Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

 Интервью с Иваном Демидовым


Хочу, чтобы люди смотрели только телевизор, телевизор, телевизор...

       С осенними изменениями на центральных каналах зритель, похоже, смирился. Стих ажиотаж вокруг новых сеток вещания, оформления, кадровых перестановок. И тут выяснилось, что "ТВ-6 Москва" будто выпал из общей обоймы. На шестом все спокойно. До сих пор не случилось ничего непредвиденного. Правда, для корреспондента "Коммерсанта" АНТОНА Ъ-ЧАРКИНА полной неожиданностью стало то, что директор канала "ТВ-6 Москва" ИВАН ДЕМИДОВ отвечал на его вопросы, сняв темные очки. Видимо, тем самым предваряя стриптиз души.
       
— "ТВ-6 Москва" не испытывает необходимости в переменах?
       — Мы поняли, что нет надобности суетиться и делать канал для всех. Пришли к новому телесезону с четким пониманием своего зрителя — зрителя нового поколения, ровесника наших ведущих. Его средний возраст 27-30 лет. Под новым поколением мы подразумеваем и новое мышление. Наша аудитория — те люди, которые будут активно жить в этой стране в следующем веке. Пониманием этого и обусловлены все наши эфирные ходы. Например, хотим увеличить количество программ, выходящих в прямом эфире, рассчитываем добиться тем самым большей актуальности. Идеальным было бы все перевести в режим live air. Для нас это первая глобальная задача на 1998 год. Вторая — попробовать сделать так, чтобы зритель распространял свою любовь на всю команду "ТВ-6 Москва". Чтобы, включая телевизор на нашей "кнопке", воспринимал эфир — один день из жизни канала — как очередную серию некоего молодежного актуального нон-стоп-сериала, в котором герои и исполнители слились воедино. Станислав Кучер играет Станислава Кучера, Юлия Меньшова — Юлию Меньшову. Таковы наши задачи на сезон. Как их будем решать — наше ноу-хау.
       — Вы неожиданно стали ярым противником радикальных изменений.
       — Зритель привыкает к каналу, и не стоит его тормошить радикальными переменами. Но на самом-то деле они давно начались, просто не бросаются в глаза. С каналом происходят радующие меня вещи. Мы ставим себе какую-то задачу и реализуем ее за сезон. Не ранее. Мне нравится, когда о наших изменениях начинают говорить вдруг, как о только что свершившемся. Неслучайно заговорили о том, что зритель ТВ-6 понятен всем. К этому мы шли три года. Вот и добились, чего хотели. Если зритель сегодня поверил нам и полюбил нас, можно гарантировать популярность канала на 20 лет вперед.
       — Довольно непривычная для молодого канала разумность, тогда как куда более зрелые коллеги-конкуренты жадно захватывают "валового" зрителя.
       — Все по-разному ставят задачи. Четкая постановка единой задачи возможна только при единой воле команды. Мне кажется, что на других каналах идут сборные концерты из желаний, стремлений многих людей. Новому поколению, пришедшему к руководству на телевидении,— Константину Эрнсту (ОРТ.— "Коммерсантъ"), Леониду Парфенову (НТВ.— "Коммерсантъ"), Станиславу Архипову ("ТВ-Центр".— "Коммерсантъ"), Александру Акопову (РТР.— "Коммерсантъ") — приходится сводить самые разные интересы, что-то разгребать, тратить годы, чтобы разобраться в происходящем. Мне было легче. Я пришел работать на незагаженную территорию. На ТВ-6 ничего не нужно сводить.
       — Но все-таки нужно завоевать как можно большую аудиторию?
       — Мы остались универсальным каналом. Охватили в обществе все зрительские интересы: театр, музыку, политику, спорт, женские проблемы, криминал. Как только на канале все эти темы стали излагаться людьми нового поколения, стали определяться наши аудитория и задача. Я никогда не ставил целью делать молодежный канал. А теперь доволен, что ТВ-6 стал таковым. Вначале молодое поколение вышло в эфир. Сейчас мы получили ответ зрителя. Хотим, чтобы канал стал рупором молодежной идеологии. Когда наши старшие братья делят власть или искренне строят новую Россию, они забывают о том, что поколению, которое смотрит ТВ-6, перейдет управление страной.
       — Такая позиция исключает ваш канал из общей обоймы, из конкурентной борьбы?
