Коротко

Новости

Подробно

Живой уголок для синефилов

"Табу", "Открытки из зоопарка" и "Равнина Белого оленя" на кинофестивале в Берлине

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Фестиваль кино

Завтра будут вручены награды 62-го Берлинского кинофестиваля. О его предварительных итогах — АНДРЕЙ ПЛАХОВ.


Вторая половина фестиваля прошла энергичнее, чем первая, и принесла несколько интересных фильмов. А главное, было сломано впечатление, что Берлинале выступает в типичном для себя качестве "фестиваля правильного кино". Это впечатление накапливалось от просмотра к просмотру, подкрепляясь и тематически, и стилистически. Действие четырех фильмов было связано с 2001 годом: атака на башни-близнецы, захват иностранных заложников на Филиппинах, полицейский произвол во время саммита G8 и маршей антиглобалистов в Генуе. Давалось понять, что кинематограф озабочен проблемами драматично начавшегося века и хочет стать летописцем современной истории. Хуже то, что во многих картинах публицистика, политически корректная схема теснили искусство, формируя стереотип так называемого берлинского фильма, который трудно в такой концентрации представить в каннском или венецианском конкурсе. Когда смотришь один-другой такой фильм, вроде он в отдельности и неплохим кажется, но после нескольких подряд возникает ощущение конвейера.

В то же время практически каждый год в Берлине бывает фильм, который резко выламывается из этого стереотипа. Такими "неправильными" фильмами в разное время были "Солнце" Александра Сокурова, "Туринская лошадь" Белы Тарра. В этом году место фильма-диссидента занял "Табу" португальского режиссера Мигеля Гомеша. Это упоительное синефильское зрелище, разбитое на две части, обе — черно-белые. В первой мы знакомимся с вздорной старухой, проигрывающей остатки своих капиталов в казино и вскоре отправляющейся в мир иной. Вторая часть воскрешает историю безумной любви, которую покойная пережила в молодости.

Во второй части "Табу" нет диалогов, весь сюжет рассказан закадровым текстом героя давних событий, разыгравшихся в Африке, в португальской колонии, у подножья горы Табу. Есть там и тема назревающей освободительной революции, что побудило журналистов на пресс-конференции попытаться вписать картину в политизированный берлинский контекст. Однако Гомеш предпочитает рассматривать ностальгическую тему колониального прошлого совсем иначе, сквозь призму мифов — как фольклорных африканских, так и кинематографических. Одним из главных персонажей этого сюжета оказывается меланхоличный крокодил, то и дело убегающий из бассейна и помогающий влюбленным сердцам проложить свой маршрут навстречу друг другу. В фильме много иронических заимствований из мыльных опер и португальского музыкального фольклора и в то же время отсылок к шедеврам киноискусства — "Табу" Мурнау или "Жюлю и Джиму" Трюффо. Картина Гомеша — одна из довольно редких в программе Берлинале, где можно увидеть чистое кино и получить от него бескорыстное удовольствие.

Вторым фильмом такого рода стали "Открытки из зоопарка" индонезийца Эдвина: в этом живописном спектакле инфантильные человеческие отношения вписаны в мир живой природы с гиппопотамами и жирафами. Китайская "Равнина Белого оленя" Ван Цюаньаня внешне выглядит как исторический эпос о волне революций и войн, сотрясавших страну в первой половине XX века. Но прежде всего это большое постановочное кино — с сильными массовыми сценами, уникальными лицами и атмосферой, фирменным китайским операторским стилем, в гамме которого преобладают красный, синий и желтый цвета. В 1988 году именно в Берлине произошло открытие нового, доселе почти неизвестного в Европе китайского кинематографа — тогда здесь победил фильм Чжан Имоу "Красный гаолян". Двадцать четыре года спустя живой классик Имоу представляет вне конкурса госзаказную историческую эпопею "Цветы войны" о терроре в Нанкине: тема японских зверств, начатая еще в "Красном гаоляне", теперь образует основу индустриального блокбастера. А в конкурсе участвует Ван Цюаньань, уже побеждавший на Берлинале с этнографической социальной драмой "Замужество Туи". В его новой работе классический стиль китайского кино дополняется новыми элементами — сценами секса и насилия, обсценной лексикой и феминистскими акцентами.

Жюри 62-го Берлинале собрано из сильных и разных индивидуальностей, среди который Барбара Зукова, Франсуа Озон, Асгар Фархади, Антон Корбейн и Шарлотта Гензбур, а возглавляет эту команду тонкий знаток социальной психологии Майк Ли. Трудно предсказать, кого они поощрят своими наградами, но по крайней мере им, кажется, теперь им будет из чего выбирать.

Комментарии
Профиль пользователя