Коротко


Подробно

Неотвратимость приватизации возводят в принцип

Минэкономики требует зафиксировать сроки продажи госэнергокомпаний

На совещании в Новосибирске министр экономики Эльвира Набиуллина неожиданно заявила о том, что Минэкономики направило в правительство доклад с жесткой позицией по вопросу о "большой приватизации". Из ее слов следует: Минэкономики встало в прямую оппозицию вице-премьеру Игорю Сечину и Минэнерго в этом вопросе и, в частности, в ключевом вопросе о приватизации электроэнергетики. Она, по мнению экономического министерства, должна быть неотвратимой, сроки ее должны быть зафиксированы и выдерживаться при любых обстоятельствах, кроме откровенных обвалов фондового рынка.


Вчера глава Минэкономики Эльвира Набиуллина в очередной раз потребовала начать процедуры подготовки крупных госпакетов к приватизации. Это произошло в Новосибирске в кулуарах совещания о повышении эффективности госуправления с помощью информационных технологий — в этом визите Эльвира Набиуллина сопровождала премьер-министра Владимира Путина (о визите см. также стр. 2). Там министр экономики объявила, что ее министерство направило в правительство доклад, в котором представило сверхжесткую позицию по "большой приватизации". Исходя из слов госпожи Набиуллиной, она заключается в том, что продажа госкомпаний должна быть плановой, а не ситуационной, неизбежной, а не условной, и наконец, единственное, что должно откладывать (но не отменять) приватизационное решение,— уверенность в том, что именно в запланированный момент рынок находится в "нижней точке".

"Мы не предлагаем продавать на нижней точке рынка. Мы предлагаем подготовить компании к приватизации. Нужна соответствующая оценка, нужны корпоративные процедуры, нужен выбор способа приватизации. Эту подготовительную работу нужно проводить. По каждой компании должно быть отдельное решение, которое зафиксирует дату продажи, начало продажи",— пояснила свою позицию министр экономики.

Там же Эльвира Набиуллина впервые открыто признала: в правительстве по-прежнему нет единства по поводу приватизации крупнейших госкомпаний и прежде всего — энергетических компаний. До этого о противоречиях по приватизации энергокомпаний было известно только из служебной переписки членов правительства, которая стала известна журналистам (см. "Ъ" 11 января 2012 года). Напомним, что в конце декабря прошлого года вице-премьер Игорь Сечин направил премьер-министру Владимиру Путину письмо, в котором изложил свои взгляды на приватизацию "Роснефти", "Транснефти", "Зарубежнефти", ФСК и "РусГидро". Фактически вице-премьер предложил притормозить продажу госпакетов этих компаний, ссылаясь на целый ряд обстоятельств: низкую рыночную оценку и неопределенность с финансированием инвестпрограмм после приватизации. Де-факто это была инициатива по исключению энергокомпаний из плановой "большой" приватизации на неопределенный срок.

Напомним, что инициатива выхода государства из крупных компаний лоббировалась бывшим руководителем Минфина Алексеем Кудриным в качестве одной из мер наполнения доходами крайне жесткого бюджета на 2012 год. Эта идея была поддержана президентом Дмитрием Медведевым и первым вице-премьером Игорем Шуваловым в качестве основной меры повышения эффективности госсектора. По прогнозному плану приватизации на 2011-2013 годы, от реализации госпакетов акций крупных компаний правительство рассчитывало извлечь прибыль не менее 1 трлн руб. В 2012 году планировалось продать около 15% акций "Роснефти", 10% ВТБ, 4,11% ФСК, а также доли в "Совкомфлоте" и "РусГидро". К 2017 году правительство собирается полностью выйти из капитала нескольких компаний, в том числе "Роснефти", "Интер РАО", ВТБ, "Совкомфлота" Шереметьево, Россельхозбанка и Объединенной зерновой компании. В них государство хочет оставить себе только "золотую акцию".

Ожидаемые правительством бюджетные доходы от приватизации госактивов в 2012 году должны составить 300 млрд руб.— это была нижняя точка оценки, в реальности еще в 2010 году сторонники "большой приватизации" в Белом доме оценивали медианные годовые поступления от расгосударствления экономики в 1 трлн руб. в год.

В Новосибирске Эльвира Набиуллина подтвердила, что в январе в свою очередь направляла свои соображения в Белый дом. Сообщила она и о позиции Минэнерго, которое в переписке с Белым домом настаивает на том, что энергетические компании можно было бы продать дороже, если бы была "определенность по долгосрочной налоговой политике, тарифной политике". Фактически же министр призналась, что позиция Игоря Сечина и Минэнерго уже остановила подготовительные мероприятия в компаниях. Эльвира Набиуллина, не нарушая служебной субординации, подчеркнула, что "окончательное решение по приватизации" должно оставаться за всем правительством. Но при этом министр указала: "Обсуждая прогнозный план приватизации, мы говорим о том, что эти компании нужно готовить к продаже. Мы должны быть готовы к тому, чтобы эти компании, если рынок будет не в нижней точке, продавать". Также она предложила Минэнерго не увязывать дискуссию о налоговой политике для энергетических компаний с предпродажной подготовкой. "При подготовке к продаже мы, безусловно, должны принять решения, которые эту долгосрочность обеспечивают. Но для этого нет необходимости переносить начало подготовки к продаже",— сказала министр. При этом она не исключила, что процедура все равно займет "длительное время", но явно дала понять, что это время должно быть определенным заранее.

Поскольку вопрос о "большой" приватизации по цене вопроса один из трех крупнейших вопросов экономического курса правительства Владимира Путина (два других — пенсионная реформа и гособоронзаказ), открытую декларацию Эльвиры Набиуллиной, атакующей призывы вице-премьера Игоря Сечина гибко подходить к вопросу о будущем энергосектора, имеет смысл рассматривать в предвыборном, точнее, в послевыборном контексте. До сих пор вопрос о том, кто из действующей команды Владимира Путина сохранит свое влияние и посты в будущем правительстве (предположительно правительстве Дмитрия Медведева), остается полем догадок. Последние соображения о том, будет ли Игорь Сечин после 4 марта куратором топливно-энергетического сектора, источники в правительстве излагали, напомним, в январе 2011 года. Согласно этой версии, по крайней мере часть вопросов, связанных с ТЭКом, будут официально переданы в администрацию президента — в Кремль, по этой версии, переместится вслед за Владимиром Путиным и Игорь Сечин. Существовала и версия о том, что господин Сечин останется вице-премьером в будущем правительстве.

Происходившее в январе-феврале 2011 года, отметим, пока не подтверждает версии о том, что господин Сечин сохраняет свое влияние,— против этого, например, говорили потери чиновниками, имеющими репутацию "людей Сечина", в советах директоров госкомпаний (см. "Ъ" от 16 февраля). Открытая же декларация Эльвирой Набиуллиной за две недели до президентских выборов необходимости "твердой" приватизационной программы может означать, что выбор между условно "государственно-дирижистской" командой в Белом доме и "командой прогрессистских реформ" Владимиром Путиным до сих пор не сделан. К первой команде можно относить не только Игоря Сечина, но и, например, нового вице-премьера Дмитрия Рогозина, и первого вице-премьера Виктора Зубкова. Во второй условной команде — первый вице-премьер Игорь Шувалов, госпожа Набиуллина, нынешнее руководство ЦБ, явно претендующий на кресло в Белом доме помощник президента Аркадий Дворкович. Вопрос о приватизации электроэнергетики при этом неслучайно является камнем преткновения. Фактическая приостановка начатой еще Анатолием Чубайсом реформы электроэнергетики и перевод в режим "ручного управления" инвестпрограмм в главном для промышленности инфраструктурном секторе — одно из самых значимых событий 2007-2012 годов в экономике для крупного бизнеса, от того, что будет происходить в секторе дальше, зависят потоки капитальных инвестиций в РФ на пять-десять лет вперед. Во многом это — вопрос о реальной экономической власти в стране в 2012-2018 годах.

Петр Нетреба, Дмитрий Бутрин


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение