями, до которых правительство своим умом дойти не могло.

Если в августовской версии доклада в большинстве случаев еще сохраняются "развилки" между равновозможными вариантами экономполитики, то опубликованный доклад уже, по сути, не содержит вариантов: каждый раздел уже содержит "дорожную карту" предполагаемых изменений, а вот "особых мнений" в нем уже нет. "Меню действий" в сравнении с августом 2011 года уже выбора не предусматривает. Это готовые рекомендации Белому дому и Кремлю, и в этом смысле группам "корректоров" не удалось избежать главного искушения, по сути, определившего проблемы самой "Стратегии-2020" и ее предшественников, разработок Центра стратегических разработок. Это уже в меньшей степени "внешняя" разработка и в большей — программа действий, которую разумно реализовывать не членам правительства, а самим разработчикам. К тому же финальный доклад получился в ряде ключевых мест много более качественным, чем стандартные правительственные разработки в этой сфере.

Сомнительно, чтобы предполагаемый состав нового правительства Дмитрия Медведева, не предусматривающего кадровых революций, мог сделать столь сложный и концептуально ориентированный на весьма высокий уровень госменеджмента документ своей рабочей программой.

В ряде глав, например в макроэкономическом блоке (курировался Владимиром Мау), в сравнении с августовским "драфтом" содержательно поменялось немногое, но формулировки за полгода стали более жесткими: "бюджетный маневр", предполагающий среднесрочное увеличение социальных расходов на 4% при сокращении "силовых" и общеэкономических расходов на 2% ("плюс четыре минус два"), уже предлагается как базовый рецепт. "Корректоры" не удержались от экспансии в "силовую" сферу, в качестве одной из важнейших рекомендаций по улучшению делового климата порекомендовав коренную реформу Уголовного кодекса, создание по "мексиканскому" варианту спецструктуры по инвестклимату (см. стр. 6), радикальную реформу таможенного режима и таможни как таковой. В инновационной сфере группы, вероятно, поддались давлению Минэкономики, настаивая на "прогрессорском" варианте политики Белого дома в области инноваций: одним из ключевых конфликтов 2006-2010 годов команды министра экономики Эльвиры Набиуллиной с Минфином было блокирование последним дорогостоящих вариантов дирижистского управления инновационным развитием.

Уход Алексея Кудрина в документе достаточно отчетливо заметен: акценты на жесткой защите макроэкономической стабильности сменились в рекомендациях экспертов новым принципом — "бюджетными правилами", модифицирующими политику стерилизации госрасходов и несколько смягчающими ограничения на рост госдолга (до 25% ВВП в 2020 году).

Наиболее интересными выглядят наработки экспертов в области пенсионной реформы. Так, несмотря на то, что в конечных рекомендациях сохранилось предложение плавного увеличения пенсионного возраста для мужчин и женщин до 63 лет к 2030 году, "корректоры" предлагают довольно глубокую реформу пенсионных отчислений (возврат единого социального налога, снижение "пенсионной" ставки до 20-22%, особый порядок работы пенсионной системы для заработных плат, составляющих 1,61-2,3 средней по стране, "квазидобровольный" элемент пенсионной системы). Крайне подробно и, по сути, заново проработана стратегия борьбы с бедностью. Напротив, не оправдались надежды на то, что в финальном варианте эксперты выдвинут единую концепцию "дореформирования" электроэнергетики: не исключено, что работам в этом секторе помешало противодействие экспертов Минэнерго и правительства, нервно относящихся к любым попыткам внешнего вмешательства в госрегулирование энергорынка. Возможно, схожими причинами объясняется и сильное смягчение "приватизационной" главы доклада: де-факто она предлагает отложить старт "большой приватизации" на 2015 год. Необъяснимым выглядит ослабление даже в сравнении с августовским вариантом доклада раздела, посвященного реформе здравоохранения, особенно в контрасте с подробнейше проработанными главами, посвященными возможной стратегии в области образования. Но в целом документ рабочих групп в сравнении с версией августа 2012 года стал уже достаточно целостным и непротиворечивым.

И тем более отчетливо выглядит в нем "проблема исполнителя". При качественной проработке экономических реформ 864 страницы доклада заставляют задумываться о политических механизмах реализации этой выдающейся по меркам правительства РФ программы. Но именно эту часть экспертно-плановых работ экспертам команды Владимира Мау и Ярослава Кузьминова заказывать не стали.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя