Коротко


Подробно

 Грязнов


Борис Грязнов знал, что его убьют

       У сотрудников правоохранительных органов, которые расследуют убийство гендиректора "Совинцентра" Бориса Грязнова (об этом преступлении Ъ рассказал 14 ноября), появились первые подозреваемые. Это чеченские и абхазские бандиты, вытесненные службой безопасности бизнес-центра с его территории. Они угрожали Грязнову, предупреждая о скорой расправе. "Меня могут убить",— сказал предприниматель своей жене за несколько дней до гибели. О том, кто мог это сделать, рассказывает спецкорреспондент Ъ ЛЕОНИД Ъ-БЕРРЕС.
       
Под "крышей" Бесика
       "Совинцентр" был сдан в эксплуатацию в 1980 году. "Первые бандиты,— вспоминает бывший начальник СБ 'Совинцентра' Сергей Зельгин,— появились там приблизительно 8 лет назад. Они 'забивали стрелки' возле статуи Меркурия, затем отправлялись в венское кафе, наводя ужас на иностранцев".
       Сейчас уже никто не может объяснить, каким образом грузинским и абхазским "ворам в законе" удалось не только закрепиться в бизнес-центре, но и обложить данью многих его арендаторов. Поговаривают, что они захватывали территорию постепенно. Начинали с маленьких кафе и магазинов, а потом навязывали "охранные" услуги представительствам инофирм и банков. Лидером абхазцев был "вор в законе" Беслан Дожуа (Бесик). Он уже три года живет в Париже, но в "Совинцентре" до сих пор о нем вспоминают с содроганием.
       Но долго так продолжаться не могло. Заполонившие гостиницу бандиты отпугивали клиентов, которые стали предпочитать другие бизнес-центры столицы. "Совинцентр" постепенно превращался в убыточное предприятие.
       Три года назад руководство Торгово-промышленной палаты России, владеющей контрольным пакетом акций "Совинцентра", пошло на решительные меры. "В начале 1995 года на должность директора бизнес-центра был назначен мой друг Борис Грязнов, до этого отвечавший за связь между 'Совинцентром' и палатой. Он первым попробовал очистить гостиницу от криминальных элементов",— рассказывает президент ТПП Станислав Смирнов.
       Грязнов ввел в службу безопасности бывших сотрудников милиции и спецслужб. "Нам приходилось сутки напролет отлавливать в гостинице кавказцев и выгонять их под любым предлогом,— рассказывает Зельгин.— Они, конечно, сопротивлялись и даже порезали одного из моих парней. Но мы все-таки победили и выжили их из 'Совинцентра'".
       Бесик уехал из страны, оставив в Москве несколько своих ставленников: чеченского "вора в законе" Майрбека Дакаева (Майер), "авторитета" Ислама Осмаева и казначея по имени Валико, которые продолжали, правда, не так активно, собирать дань с арендаторов.
       
Земляки решают проблемы
       В начале 1995 года Грязнов сдал несколько крупных объектов "Совинцентра" (спорткомплекс "Атлантис", ночной клуб, казино, рестораны, пивной бар Beer Shtube и территорию вокруг бизнес-центра), которые контролировались Бесиком и его людьми, в аренду президенту концерна "Инфант" Руслану Байсарову.
       "Смирнов и Грязнов, как бывшие комсомольские и партийные функционеры, не умели общаться с людьми типа Бесика или Майера,— рассказывает Байсаров.— Тогда и появилась идея отдать в аренду площади, на которые они претендовали, чеченцу. Грязнов считал, что с бандитами сможет договориться только их земляк. Я сделал все, чтобы выжить их из 'Совинцентра'. Теперь Майер и его команда ненавидят меня. Весной этого года на меня было совершенно покушение: неизвестный бросил гранату в мой дом в Жуковке. Разнесло полдачи. Потом были телефонные угрозы... На меня пытались выйти лидеры и других преступных группировок. Хотя я их не боюсь, но вынужден тратить бешеные деньги на свою охрану. Если я уйду, в 'Совинцентре' начнется настоящая война".
       Байсаров стал не просто официальной "крышей" бизнес-центра, но и довольно успешно развернул свой бизнес. Сейчас он говорит: "Никто лучше меня не организовал бы это дело. Я отремонтировал и реконструировал все свои объекты, вложив более $5 млн. Теперь имею неплохие доходы".
       Байсаров сомневается, что Грязнова застрелили вытесненные из "Совинцентра" бандиты: "Им нужен был я, а не Грязнов".
       Впрочем, противоположного мнения придерживаются сотрудники правоохранительных органов, которые участвуют в расследовании убийства предпринимателя. Они утверждают, что Майер и Ислам — довольно опасные люди, которые не умеют прощать, особенно в тех случаях, когда речь заходит о деньгах. В 1994 году они подозревались в организации расстрела семи дагестанцев в московском ресторане "Дагмос", которые отказались платить чеченцам дань. Затем проходили по делу об убийстве одного из руководителей гостиницы "Славянская" американца Пола Тейтума. Но изобличить "авторитетов" не удалось.
       
