Коротко

Новости

Подробно

Большая актерская жизнь

Умер Эрланд Юзефсон

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Некролог

В субботу в стокгольмской больнице на 89-м году жизни умер Эрланд Юзефсон, сыгравший около ста ролей в кино. В историю он вошел, прежде всего, благодаря четырнадцати фильмам Ингмара Бергмана.


В молодости Юзефсон играл в "Вишневом саду" Петю Трофимова, в зрелости — Гаева (в постановке Питера Брука), в старости — Фирса. Это и называется: большая актерская жизнь. А еще он писал новеллы, стихи, пьесы и романы на еврейскую тему: Юзефсон происходил из иудейской общины Стокгольма, преклонялся перед Соломоном Михоэлсом и в "Фанни и Александре" Бергмана (1982) сыграл мага Исаака Якоби. Сам ставил фильмы, руководил в 1966-1975 годах Королевским драматическим театром, сменив на этом посту Бергмана, и провинциальными театрами.

Начиная с 1970-х его охотно "одалживали" иностранные режиссеры: он играл Ницше в "По ту сторону добра и зла" (1977) Лилианы Кавани, в "Я боюсь" (1977) Дамиано Дамиани, "Хануссене" (1988) Иштвана Сабо, "Невыносимой легкости бытия" (1988) Фила Кауфмана, "Взгляде Улисса" (1995) Тео Ангелопулоса. Юзефсон смеялся: "Иностранцы зовут меня, как правило, на роли психов и маньяков, и это здорово — играть психов, когда сам ты совсем не псих".

Итальянцы, венгры и греки считали Юзефсона своего рода талисманом. Особенно это касается Андрея Тарковского: в "Ностальгии" (1983) Юзефсон сыграл блаженного Доменико, заточившего семью в четырех домашних стенах, а в "Жертвоприношении" (1986) — Александра, приносящего в жертву все, что ему дорого, ради спасения человечества. Тарковский умолял его на съемках: "Чуть меньше гениальности".

Ведь член художественной "семьи" Бергмана — это подразумевает почти мистическую ауру. Актер Бергмана больше, чем актер, это медиум, сопричастный сотворению одной из величайших авторских вселенных ХХ века. При этом, что уникально, когда речь идет о художниках, причисленных чуть ли ни к пророкам, ни сам Бергман, ни его актеры отнюдь не культивировали свой пророческий имидж. Оставались простыми парнями-волшебниками, как бродячие актеры из бергмановского "Лица" (1958), заворожившие консула Эгермана, сыгранного Юзефсоном.

В "семье", включавшей в себя Лив Ульман, Макса фон Зюдова, Биби Андерсон, оператора Свена Нюквиста, Юзефсон был старейшиной. Впервые он сыграл у Бергмана анонимного клерка в "Дожде над нашей любовью" (1946), в последний раз — в "Сарабанде" (2003). Но его бергмановское амплуа оформилось к началу 1970-х. Герои Юзефсона в "Шепотах и криках" (1972), "Сценах из супружеской жизни" (1973), "Лицом к лицу" (1976), "После репетиции" (1984) — интеллектуалы: врачи, режиссеры, писатели. Скептики, скрывающие за внешней холодностью глубокую фрустрацию. Остро чувствующие неблагополучие жизни и мира, существующего между двумя Апокалипсисами — мировой войной и крахом культуры. Пытающиеся силой разума справиться с катастрофами собственной жизни: безумием близких или гибелью любви.

Бог знает почему, но Юзефсона как-то раз пригласили на роль шерифа в "Челюстях 2" (1978) Жанно Шварца. Он, естественно, со смехом отказался: "Я предпочитаю интеллектуальные битвы с Лив Ульман битвам с акулами". Анекдот символичен. В Юзефсоне была такая природная и интеллектуальная сила, что даже Голливуд видел в нем последнего и самого надежного защитника миропорядка перед лицом хаоса.

Михаил Трофименков


Комментарии
Профиль пользователя