       — Она ее облегчает. Мы не тратим силы на решение многих задач, которыми обременены другие каналы. Бессмысленно на каждое "Поле чудес" отвечать своим "Полем чудес". Все телевизионные жанры известны, их круг ограничен. Прежде чем появилась "Я сама", из ярких ток-шоу на нашем ТВ была только "Тема". Мы с ней не спорили, а выпустили свою программу, сузив тему до женских проблем. Я никогда не буду делать программы для всех. Выпущу передачи для блондинов, лилипутов, бабушек, военных. Соберу всю аудиторию, раздробив ее. Когда четко знаешь, какого зрителя и у кого ты хочешь забрать, можно смело бить в цель.
       — У кого же вы сейчас хотите отобрать зрителя?
       — Ни у кого. Мы подобрали того, кто не был обласкан другими каналами, и должны не отпустить его.
       — Что вы для этого собираетесь делать?
       — Мы должны говорить о том, что будет интересно тем, кто сейчас с нами. Не стоит озираться и делать что-то в пику конкурентам. Жизнь так коротка, что заниматься контрпрограммированием некогда, да и немыслимо, когда у нас шесть основных каналов. Какой из них перекрывать-то? Весь прайм-тайм порублен на мелкие кусочки. Можно, конечно, что-то просчитать, но мне это кажется смешным. Может, я не слишком обременен уважением к социальным наукам, поэтому аналитики в пиджаках, употребляющие научные термины, и кажутся мне слабо представляющими себе настоящего зрителя. Мы составляем эфирный день ТВ-6 так, как представляем сами. Помните, как на президенстких выборах: "Выбирай сердцем". Вот мы и выбираем сердцем. Хиты ведь не пишутся по каким-то расчетам. "Битлз", "Отель 'Калифорния'", "Ламбада" возникли случайно.
       — Но прайм-тайм-то вы корректируете?
       — Осенью переходят на зимнее время. Поэтому линейка прайм-тайма вынужденно смещается. Мы же хотим, чтобы нас видели на всей территории вещания. Хотя есть, конечно, и ходы продуманные. Не случайно мы поставили наши новые новости производства ТСН ("Новости дня".— "Коммерсантъ") в 21.00. Исходили из того, что для зрителя это основное время информационных программ.
       — Это же и есть то самое контрпрограммирование, которое вы отрицаете.
       — Если уж говорить о контрпрограммировании, то мы выбираем "Время" на ОРТ. Считаем, что наши новые новости отнимут зрителя у первого канала. Вообще не взвешивать ситуацию нельзя, но это не становится самым главным. Иначе сойдешь с ума, двигая программы туда-сюда по прайм-тайму.
       — Ни один вещатель не признается в своей ангажированности. Почему в связи с ТВ-6 о ней практически не говорят даже за вашей спиной?
       — Нужно понимать, что все мы так или иначе ангажированы. Все мы немножко нездоровы. ТВ-6 не скрывает, что хотело бы избежать направленной ангажированности. Мы рады тому, что в драках власти нас не используют. Для этого есть другие рычаги. Хотя не стоит обманываться: в каких-то пиковых ситуациях нужно быть готовым к тому, что от нас могут потребовать поддержки или поношения. Для ТВ-6 это станет тяжелым испытанием. Но надеюсь, что мы его выдержим с честью. Быть может, это произойдет в 2000 году во время новых президентских выборов.
       — Не потому ли сейчас ТВ-6 удается избежать прямого влияния, что канал просто никто не принимает всерьез?
       — Наверное. Но мы-то этому рады. Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь. Мы выживаем сами, закладываем то, что будет необходимо всему обществу не сейчас, а через несколько лет. Если нас не воспринимают очень серьезно и при этом мы можем говорить то, что думаем, слава Богу. Может, нас берегут для будущего, когда все выскажутся и потребуются свежие силы.
       — По этой же причине не говорят и о хозяевах ТВ-6?
       — Неужели вы не знаете, что у нас в акционерах Борис Березовский? Знаете, и зритель знает. Но наш канал не ассоциируют с ним, потому что он умно ведет себя. По той же причине в связи с ТВ-6 не всплывает имя Юрия Лужкова. Пока наша ответственность перед хозяевами выражается в поддержании баланса между интересами Эдуарда Сагалаева (президента МНВК — компании, которой принадлежит канал "ТВ-6 Москва".— "Коммерсантъ"), ЛогоВАЗа, ЛУКОЙЛа и правительства Москвы.
       — А разве стремление ТВ-6 в регионы не служит политическим требованиям хозяев?
       — Какие телеканал, газета, артист не хотят завладеть максимальной аудиторией? Идет ли за этим желанием тяжелой поступью политический расчет, не знаю. Моя задача — сделать интересный продукт, а задача МНВК — увеличить количество тех, кто его будет смотреть.
       — ТВ-6 как-то иначе, нежели другие российские телекомпании, работает со всеми желанными регионами?
       — Мы взяли из Москвы все лучшее, что интересно людям,— не пижонство, не хамство, а то, за что любят наш город в регионах,— за столичность в хорошем смысле слова. Мы все на канале — лимитчики, ставшие москвичами. Эдуард Сагалаев из Узбекистана, Александр Пономарев (директор МНВК.— "Коммерсантъ") из-под Саратова, я из Самары. Мне кажется, нам верят. Наш подход выражается в практических шагах: Эдуард Сагалаев создал Национальную ассоциацию телевещателей, мы ездим на праздники региональных компаний. Нельзя просто скупать ретрансляторы по стране. Умные люди, которые хотят провести экспансию, должны уважать своих партнеров. Чтобы им доверять, нужно либо наладить с ними человеческие отношения, либо, если ты их купил, нужно прислать в регионы множество надзирателей. И все равно проиграешь.
       — Первую крупную региональную акцию вы провели в Сургуте, устроив там свой фестиваль. Что реально он принес?
       — Я доволен этой поездкой. Губернатор Ханты-Мансийского округа Александр Филиппенко и Эдуард Сагалаев подписали договор о пятилетней совместной работе. Нам очень помогли в проведении фестиваля генеральные директора "Газпрома", Сургутского газоперерабатывающего завода, "Сургутнефтегаза". А мы подтвердили свое желание поддерживать имидж региона по всей России.
       В Сургуте средний возраст жителей — 31 год. Мы понимаем, что еще лет пять, как минимум, мы там будем иметь зрителя, который нас любит. Не меньшая важность поездки заключается и в том, что наша команда выехала вместе и подтвердила свою сплоченность. Ни в ком не заговорила паскудная звездность.
       — Телевидение проникает в каждый дом, становится все более назойливым и беспардонным. А вы хотите пойти еще дальше — перевести все программы ТВ-6 в режим прямого эфира. Не слишком ли?
       — Это наша задача. Я часто шучу: "Мне не нужно, чтобы люди читали книги, слушали музыку. Хочу, чтобы они смотрели только телевизор, телевизор, телевизор". Я сам телевизионный маньяк. Не вижу серьезной опасности в том, что мы станем еще ближе для зрителя. Задача ТВ-6 — стать членом семьи, с которым можно и не встречаться несколько дней, а можно и чокаться, отмечать праздники. Конечно, это накладывает большую ответственность. Но если семья не без урода, это может стать трагедией семьи. Впрочем, телевизор можно и выключить, что чуть-чуть облегчает нашу ответственность.
       — Но вы же работаете для того, чтобы он был включен.
       — Я и говорю, что нужно стать любимым членом семьи. За что любят вообще? Кто-то просто так, кто-то за то, что его развлекают, заставляют плакать или ему льстят. Думаю, можно успокоиться лишь тогда, когда нас станут просто любить. А для этого нужно работать. Если за прошедшие три года мы проникли в мозг зрителя и чуть-чуть в его сердце, то теперь пора завоевать все сердце, достать до селезенок, до кончиков пальцев. Будем продолжать заниматься любовью со зрителем. Это единственное, что сейчас можно делать.
       — Как выясняется, можно еще и активно внедряться в жизнь заэкранную. У ТВ-6 есть свои оркестр "Русская филармония" и театральная премия "Чайка". Что вам еще нужно, чтобы, как у одного известного предпринимателя, ваша марка стояла на всем, к чему причастно ТВ-6?
       — Все, чего касается "ТВ-6 Москва", наша команда — это уже проба, марка. Ее не обязательно писать. Наша заэкранная жизнь оправдана. Мы становимся не просто ретранслятором развлечений, а общественным центром. По нам люди начинают сверять свою жизнь. Может, создадим еще свой продюсерский центр. Безусловно, нам нужен собственный кинофестиваль. Нужны чемпионаты по каким-то новым видам спорта. Вся эта деятельность должна вестись без взрослых амбиций — на улыбке, на приколе, но нести внятную социальную нагрузку. Хочу, чтобы наши деяния увенчались съездом молодежи. Не спрашивайте меня о его политических задачах. Я говорю не о создании нового комсомола, а о попытке объединить мысли, силы, энергию нового поколения. За всем этим должно стоять нечто вроде ельцинского "мы россияне и мы вместе".
       

Комментарии
Профиль пользователя