"Меня могут убить"
       Как бы то ни было, но до 1997 года Байсарову удавалось бескровно улаживать все конфликты с бандитами. Но полгода назад Станислав Смирнов и Борис Грязнов по примеру других успешно развивающихся бизнес-центров решили передать часть своего предприятия в управление одной крупной иностранной компании, специализирующейся на гостиничных услугах. Новые партнеры потребовали от них полной прозрачности финансовых документов. По словам одного из сотрудников ТПП, в 1996-1997 годах аудиторская фирма Price Waterhouse по просьбе руководства "Совинцентра" разработала план развития предприятия, который включал привлечение иностранных инвесторов, введение схемы обработки всех информационных потоков, включая финансовые, установку спецоборудования для обеспечения клиентам полной безопасности, позволяющего вести наблюдение практически за любым уголком "Совинцентра". Все это, естественно, было невыгодно бандитам.
       Участники оперативно-следственной бригады располагают показаниями свидетелей о том, что именно в то время Грязнову начали угрожать. Он испугался и даже хотел оставить пост гендиректора. За неделю до убийства Грязнов сказал жене, что его могут убить. Кто именно, уточнять не стал.
       12 ноября Грязнова вместе с телохранителем-милиционером и водителем расстреляли во дворе его дома на улице Лизы Чайкиной.
       Помимо проблем с бандитами у Бориса Грязнова возникало немало споров с деловыми партнерами. Например, у него был довольно серьезный конфликт с австрийской строительной фирмой "Цинекс", которая на территории "Совинцентра" возводила вторую очередь гостиницы "Международная". В 1992 году у руководства бизнес-центра возникли серьезные затруднения с финансированием строительства. Тогда профинансировать его решили сами австрийцы. Они взяли на 5 лет кредит в $10 млн и вложили его в бизнес. В начале этого года руководство "Цинекс" сочло, что Грязнов не полностью с ними расплатился и потребовало погасить долг.
       Директор отказался. Австрийцы начали обращаться во всевозможные инстанции с жалобами, в том числе к президенту и премьер-министру России. Затем подали иск в арбитражный суд, но проиграли. Тем не менее "Цинекс" до сих пор считает себя обманутой. Корреспондент Ъ обратился за комментариями в представительство этой фирмы, но там только подтвердили факт арбитражных разбирательств с "Совинцентром".
       Были у Грязнова и другие конфликты. Например, с СП "Инлис", которое владеет автомойкой, расположенной напротив "Совинцентра". Постояльцы жаловались, что мойка загораживает вид на Москву-реку, и из-за этого гостинице "Международная" долгое время не хотели присваивать категорию "пять звезд". Грязнов хотел автомойку закрыть, но не успел. Впрочем, как говорят в прокуратуре, все эти конфликтные ситуации вряд ли могли являться причиной убийства.
       Через день после гибели гендиректора "Совинцентра" Станислав Смирнов провел пресс-конференцию, на которой сказал: "Грязнову как директору крупного предприятия приходилось практически каждый день кому-либо отказывать, и недоброжелателей у него хватало. Но мы сделаем все, чтобы найти заказчиков его убийства". "Это преступление будет раскрыто,— заявил начальник МУРа Виктор Голованов.— Вопрос лишь во времени".
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 27.11.1997, стр. 7
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение