Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14
 Интервью

Михаил Мамиашвили: печатанием денежных знаков федерация борьбы не занимается

       После трагической гибели в автокатастрофе Ивана Ярыгина его преемник МИХАИЛ МАМИАШВИЛИ отказывался от каких-либо комментариев и интервью. И лишь для "Коммерсанта" и. о. президента Федерации борьбы России сделал исключение, согласившись ответить на несколько вопросов корреспондента ОЛЬГИ Ъ-ЕРМОЛИНОЙ.
       
       — Михаил, когда вам позвонили в Италию, где вы отдыхали с семьей, и сообщили о гибели Ярыгина, вашими первыми словами были: "Все закончилось. На этом можно ставить точку"...
       — Это трагическое известие повергло меня в состояние шока, ведь для нас потеря Ивана Ярыгина — это не просто утрата, а нечто большее. Иван обладал мощным объединяющим зарядом. Он всегда и со всеми умел найти компромисс, мог понять и простить любого и даже в самой сложной ситуации находил возможность не доводить разногласия до точки кипения. Благодаря Ярыгину федерация имела лицо добродушного, открытого, всегда готового прийти на помощь богатыря. И когда мне сообщили, что его не стало, мне показалось, что время остановилось. Я почувствовал полнейшую безысходность, и потому такими были мои слова.
       — Вскоре после гибели Ярыгина вас выбрали исполняющим обязанности президента федерации.
       — Честно говоря, я далеко не восторженно воспринял это назначение, потому что по натуре я реалист и отдаю себе отчет в том, что меня ждет и с какими проблемами придется столкнуться. Долю оптимизма внушает то, что рядом есть люди, преданные делу и готовые помочь. И наша главная задача сегодня — не разойтись, не разбежаться, не оттолкнуть их от себя. А так называемая оппозиция была и будет на всех уровнях. Вообще быть оппозиционером — выгодное состояние: ничего не делаешь, ни за что не отвечаешь, с кем-то все время борешься, а сам держишься на плаву. Были оппозиционеры и у Ярыгина. И когда их спрашивали, по какому, собственно говоря, поводу у них разногласия, они не могли объяснить, потому что им важен процесс, а не результат.
       — В качестве преемника Ярыгина вы присутствовали на конгрессе Международной федерации борьбы (FILA) в Лозанне. Как вас там приняли?
       — Со многими представителями FILA я знаком почти пятнадцать лет и в общем-то не посторонний человек для международной федерации. Если откровенно, я не обращал внимания на нюансы и не следил за тем, кто и как на меня посмотрел, потому что президент FILA Милан Эрцеган предложил такой темп и программу работы, что мы с трудом уложились в три отведенных дня. Правда, все это время присутствовало ощущение невосполнимой утраты, и когда разговор коснулся темы преемственности, то больше всего представители международной федерации беспокоились о том, чтобы коллектив, созданный Ярыгиным, не распался на междоусобные объединения.
       — Одна из тем, которую вы обсуждали в Лозанне,— какой быть борьбе в ХХ столетии. Планируются ли какие-то нововведения или все останется по-прежнему?
       — Мы отправились в Лозанну с целым пакетом предложений, и почти все они были приняты членами FILA. Правда, многое из того, что предлагалось, мы уже проходили. К примеру, высказывалось мнение изменить время поединка до шести минут. Будет изменена оценочная система, и за красивые, рискованные броски борцы станут получать больше баллов. Может быть, отменят обязательный партер. Но, повторяю, пока это лишь предварительные наметки, которые будут введены в лучшем случае после Олимпийских игр в Сиднее. Хотя общая стратегия FILA — формирование личности, воспитание молодежи и сохранение здоровья — ни у кого не вызывает сомнений.
       — В одной из газетных публикаций высказывалась мысль, что после смерти Ярыгина "федерации спортивной борьбы грозит реальная опасность попасть под влияние мафии".
       — И вы хотите меня спросить, что я собираюсь по этому поводу предпринять? Я не хочу и не буду никому и ничего доказывать и ни перед кем оправдываться. Не буду подавать в суд на журналистов, написавших пусть даже лживые и гадкие материалы. Хочу одного — чтобы о нас судили по делам и поступкам и не сваливали с больной головы на здоровую. Жизнь большая, она все расставит по своим местам и всех рассудит. А для тех, кто опасается, повторю, что борьба по сравнению с футболом, хоккеем и теннисом — некоммерческий вид спорта. И если кто-то думает, что федерация борьбы — организация, где зарабатывают деньги, он глубоко ошибается. Федерация живет только за счет средств, поступающих от Олимпийского комитета и Государственного комитета по физической культуре и туризму, а также от спонсоров. Переработкой нефтепродуктов, торговлей ресурсами и печатанием денежных знаков федерация борьбы не занимается, поэтому интереса для теневых и криминальных структур не представляет. Федерация борьбы занята развитием любимого вида спорта, детского спорта. А приклеивать ярлык преступника к спортсмену, который попал на скамью подсудимых, и проводить линию, что во всем виновата федерация, недопустимо. Никто же не говорит, что если врач или учитель попадет под суд, то Минздрав и Министерство образования — мафиозные организации. Федерация борьбы объединяет в своих рядах сотни тысяч спортсменов, а ответом на все вопросы, наверное, являются наши медали, завоеванные на крупных соревнованиях, и количество детей, занимающихся в секциях борьбы.
       
Комментарии
Профиль пользователя