Коротко

Новости

Подробно

Дефицит полезен для бюджета

Минфин объяснил причины дыры в госказне

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Несмотря на максимальные с лета 2008 года цены на российскую нефть, Минфин закрывает бюджет первых двух месяцев 2012 года с дефицитом. Заместитель главы ведомства Татьяна Нестеренко вчера сообщила, что из-за роста расходов госказны дефицит по итогам января--февраля составит 125 млрд руб., или 1,5% ВВП. Наращивание расходов Минфин объясняет не выборами, а "техническими причинами" — переходом на поквартальное выделение субсидий бюджетным учреждениям и повышением дисциплины получателей казенных денег.


По предварительным данным Минфина, обнародованным вчера Татьяной Нестеренко, доходы января--февраля 2012 года составили 1,897 трлн руб. (год назад было собрано на 392 млрд меньше — 1,505 трлн руб.). Расходы бюджета составили 2,021 трлн руб. (год назад было на 569 млрд меньше — 1,452 трлн руб.). В результате по итогам первых двух месяцев 2012 года зафиксирован дефицит в размере 124 млрд руб., или 1,5% ВВП. Год назад по состоянию на 1 марта Минфин фиксировал небольшой, но все же профицит — в размере 0,7% ВВП.

Формально наличие дефицита по окончании двух месяцев года не должно удивлять — ведь бюджет на 2012 год законом утвержден как дефицитный (1,5% ВВП). Однако такое отставание доходов от расходов прогнозировалось при цене нефти Urals в $100 за баррель. Сейчас же она стоит намного дороже. Средняя цена января, по данным самого Минфина, сложилась на уровне $109,8 за баррель, в период с 15 января по 14 февраля Urals стоила в среднем $112,2, сейчас цена держится на уровне более $120 за баррель. Так много за российскую нефть в первый и последний раз платили почти четыре год назад — в докризисном мае 2008 года (в июле достигнув $140 за баррель, цена тогда устремилась вниз — к $40).

Заместитель министра финансов России - начальник Главного управления федерального казначейства министерства финансов Татьяна Нестеренко

Заместитель министра финансов России - начальник Главного управления федерального казначейства министерства финансов Татьяна Нестеренко

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Такое несоответствие — дефицит на фоне усиливающегося потока нефтедолларов (90% допдоходов нефтяных компаний в виде налогов и пошлин изымается в госказну) — заставляет Минфин оправдываться, не дожидаясь конца отчетного периода. Взрывной рост расходов в первые два месяца (в сравнении с январем--февралем 2011 года они выросли на 39% при росте доходов на 26%) в министерстве объясняют причинами технического характера. Ранее глава ведомства Антон Силуанов уже заявлял, что к выборам ситуация с дефицитом отношения не имеет: "У нас не образовалось дополнительных расходов в предвыборный период. Просто более сбалансированно стало осуществляться финансирование".

Вчера Татьяна Нестеренко разъяснила слова своего шефа. По ее словам, технических причин две. Первая — более активное освоение ассигнований получателями. Особенно слаженно лимиты сейчас выбирает Министерство обороны — заключая контракты и получая под них бюджетные средства. Как сообщил вчера на заседании коллегии Федерального казначейства его руководитель Роман Артюхин, за январь--февраль Минздрав исполнил годовые ассигнования уже на 27%, Минобороны — на 18%, Минобразования — на 15%. Вторая причина скачка расходов — реформа бюджетного сектора. Получив статус бюджетных учреждений, организации перешли на получение субсидий на выполнение госзадания — а эти деньги выдаются сразу на квартал. Таким образом, поясняет Татьяна Нестеренко, большинство бюджетных учреждений имеют сейчас на своих счетах квартальную сумму субсидий. Минфин обещает, что при сохранении объемов нефтегазовых доходов на нынешнем уровне в марте дефицита может уже и не быть.

"Расходы на оборону и социальную политику действительно возросли, но сомневаюсь, что это произошло из-за внезапного улучшения дисциплины получателей",— говорит Елена Лебединская из экономической экспертной группы. Что касается субсидий учреждениям, то, по ее словам, на уровне федерального бюджета эти суммы не настолько велики, чтобы сказываться на общих показателях его исполнения. По словам Елены Лебединской, традиционно многие бюджетные статьи начинают финансироваться во второй половине года: "Похоже, сейчас с учетом выборов, а может, и вне связи с ними финансирование было начато раньше. К примеру, заранее перечислены трансферты регионам — чтобы им было спокойнее".

Вадим Вислогузов



Комментарии
Профиль пользователя