Коротко

Новости

Подробно

«Выборов не будет»

от

Вице-спикер парламента Южной Осетии ЮРИЙ ДЗИЦЦОЙТЫ объяснил спецкору “Ъ” ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ, почему ему отказали в регистрации кандидатом в президенты.


Вам отказали в регистрации кандидатом в президенты из-за неправильно оформленных подписных листов. Вы согласны с решением ЦИКа?

— Дело, на мой взгляд, не в подписных листах. Просто кто-то хочет, чтобы на финишную прямую вышли всего несколько человек. И оказалось, что я в этот список не вхожу. Вот и весь вопрос. А что касается подписных листов, там можно было придумать что-нибудь другое. Поумнее. Потому что это только в российском законодательстве есть строгие предписания насчет того, чтобы дата внесения подписи была проставлена той же рукой, что и сама подпись. У нас таких правил не было, и толкование на этот счет было дано только в пятницу 17 февраля. А в субботу 18-го уже вынесли решение об отказе мне в регистрации.

То есть вы считаете, что юридически это не повод для отказа в регистрации?

— Во всяком случае до повторных выборов в ноябре прошлого года абсолютно все, с кем я общался, присылали свои подписные листы именно в таком виде. И моя инициативная группа собирала их точно так же, как их собирали до этого. Но ЦИК решил на ходу поменять правила игры, и в результате предупредили одного из претендентов, который до меня представил свои подписные листы, о том, что правила поменялись, и надо подписи оформить иначе. И еще несколько кандидатов предупредили. Но не меня. В итоге они внесли изменения в подписные листы и были зарегистрированы. А мне отказали.

Кого именно предупредили?

— Например, Леонида Тибилова предупредили. Он представил документы в таком же виде, как они были представлены и моей инициативной группой. Его документы не стали регистрировать, а посоветовали переделать. А мои с ходу зарегистрировали, а потом отказали.

Как вам кажется, почему вы не входите в список одобренных властью кандидатов? Из-за того, что в конце прошлого года вы поддержали Аллу Джиоеву?

— Скорее всего, да. Но точных сведений по этому поводу у меня нет.

Значит, сейчас представители власти боятся, что кто-либо из сторонников Джиоевой может победить на выборах?

— Что значит сторонников Джиоевой? Я никогда не был сторонником Джиоевой.

Я имею в виду сочувствующих.

— Я не был даже сочувствующим. Я нормально себя чувствовал в своей должности, но меня возмутило то безобразие, которое устроила местная власть. Я не был сторонником Джиоевой, но закон есть закон, надо было признать ее президентом, потому что ее выбрал народ Южной Осетии. Но даже тех людей, кто не был сторонником Джиоевой, но выразил готовность поддержать закон, а не Аллу Джиоеву — даже этих людей власть боится. Даже их они пытаются выдавить с политического поля.

Почему? Пугает инакомыслие?

— Не инакомыслие, а приверженность закону во всем. Вот если вы постоянно говорите о законе, это их немножко напрягает. Нельзя жить по закону и делать то, что они делают с Южной Осетией. Поэтому выборов не будет. Это будет выбор между теми кандидатурами, которые были одобрены, насколько мне известно, экс-президентом Эдуардом Кокойты.

А московский фактор уже не так важен?

— Я думаю, что московский фактор имеет решающую роль. Но все вопросы согласовывают с Эдуардом Кокойты.

Значит, несмотря на свою отставку, он по-прежнему влияет на все политические процессы в республике?

— Безусловно. И ЦИК, я уверен, подчиняется ему, и парламент, и прокуратура, и все остальное. В этом смысле мало что изменилось. Впрочем, надо точно знать, кто именно сейчас проводит выборы и руководит всем выборным процессом. Я думаю, это делают не наш ЦИК и даже не Кокойты. Там есть люди повыше.

На кого сделала ставку Москва в этих выборах? На Дмитрия Медоева или Леонида Тибилова?

— Я не присутствовал при распределении симпатий. Но Москва неоднородна. Я думаю, что есть в Москве люди, которые делают ставку на Тибилова, а есть люди, которые делают ставку на Медоева, и есть люди, которые делают ставку на Давида Санакоева.

Звучат предположения, что если выборы снова по какой-то причине не состоятся, Эдуард Кокойты может вернуться.

— Судя по тому, что у нас происходит, я ничему не удивлюсь. Я не удивлюсь, если господин Кокойты на белом коне въедет через Рокский тоннель и объявит себя королем Южной Осетии.

Что вы теперь будете делать?

— Мы пока еще не получили на руки протоколы Центральной избирательной комиссии, мы не знаем, что там конкретно написано. Когда мой юрист ознакомится с текстом, мы соберем своих сторонников и обсудим этот вопрос. Если нужно будет или можно будет бороться, мы поборемся, но дело в том, что нам предстоит судебное разбирательство, а решение суда мне заранее уже известно. Вы же прекрасно знаете, какую роль сыграл наш Верховный суд в выборах ноября 2011 года и что именно по вине этого суда мы дошли до политического кризиса.

Комментарии
Профиль пользователя